Окунись в мир фантазий Элдарии!

Познакомься с его обитателями и фамильярами. В этом мире фантазий тебя ждут приключения и любовь, а история и отношения будут зависеть от сделанного выбора.

Страницы : 1 ... 15 16 17 18 19 20

#401 10-06-2019 в 00ч17

Гвардия Обсидиана
Onika
Гвардейский Пехотинец
Onika
...
Сообщения: 1 846

Хаффлпаф.6 курс
Нейтан Тайлер Грейвз
Большой Зал-гостиная Хаффлпаффа
Один-Ив Эйвери
Упоминаются:Джилрой Джон Лесли

Через некоторое время Нейт оказался в большом зале.Есть ему не очень хотелось,но один оставаться он не хотел. Бывали у него такие моменты когда будучи и наедине с собой парень занимался самобичеванием.Всё таки собития, происходящие в его жизни не проходили для него бесследно. Он редко думал об этому потому что не хотел загонять себя в угол очередными оправданиями и отрицанием правдивых фактов.Было больно вспоминать время, проведённое в приюте.Конечно многие дети оттуда не принимали его, о чём напоминали многочисленные шрамы. Но были и друзья.Он давно их не видел.Мысль о том что будь он обычным маглом, он остался бы там на всегда. Мысль о том что Скарлет не обратила бы своё внимание на худощавого неприятного мальчишку и не забрала бы к себе пугала его.Не смотря что это в прошлом всё так живо стоит у него перед глазами. А всё почему? Из-за того несчастного случая. Был ли это несчастный случай? Он уже и сам не знает. Скарлет уверяла его что он ни в чём не виноват.Но потом он раз за разом вспоминал последний раз когда видел мать, когда его забирали в приют. Тогда то она дала волю своим эмоциям и закатила истерику.Проклиная его последними словами. А потом бросилась извиняться.Это окончательно выбило маленького Грейвза из калеи.Парень сам не знает рад он тому что маг или нет.Ведь если бы не магия ничего этого не было бы.Сейчас он жил бы со своими родителями как обычный человек, магл.Нейт не сразу понял что он волшебник,способности начали активно проявляться в самый неподходящий момент.Поэтому-то в приюте все считали его как минимум странным, боялись его.Но иногда магия использовалась против его обидчиков.Но Грейвз никому об этом никогда не расскажет. Ему есть что скрывать и он бережно хранит свои секреты.Он просто ребёнок с недостатком внимания.Со стороны этот "ребёнок" выглядел крайне странно,уставившись в одну точку он что-то бормотал себе под нос, так тихо что было не разобрать.Вдруг в нос ударил аромат корицы.Нейт обернулся, оказывается к нему  подсела Ив.
-А? Да конечно-он нервно отводит глаза от девушки-прости что не заметил тебя.Ив разделила булочку с корицей пополам.Видимо знает что они ему нравятся.Это напомнило ему детство, когда они сидели в с позволентя сказать столовой и маленький мальчик делил лакомство на две части, для себя и для одной очаровательной рыжей девочки. Не без удовольствия Нейт берёт кусок булки из её рук и откусывкет кусочек.
- Ты запачкался, краской, за ухом, вот здесь,- Ив достронулась до его шеи рукой.Для него было это привычно и приятно.Ему нравились её мягкие и тёплые руки.Весьма изящные пальцы, которые, как он представлял вполне уверено могли держать кисточку для рисования.
-Серьёзно? Какой же я растяпа- ему вспомнилось как маленький Нейтан пытался имитировать татуировки, рисуя на себе обычной краской, что поделать ему отчаянно хотелось выглядеть крутым. Они ещё немного поболтали с Ив.Но ему не давало покоя сцена, что она устроила за обедом.Почему-то она убежала от Ленса, хотя раньше они поддерживали вполне тёплые отношения,и на заклинаниях она не села к гриффиндорцам вероятно из-за того же Джилроя,на этом уроке ксати она выглядела не очень хорошо. Он конечно мог бы это выяснить, но у него не осталось сил на это. Зайдя в свою спальню он тут же отрубился.

Последнее изменение внесено Onika (12-06-2019 в 15ч43)


https://i.yapx.ru/EYv3C.gif

Офлайн

#402 10-06-2019 в 00ч53

Гвардия Тени
Dqo
Гвардеец на обучении
Dqo
...
Сообщения: 197

НОВЫЙ ДЕНЬ!

14 октября, 1911 год. Четверг.


Утро: дождливое и неприятное. За окнами прослеживается не только дождь, но и гроза. 
День: погода немного утихомирилась - дождь прекратился, но солнышко из-за туч не показалось. Всё остаётся свежим и прохладным.
Ночь: холодный ветер так же нагоняет прохлады в большойи замок. Ученикам стоит запастись чем-то горячим, а возможно и пледами на эту ночь!

Последнее изменение внесено Dqo (10-06-2019 в 00ч53)


i'm a survivor, i'm gonna make it, i will survive, keep on survivin'.

https://b.radikal.ru/b03/1905/c0/64e4d6e0ee14.gif https://b.radikal.ru/b26/1905/b0/ec477a8f061d.gif https://a.radikal.ru/a27/1905/82/8d20e942e8e9.gif

Офлайн

#403 10-06-2019 в 21ч54

Гвардия Тени
Dqo
Гвардеец на обучении
Dqo
...
Сообщения: 197

Совместный пост с Chinomico.

Гриффиндор, 5 курс.
Вивьен Мия Дуонс.
Хаффлпаф, 5 курс.
Леонардо Люциас Розенкрейц.
Гриффиндор, 5 курс.
Гертруда Аннализа де Леруа.

Прошлое. Коридоры. -> Лазарет. -> кабинеты с уроками, гостиная гриффиндора.
Настоящее. Гостиная гриффиндора.

Бриана Треверс, НПС Леонардо Розенкрейц, Гертруда, Аннализа де Леруа, Ричард Руэйдри О’Райли, Раймонд Бродерик Морриган, -> одна.


Я восхищена тобой. — Вивьен, перебирающая пальцы и смотрящая куда-то вниз, приподнимает бровь, непонимающе хлопая глазами: разве же тут есть, чему восхищаться? В одном эти девочки, всё-таки, были правы — начинать драку, а уж тем более драться для чистокровной волшебницы это, определённо, не выход из ситуации. Ну, а как поступить, если по-другому просто не можешь защититься? Мия в такие моменты и двух слов связать не может; она всегда старается быть смелой, старается встречаться со своими страхами в лицо, но лишь в тот самый "нужный" момент, голова её просто отказывается работать, как и язык — говорить что-либо в свою защиту. Она застывает на месте, словно впервые услышав что-то плохое о себе, в голове зарождается идея ударить, а в сердце — злость, обида. Обида на Дженни, на саму себя: определённо, эти девушки не узнали бы таких подробностей через газету, а Дуонс, наверняка, просто не хватает смелости, чтобы ответить им словами.

Зеленоглазая переводит взгляд на потолок, а затем лишь покачивает головой, — Да, Бри... — Дуонс сглатывает, на секунду прикрывая глаза. Определённо, она бы предпочла ничего не видеть, жить в неведеньи и желала того же для Треверс, но если она её так просит. Можно ли отказать ей в этом? Гриффиндорка сжимает пальцы в своей руке, а после слабо выдыхает: — Мне жаль... Я буду надеяться, что с твоей мамой всё в порядке. "Я не смогу помочь" добавляет про себя она, а после резко разворачивается и быстрым шагом удаляется прочь из коридоров.

Ты никогда не можешь, Мия.


И снова девушка оказалась в туалете. Холодном и даже немного противном; тут царила странная атмосфера дискомфорта, но почему-то Дуонс всё время сюда возвращалась, чтобы поплакать или ещё чего. В этом туалете, на третьем этаже, не часто кто-либо бывал и не каждая девушка могла заметить Мию плачущей, или в состоянии, в котором она не хочет, чтобы её вообще кто-либо видел. Кладя учебники на раковину, гриффиндорка располагает там и руки. Взгляд её напраляется к зеркалу.

Мне надо узнать, что случиться. Иначе я просто худший человек в мире. — тяжелое дыхание срывается с губ девушки, она жмуриться, пытаясь сконцентрироваться на Тревер, сглатывая, правой рукой нащупывая один из кранов и включая воду. Сейчас она действительно пыталась быть полезной, предвидеть что-то, что поможет Бриене, а может и её маме — тоже. Может быть, увидеть, что она будет жива и счастлива с её подругой? Мия вполне могла себе это представить, но только её дар "пропадал" в самый неподходящий момент. Как она себя не заставляла, она ничего не видела. А может быть... Может, её мать уже умерла и гриффиндорка ничего не может сделать? Из плотно закрытых глаз девушки начинают течь слёзы, она распахивает глаза, пытаясь перестать плакать, начинает умываться и, кажется, всхлипывания её слышны уже на первом этаже. Дрожащие руки пытаются вытереть слёзы руками и привести себя в порядок. Из уст гриффиндорки слышны лишь томные всхлипывания. Она снова плачет. Снова показывает себя слабой.

Это твоя вина. Твоя. Ты бесполезная. Ты не смогла остановить.



Кто тут? — приоткрывая дверь в прохладное помещение — женский туалет, Гертруда невольно осматривается по сторонам, пытаясь понять, откуда исходят всхлипывающие звуки. Она сразу поняла, что должно быть, какую-нибудь бедняжку обидели и она прячется здесь и плачет. Угадала она только с последним, Дуонс не пряталась. Мия стояла впереди перед раковиной, к ней наклонившись и черпая руками воду, пыталась остановить свои слёзы, при этом то кашливая, то всхлипывая и шмыгая носом. Кажется, она даже не услышала подоспевшую к ней на помощь старосту, Герда невольно вздыхает и подходит к ней. Де Леруа знала Виьвен достаточно давно, была в курсе всех событий, что крутятся вокруг неё: газеты, слухи, множественные давления со стороны как среди девушек, так и среди парней. Все почему-то, словно нашли "проблему", складывали всё на плечи гриффиндорки, будто бы, считая нормальным обвинять во всём одного человека, кто не был
даже виновен.

Герда испытывала приятные чувства к Вивьен, пыталась во что бы то ни стало защитить её от издевательств со стороны и просто быть рядом, даже если та не считает её подругой. Серо-зелёные глаза устремляются в ещё одно зеркало, где уже виднеется отражение самой Аннализы, а так же, едва ли разглядимого, заплаканного и красного от слёз лица Дуонс. Гертруда машинально кладёт учебники на раковину, а затем поворачивается к Виьвен и аккуратно, чтобы не спугнуть, обнимает её. Этот запах мыла из ванной старост Вивьен ни с чем не спутает.


***



Девушки простояли там минут пятнадцать, а то и вовсе — двадцать. Просто безмолвно обнимаясь и Виьвен это успокоило. Конечно же, мыслями она всё ещё была погружена в то, как помочь Бриане. Между тем Герда выглядела бледной, по крайней мере на фоне тёмной мантии, в которую была "укутана". Та была ей большая и от части она смотрелась так, как будто нацепила поверх себя огромный мешок. Лишь руки с книгами из него торчали. Ну и, конечно же, следом за старостой волочился большой, летающий свиток, который давно был развёрнут и касался пола. Туда девушка записывала всех, кого заметит за нарушением, а летающие перо с чернилом были расположены с другой стороны, едва ли над головой Гертруды. Потому Вивьен всегда приходилось подстраиваться не только под походку подруги — быстрым, уверенным шагом она направлялась вперёд, но и наблюдать за тем, чтобы не задеть летающие чернила и свиток.

— Так ты опять не была на обеде и всё время провела в коридорах? — переспрашивает Вивьен уже спокойным голосом и Герда, невольно кивает, отвечая ей. Сама же староста была погружена в какие-то свои мысли, то и дело поглядывая на учебники. Обед ещё не закончился, поэтому у двоих девиц было время поболтать и прогуляться, до тех пор, пока не наступит время занятий.

Герда подняла серо-зелёные глаза на подругу, уже хотев было что-то сказать, но вдруг услышала странные звуки доносившиеся из коридора за углом. Сейчас все, предположительно, были на обеде и это было странным, даже несвойственным явлением. Как староста, де Леруа направилась посмотреть, что там происходит. Каштановые волосы, в это раз распущенные, Аннализа убирает за спину и чуть наклоняется, прислоняясь к стене, дабы разглядеть, что там вообще происходит. Девушка видит двоих парней, которые, кажется были с шестых курсов. Оба громко смеялись, переглядываясь друг с другом то и дело. На одном из них красовалась форма райвенкло, а другой был облачён в гриффиндорскую. Было слишком далеко, чтобы девушка смогла разглядеть лица, однако в лежащем на полу хаффлпафце она отчётливо увидела Леонардо — своего друга. Удар ногой гриффиндорцем в живот лежащего поразил её, более того: сердце бешено стукнуло. а сама Гертруда, застывшая в ужасе дрогнула.

— Герда, что там? — Мия слегка навалилась на девушку, чтобы посмотреть за угол, а затем тут же, словно молнией её ударило, отпрыгнула в сторону. Она уже понимала, что её подруга собирается сделать, — Герда, не нужно. Пускай сами разбираются. — оборвала спокойно Дуонс, потянув гриффиндорку за мантию, на себя. Ей хотелось любым способом заставить её уйти, чтобы не вмешиваться в драку.

Гертруде не потребовалось и секунды, чтобы подумать. Она видела, как избивают её друга и этого было вполне достаточно, чтобы вступиться. Дружба ведь, именно такая — если Леруа уйдёт, какая же она тогда ему подруга? Губы девушки сжимаются, а брови на мгновение хмуряться и она, резко обернувшись к Мие, пихает ей свою стопку книг.

Держи. — вручив Виьвен книги, староста решительно направляется к месту событий. Самое наверное, сумасшедшее было в этом всём, что она совсем, совсем не боялась оказаться на месте своего друга сейчас, а то и лечь с ним рядом — навыками борьбы она точно не обладала.

Герда! Герда, вернись! — шёпотом зовёт её Дуонс, а после лишь тяжело вздыхает и закатывает глаза. Боже, неужели она действительно влезет в драку!?

А что если мы разобьём это детское лицо, а? — произносит когтевранец, усмехаясь и будто бы, действительно
готовясь ударить хаффлпафца ногой, прямо по лицу. Гертруда резко появляется, когда тот пытается замахнуться и, хватая его за локоть, тянет на себя. Парень едва ли устоял на месте, сначала ошарашенно бросив взгляд в сторону Леруа, а затем, поняв, что перед ним не стоит взрослый учитель, ухмыльнулся пятикурснице, — Ты прибежала помочь, да? Это твоя подружка, Леонардо?

...Этот день у Лео начался просто отвратительно. Как и предыдущий. Как и вообще все дни в Хогвартсе. Не то чтобы Розенкрейц не любил учебу – просто учеба не любила его. Одноклассники, кстати, тоже, хотя зачастую они всего-то старались не обращать никакого внимания на этого чудаковатого, вечно бледного и максимально раздражённого мальчишку. К несчастью, преподаватели придерживались совсем другой политики, ибо и не находилось иной раз занятия, на котором Лео не оказывался бы вовлечён в дискуссию или просто не был бы вынужден отвечать на однотипные вопросы по теме. Именно поэтому в последнее время его бесило всё, начиная с дурацких улыбок и беспечных разговоров соседей по комнате, и заканчивая домашним заданием по астрономии, которое он сделал только наполовину.

К тому же, сегодня утром он в очередной раз не досчитался некоторой вещи в своём гардеробе. Грейдену не хватает собственных панталонов что-ли?

Леонардо вздыхает и обнимает руками колени, взглядом провожая полуденное солнце, что отбрасывает на подоконник цветные блики витражей. Красные и синие, они пляшут на светлой коже юноши, а после перемещаются на чистый лист, что держит он в руках. Пергамент этот с одной стороны весь исписан неровными буквами (надо признать, почерк Лео никогда не отличался особой аккуратностью), складывающимися в подобие стихотворения, в то время как другую сторону Розенкрейц предпочёл оставить всё-таки для домашней работы, ради которой сейчас он и пропускал обед.

Устраивается удобнее, стараясь не задеть открытую чернильницу, что стоит неподалёку, а после берёт в руки перо.
Голова отчаянно отказывается подчиняться: вместо положенных мыслей об астрономии в неё лезут почему-то размышления о правилах стихосложения, о пудинге с патокой, на который неделю назад у Лео возникла жуткая аллергия, и о вечерней прогулке у озера.

Леонардо, задумавшись, убирает прядь волос за ухо и свешивает ноги вниз.

- Ле~е~ео! - эхом по коридору проносился наигранно-радостный возглас, и вот уже перед Розенкрейцем возникают два высоких парня с едкими ухмылочками на лицах. Как всегда вовремя. - Давно мы с тобой не виделись! - и лучше бы не виделись ещё столько же. Леонардо хмурится, уже готовый сорваться с места, но его взгляд перехватывают, преграждая дорогу вытянутой рукой.

- Опять вы? - выдохнул Лео, раздраженно прикрывая глаза.
Ричард и Раймонд, эти счастливые обладатели мозга размером с грецкий орех - давние его приятели, если так вообще можно выразиться. С прошлой зимы они дружно решили избрать Розенкрейца своей перманентной жертвой для подколов, очевидно из-за того, что он был младше и уступал им по всем параметрам. Кроме умственного развития, судя по всему (хотя отметки по заклинаниям говорили, увы, обратное) — Вам слабо просто не лезть ко мне? - видимо, слабо, потому то шестикурсники, даже не удостоив Лео каким-нибудь ответом, просто переглянулись, гадко улыбнувшись друг другу.

- Что это ты пишешь? - воспользовавшись замешательством юноши, Ричард схватил его за предплечье, свободной рукой выхватывая пергамент, пустой с одной стороны, и содержащий то, что читать не следовало бы никому, с другой. Лео дёрнулся вперёд, пытаясь вернуть лист обратно, но гриффиндорец поднял его высоко над своей головой, не позволяя Розенкрейцу дотянуться до него.
- Рэй, помоги мне. - Ричард отходит в сторону, взглядом пробегаясь по рукописным строчкам, в то время как друг его загораживает Леонардо дорогу.

- Вам заняться больше нечем? Отдай! - злобно шипит Лео, локтем пихая когтевранца и пытаясь прорваться вперёд, чтобы не дать Ричарду ничего зачитать вслух. Но парень оказывается проворнее - подставив подножку, заставляет пятикурсника завалиться на пол с глухим стуком, больно ударившись подбородком и прикусив язык.

- Гертруде? Как мило! - гриффиндорец ядовито усмехается, прочитав первую строку, а после, поймав озлобленный взгляд младшекурсника, продолжает. - Мне не интересны твои любовные поэмы. А вот Раймонд, кажется, не возражает услышать отрывок.

- Приставать к пятикурсникам - ваше любимое занятие что-ли? - Лео поднимается, уязвлённо таращась на обоих своих обидчиков, после чего демонстративно отряхивается. Уйти? А если они разболтают всей школе о прочитанном? Точно разболтают, два дегенерата. - В таком случае вы уже обошли даже профессора Квиррела.

- Лучше заткнись. - справедливо замечает Ричард, прислонившись спиной к стене. Кусок дерьма!

- Лучше вы оставьте меня в покое и свалите! - Леонардо подаётся вперёд, резко выхватывая пергамент у гриффиндорца, после чего спешно отступает назад, мысленно торжествуя.
Не успев вовремя среагировать, Рик позволяет листу выскользнуть из его ладоней, но лицо его тут же принимает разгневанное выражение. Не давая Лео отойти далеко, он хватает его за рукав, вновь заставляя потерять равновесие.

- Ты слишком высокого о себе мнения. - Ричард презрительно щурится, после чего отступает назад, позволяя своему приятелю нависнуть над обездвиженном Розенкрейцем, пытающимся приподняться на локтях. Лео холодеет: обычно эти ребята все таки предпочитали «не пачкать о него свои руки».
Раймонд подступает ближе, оборачиваясь на гриффиндорца, после чего, получив в ответ короткий кивок, замахивается. Замахивается для того, чтобы в следующую секунду отшатнуться назад, еле удержавшись на ногах.

Лео поднимает глаза, встречаясь взглядом с Гердой, повисшей на руке у когтевранца, и сердце его пропускает удар. Хочет подняться, но Рик осаждает его пинком под рёбра, в то время как Раймонд хватает Гертруду за запястье.

Она опять его спасает. И ведь не умеет драться сама.

- Это твоя подружка, Леонардо? - гриффиндорец расплывается в едкой улыбке, всматриваясь в лицо Леруа, - Маленькая Герда прибежала на помощь бедному Лео, что без девчонки и ничего сделать не способен?

- У меня хотя бы есть «подружка», - пародирует жеманную манеру речи Рика Розенкрейц, поднимаясь, а после кивком указывает на когтевранца, - А у тебя, выходит, только этот.

Ричард багровеет, но, кажется, всеми силами старается себя сдержать: видно, как крепко стискивает он зубы и сжимает кулаки - аж до побеления костяшек.
Не выдерживает.
Один шаг - и он уже подле Лео, угрожающе смотрит с высоты своего роста в глаза ему, а после хватает за плечи и, словно мусор с дороги убирая, толкает в сторону, заставляя спиной впечататься в стену.

- Её туда же. - ударом в лодыжку Герду сбивают с ног и оказывается она рядом, на холодном и отчего-то привычном каменном полу.

- Привет. - виновато шепчет Леонардо. Он не видел Леруа со вчерашнего вечера.

Герда никогда заранее не думала о последствиях. Как староста, она должна была развернуться и побежать за преподавателем, под звуки того, как избивают Леонардо. И от этого, наверняка, было бы куда больше пользы от неё самой — больше, чем она могла бы дать, вот так бездумно вцепившись в руку Раймонда. Местного идиота и задиры.

Этих двух гриффиндорка отлично знала и они не отличались умом. Разве что, все их подвиги заключались в избиении слабых и издевательствах над ними. Гертруда всегда отличалась везением при встрече с этими двумя; она часто крутилась возле преподавателей, когда парни пытались её выхватить за «стукачество» и расправиться со старостой, которвя не может держать язык за зубами.

Раймонд схватил девушку за запястье руки, крепко сжав её и де Леруа услышала удар — он пришёлся не на девушку, а на лежащего Лео. Она резко вздрагивает, хмурясь и пытается вырвать руку из хватки злодея.

— Стойте! Не трожьте его! — девушка пытается свободной рукой нащупать палочку в кармане, но всё тщетно: злодей, её державший, грубо суёт свободную руку в карман мантии девицы и розовое дерево тут же ударяется об пол, катясь к стене. Герда бросает взгляд на Леонардо, а после резко толкает Раймонда на себя, тем самым заставив его врасплох и высвободив руку.

— Маленькая Герда староста и если вы, два идиота, будете обижать кого-либо, то вам не поздоровится. Я запишу вас, снова и расскажу деканам о вашем поведении. — проговорив это довольно громко и чётко, Аннализа повернулась к Леонардо, хотев протянуть тому руку и поднять с пола. Видимо, девушка посчитала, что война была окончена, но Ричарда и Раймонда такой расклад дел только разозлил ещё больше.

— Почему ты не можешь не лезть не в своё дело!? — обозлённо выпаливает Раймонд и хватает девушку за капюшон мантии, оттягивая от Розенкрейца с такой силой, что Гертруда от неожиданности прикусывает губу, прикусив её до крови и тот прислонил пятикурсницу ближе к своему лицу, заставив смотреть в глаза, — Я плевать хотел на твои правила и на то, что ты староста. Напишешь что-нибудь про нас снова и мы тебя изничтожим! — это только раздраконило девушку ещё больше. Она смотрит на него, её зелёные, полные ненависти глаза устремляются на Раймонда, после чего девушка хватает его за руки и сжимает их. Её выражение лица приобретает взгляд, полный безразличия, а брови в один момент хмурятся и она плюёт парню в лицо — он морщится, но гриффиндорку из цепких рук не выпускает, на что она принимает, наверное, самое небезопасное решение — она пинает парня ногой, заставляя его отпустить себя и тот отпускает.

Леонард тем временем с грохотом падает на пол и Леруа, глазами полного ужаса, смотрит на парня, но не успевает она что-либо сделать, как кто-то — кто именно, та не видела, ударяет её ногой в лодыжку и девушка падает на холодный пол, жмурясь.

Она и звука не произнесла, однако сильную и резкую боль в ноге ощутила сполна. Опираясь руками о холодный пол, девушка пытается подняться на ноги, но резкая боль в ноге не позволяет ей даже пошевелиться.

«Вот чёрт!» про себя ругается девушка, пытаясь придумать что-то на ходу, но лишь вздыхает, переводя взгляд на своего друга, — Привет..

Вивьен не наблюдала всей картины, что развернулась за углом, Гертруда не отличалась терпением (и умом), влезая в драки множество раз и отчего-то девушка была уверена, что и в этот раз она вполне справиться. Внимание её завлекли чьи-то кальсоны, красовавшиеся из окна, развивающиеся на ветру северной башни. Забавным было это и одновременно вызывало вопрос — кто повесил такую интимную часть одежды именно туда и для чего? В голову пришли различные розыгрыши, что обычно друзья проводят друг над другом — так ли это выглядело тут? Вполне. Многие поступают в разы хуже и отрицать этого нельзя. Единственное, что у Вивьен пронеслось в мыслях — «Какие идиоты». и на этом она была вполне окончена.

Как только девушка услышала грохот, что доносился как раз из-за угла, Мия отошла от окна и выглянула из-за укрытия — Герда не справлялась. По крайней мере судя по тому, что лежала на полу рядом вместе с Леонардо.

Закатив глаза, девушка вздыхает и достаёт из кармана палочку, — Чёрт бы вас побрал. — тихо произносит гриффиндорка и наводит палочку на чернила, что остались витать в воздухе. Заклинанием она выливает чернила прямо на голову Раймонда, после чего тот, склонившийся над обоими жертвами, встаёт и вскрикивает, пытаясь протереть глаза. Резкая волна страха его не окатила, но эффект был хорошим.
Дуонс выходит из-за угла и направляется прямиком к компании из четырёх человек.

— Эй идиоты. — Мия резким движением руки направляет на них палочку и останавливается в десяти шагах.

— Великий Мерлин! Что ты сделала, тупица! — Раймонд вытирает чернила с лица, а Ричард багровеет, завидев Дуонс перед собой — та самая ведьма, из-за которой он свалился с лестницы и сломал ногу однажды. Он стискивает зубы, хватая своего дружка за плечо и трясущейся рукой сжимает мантию Раймонда.

— Это та самая. Та девчонка! — продрав наконец глаза и став видеть лучше, Раймонд признаёт в Дуонс ту самую, из школьной газеты — про эту блондинку постоянно пишут, что доводит она всех до больничного крыла и его лучший друг Раймонд тому подтверждение.

Оба бросаются на утёк по коридорам и быстро скрываются за поворотом длинноного коридора. Вивьен опускает палочку, а следом поднимает палочку Гертруды с пола.

— Вы как? Живы? — в следующую минуту она встаёт перед ребятами, протягивая палочку Леруа и та пытался встать, но опухшая, красная нога не даёт ей этого сделать.

— Моя нога! Господи, я кажется не могу встать! — тяжело выдыхая, заявляет гриффиндорка и Вивьен пытается осмотреть ногу, при этом держа Герду за руку.

— Ты уверена? Тогда тебе нужно в лазарет.

Стойте там, где стоите! - Леонардо непроизвольно хватается за рукав мантии Герды, пытаясь найти опору. У него, кажется, начала кружится голова из-за перенапряжения, а в горле совсем пересохло. На самом деле ему стало по-настоящему страшно: пустынные коридоры, Гертруда, которая толком не умеет драться, он сам, который вообще ничего толком не умеет, и два задиры-шестикурсника, абсолютно точно решившие перед занятиями выпустить пар. И, естественно, никаких обстоятельств, хоть как-нибудь способных изменить положение Леруа и Розенкрейца в лучшую сторону. О Мерлин, их точно побьют.- Тронете хоть пальцем старосту - ночевать будете у завхоза. - выдерживает паузу и чувствует, как капелька солёного пота соскальзывает с линии роста волос. Все внутри сжимается.
Какая жалость, вы ведь уже тронули! - с ненавистью выплёвывает последнее предложение, крепче цепляясь за предплечье подруги и отводя взгляд. Голос юноши дрожит, и кажется, что Лео вот-вот сорвется на крик от бессильного гнева и обиды. На самом деле хочется кричать больше от испуга.

«Может, на колени встать, попросить, чтобы не трогали?
Нет же, два дурака будут потом весь год это ему припоминать, к тому же, наверняка всем расскажут - Рик и собственные секреты хранить не умеет.

Дерьмо-дерьмо-дерьмо!»


Я в последний раз повторяю, просто исчезните! - угрожать, естественно, как же ещё спасти ситуацию? Браво. На этот раз Леонардо даже корпусом подался вперёд, намереваясь подняться на ноги, а после помочь и Герде, но быстрый хорошо ощутимый толчок заставил его вновь осесть на пол, на этот раз больно ударившись бедром.
Холодный рельеф каменной стены хорошо чувствовался через тонкую ткань формы.

А то что? Что ты нам сделаешь? - Рик опустился на корточки прямо напротив Лео, схватив того за левое запястье и полностью игнорируя Гертруду, что шипела какие-то ругательства. - Ты позовёшь ещё девчонок? Или - о Мерлин - наваляешь нам самостоятельно? Давно пора. - Ричард сжал запястье сильнее, озлобленно осклабившись. Пронзительный взгляд его заставляя внутри всё похолодеть. Этот шестикурсник точно знал, как заставить окружающих (а в особенности слабых младшекурсников) себя бояться. Только это «бояться» в основном практически не отличалось от «избегать, потому что ты какой-то странный, Рик, отойди от меня».

К тому же, от О’Райли по-обыкновению остро несло гарью, смешанной с ароматом какого-то дешевого парфюма.
Наверняка поджег свои брюки на заклинаниях, как и в прошлый раз, вот и злится. Идиот.

А знаешь что, Лео, я передумал. Знаешь, что изначально мы хотели с тобой сделать? Ничего. - Рик расползается в пугающей улыбке. - А знаешь, какую идею подал мне ты, своими жалкими угрозами... - гриффиндорца прерывает вой Раймонда, дрожащего всем телом и отчаянно пытающегося ладонями стереть с лица и волос тёмную густую жидкость. Ричард в испуге отстраняется, оборачиваясь, в то время как Лео, пользуясь моментом, вырывает свою руку из цепких его пальцев, отталкивая Рика от себя.

Эй, идиоты! - светловолосая девчонка со смутно знакомыми чертами возникла прямо посреди коридора, с довольно уверенным видом направляя палочку на обоих недалекого ума шестикурсникоы. Лео потребовалось несколько секунд на то, чтобы понять, откуда он эту девушку знает. Ещё бы не знать - её лицо он видел с утра на первой полосе школьной газеты. Неужели это – та самая ведьма Дуонс?
Леонардо почувствовал, как ледяной комок страха становится поперёк горла. Вивьен, что отправляет учеников в лазарет одного за одним, определенно хуже зазнавшегося Ричарда и тормознутого Раймонда вместе взятых.

Во всяком случае, Герда говорила, что Мия – неплохая. Значит ли это, что сейчас можно просто расслабится, наслаждаясь чудесным спасением и испуганными лицами дуэта неудавшихся задир?

Надо же, Рик! - твёрдо решив не подавать никаких внешних признаков своего внутреннего смятения, бросает вслед стремительно удаляющейся парочке Лео, уязвленно потирая запястья. Наверное, останутся синяки - хватка у Ричарда крепкая. — Тебя уделала «девчонка»!

Спасибо, - Леонардо развернулся к Вивьен, слегка улыбнувшись, но всё таки стараясь избегать зрительного контакта. Не то чтобы он верил дурилам из школьной газеты... Ладно, разве что чуть-чуть, но верил.

О, Герда! - бросая беглый взгляд на покрасневшую конечность подруги, Розенкрейц мгновенно меняется в лице и несколько раз моргает, стараясь собраться с мыслями. – Это они сделали, да? Кто из них?! - протягивает Гертруде ладонь, аккуратно пытаясь помочь девушке подняться, и при этом не завалиться самому. У него выходит — Леруа удаётся удержать равновесие, крепко вцепившись в плечо Леонардо одной рукой, второй же – приобнимая его за талию.

Её волосы пахнут лимонным мылом.

Почему-то Лео бросает в жар.

Ты... Ты можешь хоть шаг сделать? - очевидно, что нет, тупица. - Или мне за медсестрой сбегать? Я отвратительно плох в целительстве, ты знаешь.

- Раймонд, или как там его. - отозвалась безразлично Ви, осматривая ногу старосты. Кажется, это точно был Раймонд, гриффиндорка была знакома с обоими и могла смело заявить, как видела, что Раймонд ударил Герду в ногу и та упала (одна из причин, по которой Дуонс решила вмешаться), - Это сделал Раймонд, я точно видела.

- Да, Вивьен права. - морщась, процедила сквозь зубы девушка и попыталась встать, но резкая боль каждый раз при шевелении ноги не давала ей даже поставить её на твёрдый пол. Герда всё же встаёт с холодного пола, не без помощи своего друга и крепко к нему прижимаясь. Вторая гриффиндорка же, поднимает палочку подруги, возвращая розовое дерево ей, а после вздыхает, пытаясь осмотреть место преступления. Она так же находит пергамент, валяющийся на полу недалеко: должно быть, кто-то из этих идиотов его обронил. Подниимая бумагу и вчитываясь в слова, Дуонс оборачивается в сторону Гертруды и Леонардо, осознавая, что это есть вещь хаффлпафца. Мия, впрочем, виду не подала, что читала это и протянула вещицу Лео без задних мыслей: она предположить не могла, что тот испытывает чувства к её подруге, однако, учитывая тот взгляд, каким он смотрел на неё сейчас, это вполне очевидно.

- Д-да я в порядке. - сжимая рукой мантию на плече Розенкрейца, девушка слабо выдыхает и прикрывает на секунду глаза. На собственную ногу теперь она не могла встать, чего уж говорить о хотьбе. Но, в любом случае, мысли гриффиндорки были заняты тем, как добраться до лазарета и помочь Леонардо.


- Леонардо, возьми Герду на руки, нужно отнести её в лазарет и побыстрее. Вдруг эти идиоты вернутся. - Мия на секунду вздыхает, потирая весок: ей ещё придётся рассказать об этом декану.

- Что?! Да нет.. Я сама пойду. - возмущённо и чуть тише протянула Леруа, отпустив, наконец, хаффлпафца, которого так крепко сжимала в своих объятиях, и попытавшись сделать хотя бы шаг вперёд - нога не выглядела так плохо, как могло бы быть, однако это можно было назвать сильным ушибом, что хорошо не было. Стиснув зубы, девушка зажмурилась, мысленно представив себя снова в детстве, где она маленькой девочкой бегала по камням и забиралась на высокие выступы - тогда ничего ей было не страшно, она была беззаботна и могла бегать хоть целый день, а солнечные лучи грели её кудрявые волосы, сопровождая в ещё одном маленьком путешествии.

Сейчас всё изменилось: девушка редко покидала замок даже ради похода в Хогсмид, так была погружена в дела, в желание стать хорошей старостой и развивать себя в лучшую сторону, что было ей не до прогулок, отнюдь, даже во время них она следила за порядком (или старалась).

- Лео! - воскликнули вдруг обе девушки по разным причинам; Виьвен тем самым призывала парня взять подругу на руки, ведь он мужчина и может вполне понести её, а сама Герда воскликнула больше в возмущении, когда Розенкрейц наконец решил подхватить её на руки. Она вцепилась рукой в краешек его мантии, смотря куда-то на жёлтый галстук и, кажется, совсем успокоилась, выдохлась, начав думать о чём-то своём. Возможно ли, заснёт прямо так? Не похоже это было на активную Гертруду.

Дуонс шла впереди сзади плетущихся больных. Разумеется, повезло, что дурная слава Мии хоть на что-то влияет и она оказалась рядом, иначе бы пришлось соскребать этих двоих со стен северной башни. Кстати о ней... Переведя взгляд на мелькающие подороги окна, в которых виднелась северная башня, гриффиндорка вдруг обратила пристальное внимание на Леонардо - не его ли это вещица там красуется? Не сказать бы, что она удивилась этому явлению. Поэтому, решила спросить его прямо: - Розенкрейц, не знаешь, чьи кальсоны там висят? - гриффиндорка озадаченно указала на одно из окон, заставив и Гертруду обратить внимание на столь интересный ход событий, а после лишь наблюдала за мимикой Леонардо: точно его.

- О господи, кто так издевается над людьми? - поморщилась Леруа от увиденного и тут же в голове всплыло два образа: Ричард и Раймонд. Почему же это они? Самые, что ни на есть задиры, которых она могла себе только представить,

да и знала лично. Проблема была лишь в одном: Герда упорно полагала, что даже они имеют свой шанс на исправление.

***



Ребята добрались до больничного крыла довольно быстро и изумлённая мадам Помфри, с подносом на котором стоял горячий чайник, изумлённо встретила всех троих: - Боги правый, что с вами, детки, стряслось?! - охнув, женщина тут же поставила поднос, коим были заняты её руки на столик, а после подошла к Леонардо и Гертруде, осматривая преимущественно ногу гриффиндорки.

- На них напали в коридоре. - отозвалась спокойно Мия, а после убрала руки за спину, - У старосты что-то с ногой, мадам Помфри, можно? - попросилась Дуонс, указывая на одну из кроватей. Конечно же идея состояла в том, чтобы расположить там Леруа и узнать наконец, что с её ногой такое. Мадам Помфр смотрела на Вивьен с неким подозрением всё время: девочка казалась ей не опасной, но многие ученики жаловались именно на неё, когда падали с лестниц или ещё чего похуже. О газете, конечно же, знали все и слухи были всем известны.

Женщина недовольно покачала головой и всё же выделила место-кровать для Гертруды, где она и расположилась со своей ногой. Виьвен стояла у кровати, а сам Леонардо сел на её край, так же ожидая мадам Помфри - он был побит и это было вполне нормальным, находиться ему в лазарете для получения помощи. На Дуонс же тут все смотрели скептично. Наверняка думали, что она - причина подения Герды с лестницы или ещё откуда.

Вздыхая на мгновение, гриффиндорка кивает своей подруги, складывая руки в замок, - Я пойду сообщу декану о случившемся. - заявляет спокойно девушка, а после прощается и с Розенкрейцем, которого не так хорошо знает (только со слов Герды), тоже. Виьвен быстро покидает больничное крыло, направляясь к декану гриффиндора и оставляя двоих наедине. Впрочем, троих - мадам Помфри отошла лишь чаю налить...

***


Оставшийся остаток дня прошёл спокойно. Дуонс честно расскзалала Дамблдору о случившемся и он обещал принять меры по отношению к гриффиндорцу-задире и его другу, а сама Ви спокойно отправилась на уроки. Беспокоила её только Герда, весь вечер. Мия поймала себя на мысли, что всё-таки  ей стоит навестить её завтра и узнать, что случилось с её ногой и сможет ли она ходить ближайшую неделю (или вообще). Конечно же подобное беспокойство за друзей русоволосой было свойственно, а Леруа как раз являлась одним из её друзей. Довольно важным в её жизни человеком. Гриффиндорка уснула с мыслью, что нужно срочно проведать её завтра, минуя недовольные взгляды Помфри.

Проснулась Виьвен довольно рано, хотя её соседка уже и выпорхнула из комнаты - она была ранней пташкой и всегда уходила рано, в то время как Дуонс могла бы спокойно проспать, если её вовремя не разбудить, а её ведения в голове прекратились. Сегодня Мия проснулась от того, о чём думала вчера: нога Леруа, была главным вопросом сегодняшнего дня, как бы это не звучало. Впрочем, до завтрака оставалось ещё слишком рано, как и для посещений в лазарет, поэтому Мия решила скоротать время в гостиной гриффиндора, после того как сделала все свои дела: умылась и переоделась.

Последнее изменение внесено Dqo (10-06-2019 в 22ч01)


i'm a survivor, i'm gonna make it, i will survive, keep on survivin'.

https://b.radikal.ru/b03/1905/c0/64e4d6e0ee14.gif https://b.radikal.ru/b26/1905/b0/ec477a8f061d.gif https://a.radikal.ru/a27/1905/82/8d20e942e8e9.gif

Офлайн

#404 11-06-2019 в 00ч46

Гвардия Тени
Nanami_Tyan
Гвардейский Пехотинец
Nanami_Tyan
...
Сообщения: 1 880

Джин Монфор-л’Амори|Nanami_Tyan


Подпись уехала в отпуск

Офлайн

#405 11-06-2019 в 02ч31

Гвардия Обсидиана
Qetsäl
Победившая цыпленка
Qetsäl
...
Сообщения: 682

http://gifok.net/images/2018/12/10/s14a.png
http://gifok.net/images/2018/12/09/180923104041689634.png

Одетт Авелина Сюзанна де Бланш | Хаффлпаф, VII
Джилрой Джон Лесли | Хаффлпаф, VI курс
Хогвартс. Подземелье. Гостиная Хаффлпаффа. Женская комната → Гостиная → Коридоры → Первый этаж. Вестибюль Хогвартса → Чертвёртый этаж. Библиотека
Одна → Вместе, Сунан Хон → Одна и npc
упоминаются: Инграм Селвин, Хлои Гринграсс


14 октября, 1911 год. Утро четверга началось с проливного дождя...

Вновь отяжелевшая голова мягко падает на бежевые страницы дневника, и перо кренится в обмякшей руке. С глухим звуком грома уходит сонливость, но есть вероятность того, что она может вернуться к девушке вновь, если она сейчас же не вылезет из под тяжёлого тёплого одеяла.

Одетт вновь встречает утро одна: соседки спят. Сейчас они не сильно отличаются от де Бланш пятнадцать минут назад: макушки спрятаны под одеялами и сами они жмутся в клубки. Выбраться из под одеяла, что согревает девушку и защищает от сырого хлада, она не решается уже которую минуту. Даже Маркиза сейчас рядом с ней прячется — ютится под её боком, сквозь сон глубоко вздыхая. Внутри лишь надежда о хорошей погоде днём тело Одетт чутка согревает. И эта маленькая надежда даёт девушке силы встать.

Хотя вдруг настигшая этим утром сонливость подкрадывается из-за спины вновь, цепляется за сорочку и откидывает тело на мягкий матрас, но гром-спаситель прогоняет её, на этот раз насовсем, и девушка продолжает натягивать чулки, уже мыслями вся о предстоящем дне.

Но утро сегодня по-обыкновению обыденно, не отличается от других. Но разве она против? Никак нет. Всё так же дверь придерживает, мягко закрывает, чтобы стуком не разбудить девчушек с нею комнату делящих, и медленно, словно сама ещё чуть спит, спускается к камину. Подвешенные к потолку цветы и лозы, до этого затихшие во сне, медленно начинают тянуть к ней свои стебли и листья, желая растрепать косу и сделать причёску другую, на свой вкус, но не успевают.

Очаг мягким красно-оранжевым цветом залит, яркостью в пору небольшому пламени, и сам пространство перед собой ближайшее освещает. И как своим светом кожи касаясь, окрашивая в тёплый золотистый цвет, так же и ласково греет.

Внимание всё было на тихий огонь и искры его обращено до этого, но стоило обернуться и по комнате глазами зоркими провести, как, и не стоило внимательно всматриваться, сразу две сонные фигуры замечаются. Одна у стола, над книгами, горбатясь, заснула, другая — на софе, руку свесив и аккуратным пальчиком указывая на закрытую книгу на полу. А стоило только обернуться...

К девушке Одетт наклоняется, тихо, в полголоса проговаривает: — Ты не хочешь встать? Здесь прохладно, — де Бланш проводит рукой по пледу, коим Сунан укрыта, в голове примечая, что недостаточно этого будет для прохладной ночи. Как бы не простыла.

Аккуратно прядь со лба убирает у спящей и заправляя за ухо. Но Лиен крепко спит; сон не разрушим её даже сквозь гром и стук дождя. Однако, может, гром не будит, потому что пока ещё глух, не рядом с замком, от того сон и не прерывается?

Так мило.

Но хоть картинка подобная и умиляет, Одетт наконец-то принимает решение, что теперь придётся сон собственный откладывать на какое-то время, чтоб следить за Сунан и ей подобным соням каждый день, точнее каждый вечер, чтобы не посмели больше спать в гостиной по ночам; следить, как за ними запирается дверь в их спальни, и где, уже в кроватях, они отдаются в руки Морфея.

От чего-то Авелина оставляет попытки разбудить девушку. Пусть ещё чуть-чуть поспит, думает она, я слишком рано проснулась, у неё ещё есть чуток времени. И тихо обходя кресло, направляется к юноше.

А ты? Не хочешь проснуться? — Сюзанна ласково гладит Джилроя по спине, пока всматривается в пергамент под его щекой; толстый учебник по истории заменяет юноше подушку. — Лесли, уже утро, — однако, так и не скажешь сейчас — темно, тучи света солнца не пропускают ни единого, а огня в камине не хватает, чтоб весь зал осветить ярко.

Одетт хочет рыжие кудряшки со лба спящего убрать, но всё тщетно — слишком короткие и непослушные. Посему просто рукой нежно по голове проводит, спокойно всматриваясь в непогоду за окном.

«Джилройджон»? — губами глухо шепчет, голосом сливаясь с шумом дождя и треском дров в камине.

Всю ночь Джилрой был погружен в глубокий сон без каких-либо сновидений. Какая-то часть его сознания была твердо уверена в том, что парень дописал конспект, отправился в спальню и улегся спать среди разбросанного на кровати пергамента, прямо в одежде. Но на деле все оказалось иначе...

Лесли почувствовал, как его гладят по голове ласковые, нежные руки, ворошат кудряшки и сверху слышится знакомый голос.

«Это точно не спальня мальчиков... Или Инграм сменил пол».

Подавив смешок от собственной же мысли, Джилрой медленно открыл глаза, увидел, как над ним склонилась Одетт, и тут же расплылся в сонной улыбке, немного подставляясь под гладящую его руку, как кот.

Оде-етт... — негромко протянул он, — Неужели уже утро?

Его голос выводит Одетт от разных раздумий, как о дне наступающем так и о дне прошедшем, и от смешанных в характере своём раздумий о новостях из дома. Она на мгновение замирает, и, словно пташка встрепетнувшись, к нему оборачивается.

Уже как без пятнадцати семь, да, — Одетт говорит тихо, на юношу, на его растянувшуюся довольную улыбку, взгляда не обращая, а вновь посмотрев на стихийные действия — на крапление дождя на стекле и словно застывшие на небе серые, свинцовые тучи. Но, заприметив сама, что сегодня как мышка затихла с утра, быстро растрепала мягкие медные волосы Джилроя, с заблестевшими в счастье на миг глазами на него посмотрев, чтоб не смел о дурном подумать. Она явно не хочет, чтоб Лесли сейчас, спросоня, начал снова волноваться о ней. Ведь всё попусту сейчас.

Ух, ничего себе... вот это решил «передохнуть», — Ленс прикрыл глаза от удовольствия, но встряхнул головой, понимая, что вот-вот уснет снова.

Де Бланш ставит свои учебники на стол, приступая к дальнейшим «боевым» действиям.

Вставай давай, барсук, — де Бланш аккуратно берёт того за плечи, тянет к спинке стула, голову тяжёлую, ещё снами и дрёмой полную, придерживая. Но на щеке юноши замечает отпечатавшиеся засохшие чернила. Со сплетениями слов и пара мелких рисунков, выцветшего чёрного цвета, видны. — Надейся, что дух истории ночью проник к тебе в голову через твои письмена и впечатался тебе в память, — девушка достаёт из кармана белый платок, в этой серости словно светящийся своей белизной, и стирает чернила с щеки, после большим пальцем чуть проводя, кожу ласковыми прикосновениями успокаивая. Для него всё было как в легкой волшебной дымке; Лесли покорно и тихо сидел, молча улыбаясь глазами, пока де Бланш убирала чернила с его веснушчатых щек и еле ощутимо проводила по ним. — Если, конечно, ночью тебя не настигло вдохновение на художества. И если так, то, надеюсь, сны были хорошими.

Было бы очень здорово... — Джилрой поднял на подругу свои голубые глаза и хмыкнул, — а то я, кажись , так и не подготовился к уроку. А сны в этот раз видимо решили остаться в спальне и не дождались меня! — на такие слова девушка чутко кивает.

Сейчас глаза были по бережному зоркими и внимательными; задней мыслей помнит, что на кресле заснул другой «барсук», но как его так аккуратно разбудить, Одетт пока не знает. По окончанию девушка касается подбородка юноши, чтоб чуть голову тот приподнял, и в холодном, но материнском, жесте, свысока смотря, ещё разок внимательно осматривает лицо этого «ребёнка». Словно тенью, легко, еле ощутимо, руками касается, когда безмолвно просила поворачивать голову.

Пусть де Бланш и была ласкова, но задумчиво устремляла глаза в окно, наблюдая за небольшим дождем за стенами замка, отметил парень. Девушка словно бы была единой с погодой: если вчерашним солнечным утром звонко смеялась, то сегодня была как пасмурное небо за окном с легкой, щекочущей лицо моросью.

Как спалось? Лучше, чем в постели? — лицо Ленса, тем временем, в порядке, а вот галстук и воротник — нет, помяты.

Знаешь... — Ленс следил взглядом за аккуратными пальцами, что приводили его в порядок: девушка галстук перевязывает, затягивает и снова прячет под жилеткой, и после расправляет белый воротник, — В кровати-то оно удобнее, но только здесь я могу проснуться так, — ответил Лесли и улыбнулся подруге, намекая на то, что разбудила его именно она, — Может мне спать на диване в гостиной? — и подмигнул.

Если другие, такие же сони, не будут против, — девушка успевает закончить своё дело и поймать подмигивание Лесли — на это она чуть улыбается. — Сунан точно будет против, — в дополнении своим словам говорит она, чуть наклоняя голову с торону софы, где спит девушка.

Лёгкая улыбка с лица уходит и девушка возвращается к внимательному взгляду, снова осматривая внешний вид друга перед ней.

Хотя, на самом деле, у тебя ещё есть время переодеться, — однако, врозь своим словам, тыльной стороной ладони она проглаживает галстук под жилеткой и поправляет мантию, что сползла вниз по его предплечью.

А зачем же мне теперь переодеваться? Я не хочу чтобы твои старания были впустую!
Парень взялся за галстук и положил руку на руку де Бланш. Она показалась рыжеволосому такой холодной... или просто рука Ленса была горячей. Но девушка перед ним замирает, глазами бегает по окружению перед ней, пока по телу, через руку, поступает тепло, как от огня в камине, что согревал её совсем недавно. В немом молчании думает с секунд пять перед ответом, не смея даже головой в сторону повернуть.

Чтобы завязать галстук и выправить воротник не нужно много усердия и выдержки, — рукой она проводит чуть вниз, чтоб вызволить её из под широкой ладони Джилроя, на себе чувствуя взгляд его, — Если переоденешься, я в обиде не буду. Из-за пустого волнуешься, — руку она освобождает и притягивает к себе, а Джилрой вздыхает и прикрывает глаза. Она отворачивается, пальцами скользит по шероховатой поверхности своих учебников. Парень следит за рукой Одетт. Наверное она такая же холодная как и вся его подруга.

Из-за пустого обычно волнуешься ты. И я каждый раз говорю тебе: «Не надо, побереги себя тоже!»

Что-то в стенках её тела кольнуло, после этого что-то охладело, как будто по нему заморосил дождь. Единственная дрожь в тот момент по телу прошла, в конце отдав в пальцах.

Одетт быстро хватает свою руку, дотрагиваясь до серебряного маленького кольца на безымянном пальце.

Ленсу захотелось обнять ее, чтоб хоть чуточку согреть. А по-хорошему — дать надеть что-нибудь теплое. Хоть шарф и обмотан вокруг её бледной шеи, его будет недостаточно.

Я надеюсь ты сегодня в теплой мантии, потому как весь день ей придется греть тебя в одиночку! — рыжеволосый прищуривается, встает из-за стола и ловит отвернувшуюся от него де Бланш, обнимая за плечи. А у девушки смятение и чувств, и желаний. На стенки горла изнутри что-то давит. Возможно, хочется что-то высказать, но как рыбка она лишь губы то смыкает, то нет, лишь воздух малыми дозами в себя набирая, пока руки холодные тянутся к рукам Ленса. Он позади и не видит, какая эмоция на её лице проявляется — замешательство, отторжение.

Ты пойдёшь на завтрак без меня, хорошо? — ей удаётся тон сохранить такой же, как и прежде.

А завтрак... Так уж и быть! Но у меня к тебе другое предложение, — эта мысль появилась в голове Джилроя еще на вчерашнем уроке защиты. — Что думаешь насчет того, чтобы на выходных, если будет хорошая погода, прогуляться? Как раз сейчас красиво. Я помню, как ты сравнивала когда-то мои волосы с опадающей листвой!

Это было очень давно! — вырывается смешок, искренний, и голова откидывается назад, на плечо юноши, на миг улыбка снова озаряет личико, но потом снова всё тело ломится от разрывающей усталости и... обиды. Это правда было давненько, и эти воспоминания отдаются лишь теплотой в них обоих. — Только когда ты напомнил, я вспомнила, — ложь, а ведь не умеет врать, так куда же прёт? Прежде чем брови сведутся к переносице и задрожат, голова наклоняется низко, к груди.

В это же время Одетт не видела, какими округлившимися глазами Ленс смотрел на неё. Нет, не из-за самой фразы. Забыть такую мелочь вполне возможно, — Лесли наверняка и сам многое уже забыл. А вот тон, с которым фраза была сказана, взволновал парня.

Мне интересно, с каких пор я считаюсь всегда волнующейся особой? — корпусом она отстраняется, вновь уходит, а он развел руки, отпуская. Плечи её при этом вздрагивают так, как могут вздравить лишь при накатывающем смехе, но тон звучит с неестественной издёвкой. Для себя, для него? Ясно лишь то, что обижена сейчас она, но обижать его она не собирается. Как учили няньки ещё давно, встаёт ровно. Снова к столу подходит и берёт свои книги, цепко в них хватаясь, между ними сильнее сжимая письма из дома.

Джилрой продолжал молчать, хлопая глазами. Она обозлилась на то, что Ленс сказал, что она всегда волнуется? Да это же, чтоб его, правда! Которая, видимо, оказалась очень колкой для де Бланш.

Одетт, я не называл тебя «волнующейся особой»! Я лишь говорю, что ты часто волнуешься немного больше, чем нужно..., — попытался смягчить свои слова Лесли, разводя руками.

А как же твоё «из-за пустого обычно волнуешься ты»? Если тебе, как другу, будет интересно, — это не так. Волнение от незнания. Когда я в неведении, я не могу помочь... А помощь кому-то для меня лучшее лекарство. Но все молчат, — и «ты», разве, не молчишь?

«Так ты часто и не знаешь, что происходит!» «Не может быть лучшим лекарством отдача его другим!» «ХВАТИТ ПЫТАТЬСЯ ПОМОГАТЬ ВСЕМ КРОМЕ СЕБЯ!» — эти слова так и вертелись на языке у парня, но он понимал, что это будет слишком резко для Одетт. Нельзя было расстраивать ее еще больше.

Она улыбается. На протяжении всего монолога она держала улыбку и держит её сейчас. Не обижайся, прошу. Улыбается, как могут только богатеи, дворяне, аристократы, чистокровные, — лишь выбери нужное, но важно одно — без счастья. На такое она способна вполне, и никто даже не догадывается.
Заслужил. Скажи спасибо.

— Как бы доктор не был виртуозен в своей работе, он не способен помочь, когда пациент не может объяснить ему в подробностях ощущения от своего недуга.

— Если у меня что-то не так, я не молчу. И ты знаешь, что тебе тоже незачем молчать со мной, — Джилрой хотел было улыбнуться, но брови поползли вверх, а выражение лица было скорее просящее, чем мягкое.

Девушка замолчала. К губам руку тянет, глаза от испуга распахнулись, в тишине задаётся многими вопросами, которые ему будут неизвестны. И принимает решение, которое вновь, скорее всего, не верное.

Иди на завтрак с Сунан, только разбуди малютку, а мне пора по своим делам. И да, доброе утро ей от меня передай, пожалуйста.

Обида скрыта. В подборе слов, в её спокойном, беспристрастном тоне, отточенных движениях возможно. И вся вина будет скинута на дождь, на серость. Как и всегда, как и у всех.

Почему бы и не прогуляться на выходных, действительно, — в дверях она останавливается, лишь чтоб сказать эту фразу, как бы принимая предложение от юноши, и тихо закрывает её, оканчивая этот разговор насовсем.

Вот сейчас, в этот самый момент, парень вспомнил вчерашнюю беседу с Хлои Гринграсс. Она тоже отстранялась от него, посылала его подальше от себя и также фальшиво, в духе аристократов на торжественном приеме, улыбалась. Но сейчас Лесли отчетливо уловил разницу между тем, когда девушка говорит подобные вещи и остается сидеть на месте или же сама идет «куда подальше». Все-таки Хлои действительно нужно было поговорить.

А вот Одетт, по всей видимости, лучше пока было оставить в покое. Хотя у него было намного больше причин остановить близкого человека и всеми силами попытаться успокоить, чем случайную знакомую.
Парень задумчиво запустил руку в волосы и взьерошил их, думая, что делать дальше.

Да, во всём виноват дождь...

И в каком-то непонятном страхе тоже?

Отчего же оно в ней затаилось, сейчас такое маленькое, небольшое? Но даже если оно и спряталось, Одетт его нашла. И этот, сейчас такой маленький, страх пугает её сделать шаг от дверей. От этого голова вдруг закружилась, отяжелел затылок.Так от чего же?! Ах, знай Одетт это, сказала бы, но сама приходит в неведении. От разговора в гостиной? Она не чувствует связь между страхом и Лесли. И с близкими родными этот страх не связан. Что-то другое. Что-то будет после. И это пугает. Но страх сам в смятении. Возможно ли такое? Страх и тепло и надежду вызывает, не сбавляя чувства холода и оцепенения.

Но шаг девушка делает. Затем другой, третий и четвёртый. Они быстрые, с волнением...

Connasse! Tu es conne!

Её подгоняет опаска, что Лесли выбежит из гостиной за ней. Как только коридор, ведущий к гостиной Хаффлпафа, заканчивается, шаг скорый сменяет на спокойный, от бедра. Вздыхает, и всё проходит.

Надо будет извинится.

В мыслях больше нет дождливой утренней печали, хотя за окнами ненастье всё стелется пеленой. Даже когда она идёт одна по коридору, и свет из окон не так сильно освещает путь — всё перед глазами серое, блёклое. Нет ярких красок здесь сейчас. А может, только у неё так?

Сколько сейчас там? Шестьдесят семь градусов по фаренгейту? Да, да, скорее всего, так и есть. И светит солнце? Точно. Но дождь — это тоже хорошо. Нужно только время, чтоб привыкнуть...

Хоть и сказала, что больше не грустит, но осуждает себя немного за то, что вчера, когда погода была по-осеннему чудесна и прекрасна, когда было проявление «золотой осени», Одетт не вышла на прогулку, когда была свободна. Сейчас сильнее де Бланш желает лишь того, что та, сейчас уже непозволительная для октябрьской осени, роскошь в виде солнца, вернётся к ним на выходные.

По коридору разносится звонкий голос первокурсников, бегущих с лестниц, ведущих из подземелье на первый этаж. Чёрно-жёлтые шарфы на шеях у голодных студентов на бегу развеваются и сами они чуть не путаются в собственных мантиях. Их вкусный запах завтрака из Большого зала, что вот совсем близко, подгоняет.

Стойте, подождите, — спокойно говорит Одетт, чуть руку в сторону протянув в знаке, желающим приостановить первокурсников. И те, будь даже очень голодными с утра, останавливаются, виновато поднимая глаза на старшую. — Можно же быть спокойнее, — девушка опускается перед юным мальчишкой, и аккуратно заправляет тому галстук за жилетку и затягивает его. — И аккуратнее, — повернувшись к другому — поправила мантию и обматывает шарф, до этого хлипко и не аккуратно завязанный. Но перед глазами словно встаёт воздушное облако, сквозь которого она видит Лесли и их совсем недавнюю встречу утром. Действительно, ребёнок.

Сегодня утро такое противное, — говорит мальчик. — Все такие грустные!

Просто ещё никто не завтракал, — де Бланш кратко улыбается, оборачивается к говорящему первокурснику, и, не удержавшись, вновь протягивает к нему нежные руки, желая снова поправить одежду, но на этот раз воротник.

Надеюсь, Вы не хотите сказать, что овсянка должна придать нам сил?! Это же так банально! Тем, более, никто не любит овсянку! — мальчик ищет в спокойных глазах девушки ответа и сам на неё смотрит так, словно вызов бросает. Но от борзости отрекается быстро, сменяя на не скрываемую осторожность и даже вину, стоило лишь вспомнить, что не зря на мантии у неё значок старосты.

Овсянка, сэр. — другой корчит рожицу, пародируя любого взрослого, и кратко кивает другу, поддакивает.

Овсянка на завтрак — это для детей. Для «детей постарше» существует кофе, — де Бланш поднимается и восстанавливает шаг, но идёт медленно, от детей далеко не отдаляясь, пока они спешат рядом с ней.

Кофе?! Тогда я тоже сегодня буду пить кофе!

И я! — хаффлпафовец вновь ускоряет шаг, — но не бежит! — скоро отдаляясь от Одетт и быстро юркает в Большой зал. И тот, что был самым общительным, спешит за ним следом. Авелина же такта не меняет и тихо проходит мимо большой арки, мимо нарастающего теплого шума разговоров и такого же тёплого света от свечей; такой тёплый свет на мгновение слепит, и взгляд уводит от того в пол, но снова утопает в серости цветов, пройдя островок золотистый и всё держит путь до библиотеки.

А в библиотеке темнее обычного; не везде свет освещает, где-то темень мягко пространство обволакивает. И такие маленькие «бездны» Одетт обходит осторожно, словно если даже носочком ступит — провалится и не сможет больше вернуться обратно. И так виртуозно «препятствия» преодолев, она до своего излюбленного места добирается. Маленькое тайное пристанище.

Здесь она отгорожена ото всех: перед девушкой стена, вдоль которой стеллажи — на полке одного из них всё так же затылком повёрнут к ней Салазар Слизерин, — позади — стеллаж другой, до самого потолка в высоту, и сбоку большое окно. Однако сейчас де Бланш прятаться не от кого — утром здесь никого нет. А может кто и есть, но тоже прячется.

С каких же пор он здесь стоит?
А может, лишь недавно внимание своё на него я обратила?


На стол ставит книги, укатившийся пергамент без волнения успешно ловит перед тем, как он упал бы на пол, и баночка с чернилами глухо звякнула как только была поставлена. Одетт уже готова исписать пергамент вдоль и поперёк, — в каких же зельях используется корень имбиря, а где корень асфоделя, — но отвлекается на затяжной ливень, на беспорядочный отрывистый стук что он порождает, ударяясь о стекло, и какие тени капли на стекле отбрасывают на страницы книги.

Глаза карие, словно в сонливости, чуть прикрыты, но от картины за окном не могут оторваться. В сей панораме влечёт её сейчас несколько иное, чем просто дождь.

Лишь сегодня, за семнадцать лет своей скромной жизни, для себя я сделала великое открытие: тучи на самом деле не серые, а тёмно-тёмно лиловые...

http://gifok.net/images/2018/12/09/180923104041689634.png
http://gifok.net/images/2018/12/10/yc96.png

Последнее изменение внесено Qetsäl (Вчера в 06ч59)


https://c.radikal.ru/c03/1905/59/17f1516a0d60.gif https://d.radikal.ru/d38/1905/4e/3fa79f5cd93b.gif https://a.radikal.ru/a39/1905/22/6faccc423ef9.gif

Офлайн

#406 11-06-2019 в 18ч56

Гвардия Абсента
Chinomico
Победившая цыпленка
Chinomico
...
Сообщения: 744

♡NPC♡

Áдалрик Пáрзифаль Северин | Chinomico



Клементайн Деланей Блатнэйд Маклафлин | Chinomico



Ариэль Тайернан Девин Маклафлин | Chinomico


Последнее изменение внесено Chinomico (19-06-2019 в 22ч54)


https://a.radikal.ru/a14/1906/bd/e341d6184764.jpg

Офлайн

#407 11-06-2019 в 19ч39

Гвардия Тени
Esperança
Солдат Гвардии
Esperança
...
Сообщения: 631

Райвенкло.
Уильям Теодор МакГаффин.
Гостиная Райвенкло. Спальня мальчиков.

Упоминаются: Дарина Рэй Гриндер, Доминик Гарриет Вальверде, Оскар Хоукинс, Раймонд Бродерик Морриган + нпс и другие студенты.

Молния ударила за окном, его искра едва ли достигла лиц спящих студентов. Уильям хмурится, крепче сжимает в руках края одеяла. Это был долгий и длинный путь…

- Дарина. Дарина… Д-да-рри-нна… рина… н-на…
- Ты слышишь меня? Сс-лышишь м-меняя… шишь меня… м-ме-ня?


Собственный голос эхом раздавался отовсюду. Шатен кричал, продолжая звать свою Оливку, но ответом ему было лишь вездесущее эхо. Она не отвечала. Она не слышала его!
Вокруг был сплошной песок, словно кто-то решил посмеяться над ним, подумав, что это смешно и закинул в какую-то далекую пустыню. Странно, но тепла или холода студент не чувствовал. Не ощущал также жажды или голода.
Он продолжал отчаянно двигаться неведомо куда, подгоняемый одним ветром, который к слову, тоже не «познавался» кожей – это был словно некий рычаг, который только толкал сильнее вперед. Сложно идти куда-то не зная дороги. Когда куда бы ты не смотрел, везде тот же одинаковый пейзаж. Когда нет магии, нет карты иль компаса – совсем ничего, и остается полагаться только на собственные инстинкты. Но как узнать прав ли он? Сколько еще продолжать идти, чтобы постичь такую истину?..
Теодор продолжал звать Гриндер по имени, ни секунды не сдаваясь. Снова и снова, ни каплю не сомневаясь в том, что дева тоже здесь, в этой нескончаемой пустыне. Но что они здесь делают? Как сюда попали? А главное, зачем?

- Дарииина! Ведь мы друзья, помнишь?
Д-Да-ррииииии-н-наа! В-вееее-дь друуу-зья-зья, мнишь?


Шестикурсник усиленно мотает головой из стороны в сторону, чтобы избавиться от раздражающего звука своего же голоса, наполненного отчаянием и страхом. Он должен быть спокойнее. Хотя бы ради нее! Ноги продолжали двигаться вперед, в одном и том же выбранном направлении. Ведь если продолжать путь, рано или поздно все равно куда-нибудь да придешь. Вопрос лишь куда?

- Дарина! Я здесь, я пришел. Никуда не уйду, слышишь?
- Д-Дари-нна! З-деесь, шел. Н-ни-ку-да, слы-шии-шь?


Чародей в безумстве хватается за голову, сильнее сжимая темные волосы в собственных пальцах. Тянет, выдергивая несчастные клочки. Его взгляд выражал потерянность. Все эти мысли. Все эти чувства. Все эти слова, кажутся, столь знакомыми. Но он их не помнит. Стоит ли продолжать идти, если не видно просвета? Конечно, стоит! Вперед и вперед, до самого конца!

- Дариина… Я-я не хотел злиться… напугать… или расстроить тебя…

Сирота произнес это так тихо, что даже эхо едва отозвалось ему в ответ, так и не сумев стать полноценными словами. Минуты переходили в часы. Долго. Слишком долго. Впервые за все это время маг наконец почувствовал тяжесть и усталость в ногах. Нет! Он будет продолжать идти, пока есть силы!

- Мы все исправим, Дарина! Ты и я, против целого мира! Я обещаю тебе!
- И-спра-аа-в, Да-рри-на! Ты… про-тиив м-ми-ра! Т-те-бе!


Вдруг словно резко открылось второе дыхание, и поддавшись искушению МакГаффин заорал что есть сил. Он должен до нее достучаться. Она должна услышать его! Колдун действительно хочет ей помочь. Спасти. Защитить. Уберечь. Сохранить.
Кажется, судьба сжалилась над ним и вот впереди замаячил чей-то едва ли различимый силуэт. Это была она, его Оливка, студент в этом нисколько не сомневался. Резко рванув вперед, он как мог стремился к ней навстречу на всех порах. Он нашел ее! И теперь уж больше никогда не отпустит! С каждым шагом все быстрее ускоряя свой бег, спотыкаясь о собственные ноги и песок, он становился все ближе к ней. И вот она его тоже заметила. Почувствовала. И обернулась. Ее темные глаза при ярком освещении солнца отливали едва заметной зеленой. Эти очи были столь прекрасны, что ими можно было любоваться всегда. Неважно улыбается чаровница иль злится: она всегда восхитительна, в любом образе – потому что ее душа «чиста» для него. Она всегда согревала это одинокое создание. Одаривала своим бесконечным теплом.
Вот он наконец достигает цели. Не задумываясь ни на секунду юноша, с искренней улыбкой на устах, крепко обнимает ее, прижимая к себе. И тут происходит невероятное. Она вдруг исчезает. Рассыпается прямо на глазах, утекает сквозь пальцы, превращаясь в один сплошной песок, что неспешно падает на землю, присоединяясь к остальным своим сородичам. Значит ли все это, что каждая песчинка здесь – это мертвые тела людей? Тех, кого не удалось спасти…
Уильям кричит, разрываясь от боли. Эхо вторит бедолаге еще более оглушающим звуком. Этот крик полный отчаяния везде: снаружи и внутри, беспощадно разъедает на части. Он не хотел всего этого. Не хотел, чтобы все так вышло! Шатен ведь как мог старался делать все, чтобы было как нельзя лучше. Переступая через себя… и через нее.

- Дарина… прости, что разрушил твой мир, потому что отказался рушить собственный…
 

Райвенкловец просыпается от своего же крика. Его выпученные глаза бегло пробежались по помещению, пока он пытался восстановить обыденное дыхание. Весь в холодном поту, ощущая, как где-то глубоко внутри дрожит каждая его клеточка.
В голове что-то резко щелкает и шестикурсник оборачивается на своих соседей. Все они проснулись. Все четверо. Полусонные, не до конца осознавшие, что происходит, с волнением смотрели в его сторону. Сирота вздыхает и пытается хоть как-то улыбнуться друзьям легкой улыбкой. Тщетно.
- Простите, ребят – Виноватым голосом выдыхает студент и прикрыв глаза локтем лишь на пару секунд, вскакивает с кровати и плетется на выход. Нужно бы умыться и привести себя в порядок. За окном уже светало, судя по освещению, наверняка, скоро должны были начаться пары.
Но он ошибся. Чуть-чуть. Время было ранее, но ему нужно было к третьей паре, до которой оставалось еще пару часов. Снова глубоко вздохнув, уже одетый в школьную форму Тео присел на один из кресел в собственной гостиной. Темный взгляд уставился в камин: отрешенно, блекло, вяло. Может, стоило бы выйти на утреннюю пробежку?

Слизерин.
Хлои Элис Гринграсс.
Гостиная Слизерина. Девичьи спальни => Коридоры => Большой зал => Библиотека.

Упоминаются: Джилрой Джон Лесли, Шайдер Эдан Монфор-л’Амори, Маркус Бенджамин Булстроуд, Мэриголд Хиллари Роули и Фелисити
Мэддисон Харпер Фоули, Себастьян Вард Пиритс + нпс и другие студенты.


Хлои лежала одна в темноте в теплой постели пока за окном громыхали молнии одна за другой. Ее взгляд был устремлен куда-то в стену, правда не ясно было наверняка смотрела ли она на него или куда-то сквозь. Попрощавшись с Джоном, девушка тут же вернулась в собственную гостиную. Обхода коридоров она сегодня не делала, но вряд ли об этом кто узнает. А если и спалит, всегда можно будет сказать, что плохо себя чувствовала. Впрочем, это не будет такой уж и неправдой.
Оказавшись в помещении чародейку радушно приняла в свои объятия пустота: все уже давно разошлись по комнатам, а если кто и остался сидеть где-то в кресле, то их не было видно из-за спинок мебели. Но это не важно, студентка не стала бы проверять – не воспрещено. Сиди тут хоть до самой зари.
Девичьи ножки быстро пересекли комнату и зашли в свою. Одна тишина сменилась другой. Оставаясь в темноте леди из высшего общества не раздеваясь легла на холодную постель. Ее все равно такой никто не увидит.
Задумчивый взгляд рассматривал каждую трещинку в стене и нечто безумное в ней начало даже их считать. Порой прошлое не оставляет нас в покое. Оно с нами всегда, являясь ли в кошмарных снах или захлестывая в глубинных воспоминаниях. Одно лишнее слово, мимолетная мысль и ты снова тонешь в них. От этого не сбежишь и не спрячешься. Ведь это нечто находится внутри… в нас самих. Плохо лишь то, что прошлое мучает тебя, даже если твоей вины там не было…
Маленькая девочка в ней никогда не забудет тот день. Ей тогда было от силы восемь и подаваясь скуки ребенок искала свою няню повсюду. Малышке очень хотелось поскорей отыскать ее в огромном поместье, чтобы та пришла и поиграла с ней, почитала чего-нибудь, рассказала о чем-то далеком… одарила своей любовью.
И она нашла. В ее собственной комнате. Удивительно, не правда ли? Однако, стоило сказать, что юной Гринграсс ходить туда было запрещено. Заходить в личное пространство этой «смертной» женщины.
- Няня? – Детский голосок звонко отзвучал в тишине комнаты. Элис всегда обращалась к ней просто няня. Это была немолодая женщина около пятидесяти, своих детей у нее никогда не было, вот и заботилась всегда о чужих. Одаривая огромной любовью, как своих собственных.
А потом они уходили. Все они. Вырастали и улетали из одной золотой клетки в другую. Взрослым «детям» не нужны няни. И прислуге приходилось покидать очередной дом. Со временем она не становилась моложе, добавлялись с годами все больше морщин возле вечно улыбающихся глаз и уголков губ.
Ее звали Фелисити. Довольно необычное имя для простой крестьянки. Быть может, родители желали ей иного будущего, в надежде, что это волшебное имя принесет ей счастье...
Тогда она стояла возле дальней стенки, в своей обыденной униформе, как и прямо сейчас перед глазами – ее образ никогда не покинет девичьих воспоминаний. Стояла в растерянности что-то крепко сжимая в руке, пока плечи ее судорожно тряслись, а по щекам катились слезы.
Кажется, женщина тут же заметила свою подопечную, бросив на изумленную малютку пару своих отрешенных наполненных соленою водой лазурных очей. Но она не попыталась успокоиться, взять себя в руки и вытереть аккуратно носовым платочком непрекращающиеся слезы.
- Юная госпожа… – Ее голос звучал так тихо и так… одиноко. – Мне… так жаль…
Пока растерянная волшебница пыталась осознать и уложить по полочкам происходящее в голове, дрожащая рука Фелисите поднялась вверх. Хлои застыла, увидев в огрубевших со временем пальцах холодный револьвер. Глаза ребенка расширились, но она не пыталась что-либо сказать или сделать, продолжая стоять на месте, как некая часть декорации. Большим пальцем взведя курок, Фелисити непроницаемым взглядом на пару долгих секунд всмотрелась в лицо маленькой девочки прежде чем спустить его, нажав на спусковой крючок. Каждое движение, каждый шелест отдавался таким шумом в голове, а потом резко все затихло.
Пятикурсница сжалась в кровати, свернувшись в небольшой комочек. Что же чувствовала уже пятнадцатилетняя девочка сейчас? Ей было страшно? Больно? А ведь в детстве казалось, что няня счастлива. Ведь она так искренне и тепло всегда улыбалась ей. Та, кто заменила ребенку материнское тепло, которое так не хватает каждому существу. Ее холодное тело и пустой взгляд никогда не уйдут в небытие…

***
И хотя Слизеринке нужно было идти аж к третьей паре, прелестница поднялась еще во время первой. Вовсе не потому, что она всю ночь не сомкнула глаз и ждала рассвета, а потому, что нужно было кое-что успеть сделать. Сунув ноги в обувь и приведя себя в порядок перед зеркалом, юная Гринграсс заплела себе заурядную косу и покинула комнату.
В гостиной было оживленно. Студенты переговаривались меж собой, шутили, а кто-то спеша дописывал домашнее задание чиркая пером по бумаге. Легкая улыбка тронула девичьи уста и кивнув парочке знакомых, она покинула это место.
Ровной и спокойной походкой леди из высшего общества быстро поднялась на нужный этаж и тут же столкнулась взглядом с тем, кого искала.
- Мэддисон, нам нужно поговорить. – Ее голос звучал спокойно, без лишних эмоций и чувств. Кажется, райвенкловка удивилась ей с утра пораньше.
- Слушаю. – Также словно ничего не произошло, в тон «подруге» ответила брюнетка. Они словно продолжали играть в некую игру, правила которой им обеим были не до конца знакомы.
- Напиши опровержение своей вчерашней статье. – Не ходя вокруг да около, сразу выдала Хлои.
- С чего вдруг? – Ровным тоном спросила Харпер, в ее голосе не ощущалось и капли заинтересованности.
- Хотя бы потому, что это неправда. – И хотя «подруга» так и не взглянула в ее сторону, блондинка точно знала, что та сейчас закатила глаза. – И потому, что если ты по-хорошему этого не сделаешь, то я обещаю тебе обеспечить нехилые проблемы. Ты знаешь меня. –Представительница орлиного факультета повернулась к собеседнице одарив ту холодным, прожигающим взглядом, пока светловолосая с ухмылкой на лице продолжала. – Ты слишком много говоришь о себе для человека, что использует любую информацию о других в своих корыстных целях.
Лицо Фоули багровеет. Кажется, вот-вот та подойдет и ударит своего оппонента с размаху. Но нет, этого не происходит, дева продолжает стоять на месте бурля Элис взглядом.
- Полдник. Дождись.
Очаровательная улыбка трогает юные уста:
- Всегда знала, что с тобой можно договориться, Мэддисон. – Словно выплюнув чужое имя как нечто мерзкое и отвратительное, пятикурсница гордо подняв голову удалилась.

***
Глаза цвета глубоких морей смотрели на улицу по ту сторону стекла. До полдника оставалось более полутора часов, но аристократка и не спешила. Все же, даже решив эту проблему она не чувствовала себя лучше. В этой бессмысленной битве «воительница» больше потеряла, нежели приобрела.
За окном не было ни души. По крайней мере на этом небольшом клочке земли, видимому отсюда светлому взору. Неудивительно, ибо там шел дождь. Как и тогда, в тот день – он был единственным гостем, кто оплакивал ее
По коже пробежал мороз. Становилось прохладнее. Может быть, она зря не накинула мантию и не укуталась в теплый шарф? Деве что всегда любила холод – сейчас было холодно. Была ли причина в дожде или ветрах, что беспощадно обдували наружные стены замка.
В голове блуждало столько разных мыслей. Но было в них нечто общее – воспоминания. Даже если Хлои решила для себя не общаться более с Фоули после произошедшего, некая часть ее знала, что та была права. Достаточно было лишь вспомнить вчерашние моменты с Маркусом и Шайдером. Где ее носило тогда? Возможно ли, что будь она с ними, могла бы хоть как-то помочь? Она всегда где-то в стороне, пока ее друзья влипают в неприятности...
Взять хотя бы Мэриголд на первом курсе: тогда еще одиннадцатилетняя колдунья притащила в школу десятки своих чудесных игрушек и могла подолгу сидеть в общей гостиной, играя с ними. Пока однажды кто-то из старшекурсников не сломал их. Хилари была безутешна, более часа захлебываясь в собственных рыданиях, никак не могла успокоиться. Мэддисон тогда была с ней и как могла утешала ее. А где была Элис? Неизвестно.
Где бывает она сама, когда ее друг детства Шайдер предается унынию в тот самый день? Она хотя бы раз оказавшись в Хогвартсе пыталась узнать, как он? Ни разу. Казалось, прелестница наоборот намеренно старалась лишний раз не пересекаться с ним.
Ее друзьями являются только те, с кем она успела подружиться еще в далеком детстве. Это были те, кто видел ее другую: более веселую, открытую, искреннюю, живую. Когда малышка, раскинув руки, могла бегать по двору закрыв глаза и подставляя лицо ветру, пока родитель ее не осадит, спустив с небес на землю. Ту смышленую девчушку, которая не боялась показаться таковой. Что могла, поспорив с Маркусом, скинуть с себя удушающее платье «принцессы» и взобраться на дерево в саду. Кажется, тогда отец уволил кого-то из прислуги. А, может, и не одного.
Воспоминания порождает лишь острый комок в горле, который определенно не добавлял ее дню приятных красок. Мотнув головой, волшебница покинула одинокий угол в тени, направившись в сторону большого зала. Скоро должен был начаться полдник. Решающий момент.
Дойти-то Гринграсс дошла, но остановилась прямо перед входом в помещение. Сомнение и страх одолевали неопытную душу, но ей нужно было это сделать. Пойти вперед и расправиться со всеми вопросами и решить свои проблемами. Сидеть сложа руки, в ожидании неизвестности – не ее подход.
Глубокий вдох и она входит внутрь. Приблизившись к ближайшему столу светлый взгляд цепляется за новый еще свежий выпуск газеты. Хлои снова не спрашивая ни у кого, хватает один из них и пробегается глазами. Внутри действительно становится чуточку легче и развернувшись на каблучках, дева гордо покидает большой зал. Кажется, кто-то позади позвал ее по имени. А, может, только показалась.
Некое шестое чувство привело чародейку в сторону библиотеки и она не ошиблась. Себастьян сидел один, почитывая какую-то старую книжку, где-то между полками по материалу прорицание. Набрав в грудь побольше воздуха и выдохнув, аристократка расправила плечи и уверенной походкой направилась к нему. Без слов положив газету на стол, Элис лишь секунды всматривалась в чужие черты лица. В ее взгляде не прослеживалось ни боли, ни злости, ни разочарований, ни каких-либо иных чувств и эмоций.
- Доброго Вам дня, мистер Пиритс. – Ровным тоном выдает светловолосая безучастно наблюдая за сидящим за столом волшебником. – Надеюсь, оно у вас действительно является таковым. Позволю себе прервать его своим присутствием. – Последнее предложение говорящая отчеканила более холодным тоном, не сводя взгляда с юношеских очей.


https://vk.com/doc2000018404_419775643?hash=b86ad1c333fa234bb2&dl=faf0c781a2f5e31522&wnd=1&module=imhttps://vk.com/doc2000018703_419412930?hash=b435306284ce67f173&dl=28aea60d7906bda311&wnd=1&module=imhttps://vk.com/doc2000018617_419510094?hash=563700c50f363c7eea&dl=5a479d39880c8adf40&wnd=1&module=im

Онлайн

#408 11-06-2019 в 21ч15

Гвардия Обсидиана
Lori
Солдат Гвардии
Lori
...
Сообщения: 561

Гриффиндор. 6 курс
Закария Хантер.
Гриффиндорская башня->>Большой зал.

Один +нпс.


Предыдущий день пролетел так быстро, что не успел Хантер и глазом моргнуть, как оказался в своей кровати. Засыпал он довольный, сытый и вполне себе счастливый, а проснулся под барабанящий по стёклам дождь. Приблизительно в пять утра, приоткрыв один глаз, он посмотрел на незанавешенное окно и убедившись в том, что за ним не видно ничего, кроме грязно-серых масс туч, со спокойной душой отправился спать дальше. В такую погоду сложно заставить себя что-либо делать, поэтому он даже и не пытался. Просто заснул и пролежал таким образом до самого завтрака. Снилась ему, как всегда дичь несусветная, которую он, впрочем, не запомнил. По прошествии трёх часов Хантер младший поднялся с лёгкой болью в висках, но решил не придавать этому особое значение. Больше его волновал ужасный холод в стенах замка. Стоило выбраться из нагревшейся постели, как морозец пробежался по оголенной юношеской коже, заставляя хозяина той вздрогнуть. Дабы согреть озябшие плечи он принялся интенсивно тереть их горячими руками. Закария никогда не отличался особой холодоустойчивостью. Будучи уроженцем солнечной Аризоны, он и не подозревал о том, с чем ему предстоит столкнуться по приезду на другой континент. В первые курсы Зак, как правило, часто болел, но вскоре привык к резким семенам температуры и выработал привычку надевать по две пары носков. Но несмотря на это и даже на накинутый сверху шарф, холод все ещё чувствовался. Поэтому Хантер принял решение выпить как можно больше горячего чаю сегодня за завтраком.
По коридору Закария идет своей привычной бодрой походкой, непринужденная улыбка застыла на его лице, а глаза горят все тем же огнём, который, казалось, разгорается каждый раз, когда гриффиндорец идет покушать. По дороге он здоровается со всеми знакомыми, кого-то успевает хлопнуть по руке, а некой миловидной девушке с младшего курса, что явно строит ему глазки, невинно подмигивает. Только потом его одолевают сомнения и уже не был уверен. Та девушка ведь смотрела на него с восхищением, а не с желанием придушить его в тёмном углу, да?
В Большом зале как всегда было полно народу. Из-за этого Закари пришлось вытягивать шею в попытке найти кого-то из своих друзей, которые выбрались из кровати раньше него самого. Однако все попытки оказались тщетные и гриффиндорец каким-то чудом оказался у самого края стола. Впрочем, какая разница, где завтракать? Главное ведь наличие еды!


Хаффлпаф. 6 курс
Эннибель Грейс Уинтер.
Подземелье. Женская комната.

Одна

Утро Эннибель не задались с самого его начала, а причиной тому послужила гроза. Яркие всполохи молнии и неминуемо следующий за ними гром. Девушка ненавидела такую погоду, а если быть точнее боялась ее. С каждым раскатом страх накрывал ее огромной волной, а после утаскивал в свои глубины, не давая даже шанса на полноценный вдох. Она лежала под одеялом, вся трясущаяся от поглотившего ее разум ужаса, жалкая и хрупкая. Подогнув под себя ноги, Энн закрывает уши руками, а глаза жмурит с неимоверной силой. Ну погремит и перестанет, скажут одни, те, кому наплевать на явления природы и красоту мира в целом. Другие же с радостью выбегут на улицу и, не боясь холода или простуды, подставят лицо крупным каплям дождя. Энн причисляла их к ненормальным. Ну, а третьи, такие как Эннибель, сожмутся в клубочек под тёплым одеялом, пытаясь утихомирить собственное сердцебиение.
Первая пара на сегодня состоится после обеда, поэтому девушка позволила себе такую слабость как остаться в постели. В этой уютной обители тепла, где раскаты грома слышны не столь отчётливо, а свет молнии не режет глаза. В месте, которое позволяет ей чувствовать себя в безопасности.


https://i106.fastpic.ru/big/2019/0618/d0/0fa55b4d3d989e722dedc9b5d88f6cd0.jpg https://i106.fastpic.ru/big/2019/0618/49/2048553bbb8a61ec52a669926f633549.jpg https://i106.fastpic.ru/big/2019/0618/9a/d06450ff55559eef3546664cc6a3bf9a.jpg https://i106.fastpic.ru/big/2019/0618/54/7ede3ba8e4257a888065eecc1ee63154.jpg https://i106.fastpic.ru/big/2019/0618/a6/01c00669e29bef2193eb7877912ba8a6.jpg

Офлайн

#409 11-06-2019 в 22ч12

Гвардия Тени
Dqo
Гвардеец на обучении
Dqo
...
Сообщения: 197

Слизерин, 7 курс.
Себастьян Вард Пиритс.
Библиотека.

Упоминаются: Лесси Ив Пиритс, Эрнестайн Трина Урхарт. Один -> Хлои Элис Гринграсс


Сегодня Пиритс не устремлялся потреблять пищу и общаться с милыми дамами в большом зале. Сегодня и лишь сегодня, он почти с самого утра проводит время в библиотеке, вчитываясь в строчки книг о прорицаниях. Наверняка завидуя тем, кто обладает этим столь полезным и интересным даром; обладать даром гадания ему казалось слишком малым, чтобы ощутить на себе полную силу управления временем, своей и чужими судьбами. Прорицание в действительности являлось одной из его любимых дисциплин вместе взятых и сам Себастьян, не обладая подобным даром, всё равно посещал уроки по прорицанию и выбрал его одной из своих дисциплин, пусть и переубеждавший его отец твердил, что это - пустая трата времени, в минестерстве и подавно не пригодиться.

Себастьян редко позволял себе перечить своему отцу, но несоглашаться с ним он мог постоянно: они, к сожалению, были людьми разного склада ума и оба одновременно отличались, и были так же похожи друг на друга. Имеющие разное мышление мужчины были оба серьёзными, рассудительными и собранными. Всегда и везде. Так же Пиритс младший привык не показывать свои настоящие эмоции, подобно тому, как и его отец учил того. У Варда с семьёй поддерживались только хорошие отношения, несмотря на несогласие его со многими вещами, слизеринец меньше всего старался получить конфликт из ситуации с женитьбой, что предстояло ему решить. Кстати о ней: Вард считал любую девушку слишком "не складного ума" и все для него казались какими-то слишком наивными, простыми и вообще вся прелесть девушки начиналась с того момента, когда она молчала. А его сестра не может молчать - худший пример женщины, что ни на есть. Он и правда испытывал открытую ненависть к Лесси Пиритс, следуя примеру их общих родителей. По мнению всех Пиритсов, она их позорила. И наверное, действительно вела себя слишком фривольно, и позволяла себе многое, что для чистокровной волшебницы-аристократки было непозволительно. Себастьян ненавидел её за это.

Его мысли прервало тихое напевание что-то себе под нос, это была то-ли красивая мелодия, то-ли песня - Пиритс так и не разобрался. Он приподнялся с насиженного места, проскользнув меж стеллажей с книгами и прислушался к довольно тихому пению, наверняка, чтобы мистер Ферби не услышал и не стал ругаться.

У окон танцевала рыжеволосая девица. Её густые кудри то и дело кружились в непроизвольном танце вместе с ней, а тонкие, бледные пальцы тянулись куда-то к окну, ближе к пасмурной погоде, настолько мечтательно и сказочно та выглядела, сняв с себя мантию и туфельки, что покоились рядом с лежащей на стуле мантии. Она танцевала так беззаботно, как будто всегда была здесь и только и делала, что  двигалась в своём обычном танце, напевая себе что-то поднос. Пиритс не видел её впервые, он узнал эти густые рыжие волосы. Это была мисс Урхарт, настолько красиво. казалось бы, исполняющая свой танец, что слизеринец не имел никакого желания её беспокоить, лишь бесшумно наслаждался видом со спины девушки. Впрочем, и он скоро ему надоел и он решил вернуться к чтению, пока его не побеспокоила другая, не более интересная дама - мисс Гринграсс.

- Добрый день. - сообщает коротко слизеринец, еле заметно хмурясь и сдвигает брови, закрывая книгу по прорицанию, - Что ж, раз уж вы здесь, мисс Гринграсс, я позволю вам ворваться в мой добрый день. - он улыбается ей, но после его взгляд снова становится безразличным в ровень взгляду невесты; - Чем могу помочь?

Последнее изменение внесено Dqo (11-06-2019 в 22ч15)


i'm a survivor, i'm gonna make it, i will survive, keep on survivin'.

https://b.radikal.ru/b03/1905/c0/64e4d6e0ee14.gif https://b.radikal.ru/b26/1905/b0/ec477a8f061d.gif https://a.radikal.ru/a27/1905/82/8d20e942e8e9.gif

Офлайн

#410 12-06-2019 в 01ч21

Гвардия Тени
Nanami_Tyan
Гвардейский Пехотинец
Nanami_Tyan
...
Сообщения: 1 880

прошлое


Гриффиндор, 6 курс
Шайдер Монфор л’Амори
Больничное крыло-Гостиная Гриффиндора-Большой зал
Закария Хантер

Мадам Помфри аккуратно размотала чёрную мокрую ткань и сняла с лица рыжеволосого гриффиндорцев. Он сидел смирно, закрыв свои глаза, терпеливо ожидая вердикта врача.
-Что ж, мистер Монфор-л’Амори, попробуйте открыть глаза.-женщина сосредоточенно всмотрелась в лицо молодого человека.
Парень аккуратно поднял веки глаз. Его ослепил свет, и он машинально закрыл глаза и протёр их. У него потекли слёзы, но он вновь открыл глаза. Его радужка глаз снова стала чито-голубой, и больше не была серого цвета, а внутри появился свет жизни. Сначала всё было мутно, но потом всё приобрело чёткость и краски. Первое, что парень увидел, так это сосредоточенное лицо Помфри.

-Я вижу. Но у меня страшно болит голова...-парень поморщился и вновь прикрыл глаза, так как он ещё не привык к свету.

-О, Мерлин, ну и хорошо. Мистер Монфор-л’Амори, с этой головной болью вам придётся пожить ещё пару дней. Да, зрение к вам вернулось, однако то заклинание, под действие которого вы попали, довольно мерзкое. Поэтому, у вас головная боль, а также может быть спазм глаз и лёгкое головокружение. Но в остальном, вы в порядке, так что можете вновь посещать занятия.-потеряв интерес к шестикурснику, врач ушла к другому пациенту.

Облегченно выдохнув, Шайдер быстро собрал свои вещи и отправился в гостиную Гриффиндора. Пусть его и мучала головная боль, он радовался тому, что теперь может передвигаться без посторонней помощи. Было довольно рано, поэтому коридоры пустовали. Шайдер быстро добрался до гостиной и сразу же пошёл в спальню, чтобы переодеться. Парни лежали в своих кроватях и мирно дрыхли. Пустовало лишь несколько, одна из которых принадлежала Закарии. Видимо, друг уже был на завтраке. Тихо, стараясь не шуметь, парень переоделся, взял нужные вещи и пошёл на завтрак. За то время, пока он собирался, многие уже проснулись, поэтому когда шотландец пришёл в большой зал, свободных мест почти не было. Парень тщетно бродил меж рядов и пытался найти хоть один свободный угол. И вот чудо, на краю за одним из столов, было парочка свободных мест. Когда парень приблизился а нему, то увидел завтракающего друга. Гриффиндорец улыбнулся. Самое приятное после слепоты, было лицезреть, как во рту Зака исчезают банановые оладья. Рыжеволосый подсел к гриффиндорцу.

-Привет, Зак. Я много чего пропустил?-парень вновь через силу улыбнулся. В виске стрельнуло и он вновь немного нахмурился, но постарался не подавать виду.

Последнее изменение внесено Nanami_Tyan (12-06-2019 в 09ч49)


Подпись уехала в отпуск

Офлайн

#411 12-06-2019 в 09ч36

Гвардия Обсидиана
Rira
Приспешница Сильф
Rira
...
Сообщения: 1 132

Хаффлпаф, 6 курс
Инграм Селвин
Гостиная Хаффлпафа = Большой зал

Сунан Лиен Хон, Джилрой Лесли, нпс

Инграм поежился от холода и открыл глаза. В их окна у самой земли умудрялся стучать дождь, и ему сразу же захотелось налить себе грелку кипятка и больше сегодня никуда не вылезать. В принципе, хаффлпафец даже собирался провернуть такое, сходить лишь на одну утреннюю пару и до вечера валяться в постели с книгой. Он счастливо зажмурился, думая об этом. Ничего не должно было сбить его сегодня с поставленного пути.

Парень повернул голову к кровати друга и приоткрыл рот от удивления. Постель, если не считать несколько листов пергамента на ней, была девственно нетронута. Селвин тут же подорвался, быстро одеваясь и собираясь на поиски Джилроя, который судя по кровати, сегодня тут не ночевал. В голову тут же полезли разные догадки, от самых безобидных, до самых-самых неприятных. Но стоило кудрявому парню вылететь со стороны спален, как пропажа сразу же нашлась. Ленс стоял у стола, глядя в сторону выхода из гостиной с очень задумчивым, настолько неожиданным для Инграма, что Селвин сразу же растерял все слова, которые собирался сказать при встрече. Парень медленно подошел к другу, затем повернул голову в ту сторону, куда смотрел сам Ленс и вздохнул. Кажется, тут что-то произошло, и, на самом деле, Инграм рад, что не стал свидетелем никаких сцен, какие бы тут сцены не происходили.

- Кажется, утро начинается бодрее в такую погоду, чем ожидалось, - он скорее намекает, как носился сейчас по спальне в поисках галстука, чем на то, над чем мог бы думать Лесли. - Доброе, да.

Селвин обводит глазами гостиную и замечает спящую на софе Сунан. Она что, всю ночь здесь проспала?!

- Ленс, мне стоит знать, почему сегодня вместо тебя на твоей кровати спал пергамент? - с улыбкой спрашивает хаффлпафец, присев напротив подруги и оглянувшись на рыжеволосого. Он не стал лезть с вопросами, «прижимать к стенке», Инграм знал, что Джилрой, в какой-то момент, сам ему все расскажет. Парень разбудил Су, стараясь не улыбаться от милого сонного личика девушки, помог ей сесть и плотнее обернул ее в плед. В гостиной было прохладно, ей бы сейчас горячий завтрак и чай.

- Сколько времени? - пробурчала девушка, приоткрыв слипающиеся глаза. Джеррард настоящий слепец, раз не замечает милую Сунан. Инграм взглянул на часы, затем на доску объявлений.

- Семь с небольшим. Но на твоем месте, я бы пошел еще поспал. Времени у тебя до пары целый день, а погода сегодня прескверная. Тебе налить грелку?

Друзья проследили, чтобы еще спящая девушка добралась до коридора со спальнями девочек, а затем отправились на завтрак, потому что первый урок у них был трансгрессия. Они зашли в Большой зал, поздоровались со всеми знакомыми лицами по дороге и уселись за столом хаффлов, рядом с теми, кто тоже не спал в столь промозглое утро из-за того, что у них были уроки в первой половине дня.

- Что случилось у тебя? - Инграм кутался в свою мантию и шерстяной шарф, сегодня стянув волосы на затылке, чтобы не мешались. Он взглянул на друга, который выглядел так, будто его сейчас прорвет от его дум. Непривычно смотреть на задумчивого друга, которого что-то грызет внутри, поэтому Селвин был готов выслушать его, и чуть улыбнулся, когда Джилрой поднял на него взгляд, давая понять, что хочет услышать все невероятные истории, произошедшие с ним, из его уст.

Последнее изменение внесено Rira (12-06-2019 в 09ч36)


https://pp.userapi.com/c845523/v845523815/203005/5DVbGf0uDJE.jpg

Офлайн

#412 12-06-2019 в 13ч12

Гвардия Обсидиана
Onika
Гвардейский Пехотинец
Onika
...
Сообщения: 1 846

Хаффлпаф.5 курс
Бриана Джин Трэверс
Гостиная Хаффлпаффа
Энибель Уинтерс

Вставать с кровати сегодня не хотелось.Причиной этому была гроза и дождь, сопрвождаемый ею.В такую погоду только и хочется что пить чай и читать хорошую книгу, лёжа под тёплым одеялом.Бриана так и собиралась сделать, но если сейчас она  останется в таком положении, то уже не встанет.С трудом и кряхтением,тяжело отрываясь от кровати,ей всё-так удалось поднять свою нелёгкую тушку с мягкой кровати.В её комнате многие ещё спали,нервно ворочаясь и что-то бормоча себе под нос. Некоторые боялись грозы во время дождя, но Бриане даже это даже нравилось.В детстве она выходила из дома в дождь и наслаждалась прекрасным хмурым небом. Ох как мама тогда ругалась. Мама. Опять это знакомое чувство ностальгии и сожаления. Заболело сердце как будто железные когти впились в него, разрывая изнутри.Она не могла справится с этим, ничего сделать не могла.И хотя пасмурная погода никогда не вызывала в девушке грусти, сейчас был тот случай когда погода поспособствовала этому. Бриана зашла в свою гостиную. Там было пустнынно.Кажется не зря Хаффлпаф называют факультетов тружеников. С утра пораньше выползли из тёплых комнат. Честно говоря не хотелось следовать их примеру.Она решила остаться и проверить кто же ещё остался в комнатах или оказать моральную поддержку тем, кто боится грозы. Хотя в детстве ей рассказывали насколько опасна гроза, она до сих пор не понимает как можно её боятся, особенно когда ты в Хогвартсе.Обойдя многие комнаты,Трэверс заприметила то что многие кто остался ещё спят.Но в одной комнате, на одной из кроватей был заметен маленький клубочек из одеяла.Девушка прикинула кто бы это мог быть и поняла, это была Энибель Уинтерс, пожалуй самая тихая представительница барсучьего факультета.Сжавшись по своим тёплым одеялом она кажется ждала окончания грозы.
-Эй, Энни -девушка бесшумно подошла к ней и дотронулась до одеяла под которым та лежала- ты как впорядке ?

Последнее изменение внесено Onika (12-06-2019 в 17ч20)


https://i.yapx.ru/EYv3C.gif

Офлайн

#413 12-06-2019 в 15ч48

Гвардия Тени
Nanami_Tyan
Гвардейский Пехотинец
Nanami_Tyan
...
Сообщения: 1 880

Хаффлпаф, 5 курс
Хён Со
Гостиная Хаффлпафа-Большой
Сунан Лиен Хон, Инграм Селвин, Джилрой Лесли

Хён проснулась в не лучшем расположении духа. Встав с тёплой постели, девушка почувствовала слабость и чуть не рухнула на пол. Перед глазами азиатки всё вращалось и странно плыло, но потом всё прекратилось. Однако чувство тяготения не отпустило Со. Видимо, она опять приболела из-за недосыпа. Слегка пошатываясь, девушка всё же оделась, стараясь отвлечься от недугов со здоровьем. Сделав небольшой пучок, девушка вышла из спальни. В её комнате соседки ещё спали, поэтому староста не стала их тревожить. В гостиной никого не было, так как было довольно рано.
Оказавшись же в большом зале, девушка приметила компанию своих друзей и подсела к ним за столик.
-Доброе утро. Приятного аппетита.-голос звучал не так мелодично и легко как обычно, однако девушка натянула на лицо улыбку и по своей привычке убрала свои проблемы на задний план.
Представительница барсучьего факультета заметила, как друзья выглядели как-то...подавленно. Возможно, причиной тому была Погода, однако самое странное было то, что обычно всегда громкий Лесли, который и днём и ночью был гиперактивен, сидел повесив нос.
-Ленс, что-то случилось?-девушка беспокоилась за друга.
Сунан тоже была ещё тише, чем обычно. Видимо, девушка очень сильно хотела спать. Да что же случилось? Хотя Со тоже было не по себе. Перед глазами опять заплясали яркие пятна, а внутри всё очень холодело. Девушка сразу взяла чай и постаралась пить его всё чаще и чаще.
-Инграм, можешь передать пожалуйста банановые оладья? Они слева от тебя.-Хён сидела очень далеко от желанного угощения и не могла до него дотянуться.

Последнее изменение внесено Nanami_Tyan (12-06-2019 в 16ч02)


Подпись уехала в отпуск

Офлайн

#414 12-06-2019 в 17ч27

Гвардия Тени
Intermezzo
Приспешница Сильф
Intermezzo
...
Сообщения: 1 215

Слизерин. 6 курс
Дарина Гриндер
Гостиная Слизерина. Комната для девочек

Одна + NPC

Первое, что почувствовала Дарина, когда проснулась, был едва уловимый запах трав — так пахло от Уильяма. Она заснула с его платком, крепко сжимаемым в кулаке. Первое, что услышала Дарина, когда проснулась, были не лишенные клишированности и стремления быть похожими на взрослые разговоры Джессики с ее подружками. Обсуждение перьев для шляпок, несомненно, было самой подходящей темой для семи утра. Первое, что увидела Дарина, когда проснулась и открыла глаза, была приглушенно-зеленого цвета обитая тканью стена. Она слабо мерцала мутными изумрудами в свете свечей, уже зажженных Джессикой.

Пусть и девушки говорили очень тихо, шепотом, громкость их мыслей, к сожалению, было не убавить. Выдыхая с упавшим в легкие тяжелым стоном, Гриндер развернулась к ним.

Доброе утро, — тут же отреагировала на нее Джун, с улыбкой потягиваясь.

— Если бы, — хриплым после короткого сна голосом ответила ей Дарина.

Представляешь, у меня вчера получился телесный патронус! — с раздражающе бодрой радостью поделилась невероятно интересной новостью Джессика, — Ни за что бы не подумала, что это лань! Я всегда была уверена, что мой патронус будет какой-нибудь кошкой, — Розье шутливо изобразила пальцами когти и с задором изобразила шипение кота — "Кхх". 

Ты, наверное, злишься на нас за то, что мы тебя разбудили... — непринужденно продолжала Джессика.

— Какая поразительная наблюдательность.

...Но я подумала, что ты разозлишься сильнее, если опоздаешь на защиту от темных искусств.

Может, хоть сегодня у меня получится вызвать телесного патронуса, — тихо и немножко гнусаво вклинилась Эйприл.

Конечно получится, — подбодрила ее Джун, поправляя и без того идеальную прическу перед зеркалом, — У Дарины вроде тоже вчера не получилось. Да, Дарина?

— Не хочу ни с кем разговаривать, — мрачно выдала Гриндер, игнорируя обращение Джун и в упор смотря на свою соседку. Даже слепой понял бы этот преисполненный усталости намекающий взгляд.

Какая неожиданность, — саркастично ответила ей Джессика, не сдержав смешинки.

Ни разу не женственно зевнув, Дарина с трудом села на постели и уставилась на свои ноги. Найти себя в водовороте внешних фантазий было все сложнее.

Опять? — тихо и, кажется, с выражением сочувствия на лице, Розье посмотрела на Дарину. "Ты снова мои мысли читаешь?" Гриндер лишь медленно и грузно кивнула ей в ответ.

Что "опять"? — с расстановкой поинтересовалась Джун, переводя взгляд на Дарину и обратно.

Ничего важного, — отмахнулась Джессика с легкой улыбкой. Спустя время, по-девичьи смеясь и щебеча, адское трио наконец покинуло комнату, и Дарина, оперевшись локтями на собственные коленки, уронила голову в свои ладони. Она мерно растирала виски и лоб, методично уговаривая себя выйти из комнаты и провести в обществе еще один день. Она в очередной раз пыталась вновь возвести мысленный барьер. На мгновение у нее даже получилось, но стена крайне быстро рухнула. На завтрак девушка не пошла — она потратила оставшееся до пары время на то, чтобы вспомнить все проведенные с профессором Мейлон часы и подавить свою легилименцию.

Последнее изменение внесено Intermezzo (14-06-2019 в 02ч55)


https://c.radikal.ru/c11/1901/ee/667f62dea4e5.gif

Офлайн

#415 12-06-2019 в 19ч18

Гвардия Обсидиана
Lori
Солдат Гвардии
Lori
...
Сообщения: 561

Гриффиндор. 6 курс
Закария Хантер.
Большой зал.
 
Шайдер Монфор-л'Амори.

Для парня, уплетающего свой завтрак настолько быстро и увелеченно, приход Шайдера показался слишком неожиданным. Рот его был набит едой, а сам он чуть вздрогнул, когда увидел друга рядом с собой. Закария мигом проглотил еду и, улыбнувшись ярко, накинулся на гриффиндорца с обнимашками. Одной рукой он обвил его шею и прижал поближе к себе, а второй растрепал рыжие кудри Шайдера.
-Знаешь что ты пропустил? Мои переживания на счет тебя с Эдом!-расмеялся он и все же отпустил парня из захвата, после чего придвинул к нему тарелку с оладьями. Пускай по Заку и не скажешь, но он действительно волнуется за каждого, кого считает свои другом. За всех вместе и за каждого по отдельности.
-Ну, как ты? Видишь меня?,- умехнувшись беззлобно, он делает глоток сока. Завтрак продолжился в приятной компании гриффиндорского кота.

Хаффлпаф. 6 курс
Эннибель Грейс Уинтер.
Подземелье->Большой зал.
 
Бриана Трэверс.

Несмотря на заслон в виде пледа и броню из собственных ладошек, раскаты грома все еще слышались так отчётливо, будто бы девушка находилась на улице, а не под своей барикадой. Энн все сильнее и сильнее сжимала уши, однако это мало чем помогало. Внезапно дева чувствует лёгкое прикосновение к плечу. Сначала она пугается, вздрагивает всем телом, а потом чуть робко выглядывает из-под одеяла.
-Бриана?
Эннибель медленно садясь на кровати, с непониманием глядит на хаффлпаффку. И тут негаданно появляется еще одна молния, а также новое громыхание после него. Девушка резко дёргается и кидается в объятия к подруге. Она всегда так делала, когда гроза заставала ее в родном доме. Старшие сестры хоть и были высокомерны, но над ней не сильно издевались, позволяя пугливой девочке спрятаться в складках их новых платьев. Вот и сейчас, она крепко обнимает хрупкую девушку напротив, отказываясь открывать глаза. А после, поняв насколько много неудобств может принести хаффлпаффке, отстраняется от нее.
-Прости меня пожалуйста,-говорит чуть слышно, соединив кончики указательных пальцев. Взгляд ее блуждает по полу женской спальни. Надо бы накинуть что-либо сверху, неприлично ведь стоять ей в одной сорочке. В добавок ко всему раздались внезапное урчание голодного желудка.
-Ну уж нет, так не пойдёт,- говорит Трэверс,-Быстрее одевайся, ты ведь не собираешься ходить голодной?

•••

В Большом зале девушки сели рядом. Всю дорогу до сего помещения Энн крепко сжимала предплечье блондинки и извинялась за это много раз, в добавок бедняжке Бри пришлось терпеть внезапные подпрыгивания со стороны Эннибель в время очередного грома, за что последней было крайне стыдно. Дождь все не превращался, а день обещал быть долгим.

Последнее изменение внесено Lori (12-06-2019 в 19ч22)


https://i106.fastpic.ru/big/2019/0618/d0/0fa55b4d3d989e722dedc9b5d88f6cd0.jpg https://i106.fastpic.ru/big/2019/0618/49/2048553bbb8a61ec52a669926f633549.jpg https://i106.fastpic.ru/big/2019/0618/9a/d06450ff55559eef3546664cc6a3bf9a.jpg https://i106.fastpic.ru/big/2019/0618/54/7ede3ba8e4257a888065eecc1ee63154.jpg https://i106.fastpic.ru/big/2019/0618/a6/01c00669e29bef2193eb7877912ba8a6.jpg

Офлайн

#416 12-06-2019 в 19ч50

Гвардия Тени
MerienGardener
Друг фамильяров
MerienGardener
...
Сообщения: 3 768

=Совместный пост=

Гриффиндор, 6 курс
Джеррард Фитцджеральд
За пределами Хогвартса - Гостиная Гриффиндора
Один (упоминается Софи Коннорс) - Эдмунд Поттер

Гриффиндор, 6 курс
Эдмунд Поттер
Гостиная Гриффиндора
Закария Хантер, Джеррард Фитцджеральд


Утро начинается не с кофе. По крайней мере, у Джеррарда, который не знал вкуса хорошего кофе, но был замечательно осведомлён о пользе хорошей утренней пробежки вокруг озера. Натянув, как обычно, на скорую руку футболку и короткие шорты, он был готов в любом состоянии и при любых погодных условиях нагонять километр за километром в приподнятом расположении духа. Посмотрев на Эдмунда, мирно спящего в кровати, гриффиндорец улыбнулся, пожалев своего брата, и тихо вышел за дверь. Стоило ему добраться до выхода на задний двор университета, тёмное небо осветила яркая вспышка, а после послышалось грохочущее клокотание под тяжёлыми облаками. Джерр почесал затылок, незадачливо смотря на стену из дождевых капель перед собой, и, вдохнув в лёгкие побольше воздуха, шагнул под проливной дождь. Бодрящими струями небо охладило разгоряченное тело парня, и тот, блаженно прикрыв глаза, поднял к нему руки. Долгожданная прохлада, настоящее блаженство.

Уже даже было непривычно, что он не в Больничном крыле. Поттер открыл глаза и уставился на пустую кровать Джеррарда. Видимо, друг не стал его будить с утра пораньше, чтобы тащить с собой на пробежку. Эдмунд бы и сам не пошел. Однажды они так побегали под проливным дождем после затяжного “бабьего лета”, и Поттер слег на несколько дней с простудой. Он не хилый в плане здоровья, даже немного заколен, редко болеет, но все-таки организм давал о себе знать в такие резкие перепады погоды.

Тишина в обрамлении пения птиц, нарушаемая только игрой осеннего ливня на древесном фортепиано. Два раза - вдох, два раза - выдох. В качестве разноцветных клавиш используя багряные и золотистые листья, природная увертюра ласкала слух. Два раза - вдох, два раза - выдох. Трепещет крыльями под тёмной кроной птичка, подпевая невидимому маэстро. Два раза - вдох, два раза - выдох. Стучит сердце парня в такт тяжёлым каплям по спине и по плечам, покрывающим ещё местами сухую тёмную футболку. Новая вспышка молнии над головой и чёрное небо явило своё враждебное нутро, вовлекая мир в свою печальную атмосферу. Улыбнувшись, юный Фитцджеральд снимает прилипшую к спине и торсу футболку, полуголым телом ловя дождевую шрапнель. Напряжённые бугрящиеся мышцы, спутанные тёмные волосы и задорный блеск в карих глазах - одинокая высокая фигура под сильным ливнем смотрелась сюрреалистично и, тем не менее, естественно. Смятая мокрая футболка в крепкой хватке гриффиндорца трепетала на ветру, норовя улететь со следующим порывом и потеряться в Запретном лесу. Прислушайся к природному ритму, к затаившейся жизни в тени корней древних деревьев и вдохни аромат тёплой осени, не побоявшись намочить стопы под проливным дождём. Улавливая едва ощутимые изменения то тут, то там, Джеррард осмотрелся по сторонам, уповаясь красотой единства и уникальности каждого мгновения. Чтобы сорваться с места и с новыми силами покорить новый километр.

Дождь имел свойство смывать с человека грязь, изгонять из сердца тягучее желание заблудиться в себе и очищать разум от пагубных желаний.
"Что же ты делаешь, Джерр?"
Дождь убирал волнующую истому с плеч и усмирял бешеный стук большого сердца о рёбра, с какой-то особой заботой расчёсывая спутанные волосы косыми каплями.
"Зачем подходишь к Софи, Джерр?"
Дождь не задавал лишних вопросов, он молча извлекал из тёмных уголков старые, как мир, вечный вопросы, и сталкивал лоб в лоб человека с его чувствами.
"Зачем продолжаешь любить, Джерр?"
Дождь мог быть спасителем, а мог стать настоящей мукой для открытого всем и вся сердцу.
"Это не любовь, Джерр, это наваждение."

Гриффиндорец потянулся, скинул с себя одеяло и, поборов желание снова свернуться клубоком и никуда не выходить, быстро начал одеваться. Шайдера не было, Закария всем своим видом требовал еще около получаса сна, а вот Ричард встал вместе с Поттером, вот они вдвоем и носились по спальне, спешно собираясь.

- О, тебя там не залило? - Ричард встретил Джеррарда в дверях, собираясь покинуть спальню. Затем пошутил еще что-то про рост парня, ведь самого можно было назвать “метр с кепкой”, и убежал из спальни, оставив Фитца и Поттера наедине. Эдмунд тут же вспомнил про письмо.

Взъерошив мокрые волосы обеими руками, юный Фитцджеральд широко улыбнулся вслед убежавшему товарищу и, переводя взгляд на своего названого брата, тепло его поприветствовал.

- Ну что, как побегал? - отозвался гриффиндорец, наблюдая, как парень переодевается в школьную форму. Они неспешно разговаривали о вчера, посмеялись над тем, как маленькая Анна назвала его “изврощенцем”, обсудили ситуацию с Шайдером и квиддич, а затем Эд подвел к очень волнительному вопросу. В руках он крутил заколдованный цветок антуриума, что извлек из коробочки на две чемодана. Вчерашние мысли о признании Сунан и о Вивьен заставили его растормошить свои детские воспоминания и привязанности.

- Джерр, - начал он, взяв с тумбочки письмо и протянув другу. Тот сразу его взял, прочитав, кому оно предназначалось. Вообще, Джеррард часто получал такие письма, но все то было не от Сунан Лиен Хон. За эту девушку Эд искренне болел, поэтому где-то в глубине души надеялся, что, прочитав о ее чувствах, Фитц... сделает свои выводы. - Это от Сунан. Я думаю... что тебе лучше прочитать его одному. Пожалуйста, прислушайся... к ее сердцу.

Эдмунд грустно улыбнулся другу, встал и вышел за дверь спальни, спускаясь в гостиную. Его другу лучше обдумать все это наедине с собой.

Застыв посреди спальни тёмной спальни с письмом в руке, Джеррард не спешил его открывать. Как будто письмо куда-то волшебным способом испариться, если он не откроет его. Но, вот оно, лежало на его коленях. Но, вот оно, письмо, написанное его подругой наверняка аккуратным почерком, наверняка чувственной рукой. Присев на край кровати, гриффиндорец решился, а в голове его в тонне нахлынувших эмоций ясно выделялась лишь одна мысль:
"Джерр, прислушайся к сердцу Сунан...
Не бойся."

Последнее изменение внесено MerienGardener (12-06-2019 в 20ч20)


https://wmpics.pics/upload/images/TA8I.jpg

Онлайн

#417 12-06-2019 в 20ч42

Гвардия Абсента
Chinomico
Победившая цыпленка
Chinomico
...
Сообщения: 744



Верóника Грейс Вальверде | Гриффиндор, VI курс.

Доминик Гарриет Вальверде | Когтевран , VI курс   
Больничное крыло  Коридоры  Гостиные факультетов.
Между собой  По одному + прочие студенты и npc.
За Черити Шанталь большое спасибо Esperança.

Предыдущий день. Заключение.


https://a.radikal.ru/a14/1906/bd/e341d6184764.jpg

Офлайн

#418 12-06-2019 в 21ч47

Гвардия Тени
Esperança
Солдат Гвардии
Esperança
...
Сообщения: 631

Совместный пост с Dqo
Слизерин.Хлои Элис Гринграсс.
Слизерин. Себастьян Вард Пиритс.
Библиотека.
Упоминаются: Мэриголд Хиллари Роул, Мэддисон Харпер Фоули, Энджелберт Певерелл + нпс и другие студенты.

Хлои продолжает улыбаться, едва ли чуть сильнее поджимая губы. Вот как, все так просто, что ж игра принята:
- Ничем особым, мистер Пиритс. Просто хотела взглянуть в ваше лицо. – Ровным тоном выдает слизеринка, не сводя своих равнодушных глаз с юноши. – Могу предложить, что сегодня Вы газет не читали. – Продолжает прелестница как о чем-то будничном и обыденном в их беседе. – Не страшно. Я взяла на себя дерзость, любезно принести одну для вас. – Светлый взгляд опускается на свежий номер, который покоился на столе рядом с ним, прежде чем вновь вернуть взор на собеседника. Она замолкает, словно давая возможность старшекурснику понять суть дела, а потом выдает:
- Скажите мистер Пиритс, насколько благородно для мужчины, аристократа обвинить кого-либо с ходу, не попытавшись разобраться в ситуации? – Глаза цвета глубоких морей продолжали спокойно смотреть в чужие. Слишком спокойно для нее. – Так просто оклевать девушку при свидетелях, не задумавшись о ее чувствах? – Девичий взгляд темнеет, но прелестница продолжает оставаться все такой же невозмутимой. – Разве для колдуна вашего статуса и мировоззрения достойно устраивать такого рода представления, выставляя все так напоказ? – Говорящая переводит дыхание, но уверенности в ее лице не убавляется. – Какие бы цели Вы не преследовали, чтобы Вами не двигало – в конце концов нужно оставаться человеком.
Ему быстро наскучивали девушки. А так же их общество и мисс Гринграсс была как раз той девушкой, что чуть-ли не открывала список. Себастьян мог бы бесконечно говорить о том, какой он считает её на самом деле и, как бы это не звучало, он без зазрения совести может указать на недостатки юной леди, начиная от её окружения и заканчивая ею самой. Однако, Вард был верно воспитан, именно поэтому к любой девушке он относился с особой осторожностью, не только в словах, но и в своих действиях. Никогда бы не позволил себе нагрубить особе, даже если сердце того требовало, никогда бы не позволил себе ударить девушку или как-то причинить ей любой вред, неважно – моральный или физических, пусть даже некоторые особы с лихвой этого заслуживали и были не чистых кровей, он не мог этого допустить.
- Я вообще редко читаю газеты, мисс Гринграсс. Ваш холодный тон говорит мне о том, что там снова что-то написали нелицеприятное. Возможно, уже про нас с вами. – он делает лёгкую паузу, а после улыбается девушке в своей странной манере, –  Да будет вам известно. При всём уважении к вашему с подругами творчеству, в девяносто процентном случае там написана отсебятина. – он продолжает говорить спокойным, холодным тоном. И да, Вард действительно открыто (и даже не стесняясь этого) верил, что Хлои вместе со своими двумя подругами (он не помнит их имён, да и такие пустышки незачем ему), писали гадости про остальных в газете. Может быть, мисс Григрасс была под влиянием своих друзей, но наблюдая сейчас её высокомерие, он слабо мог в это поверить.
- Меня учили, мисс Гринграсс, что мужчина ничего не должен обсуждать с женщиной. Меня учили, что мужчина – телега, а женщина – колесо, его опора. Мужчина не обязан отчитываться ни перед своей женщиной, что, кстати, должна быть всегда рядом и поддерживать своего мужа, ни перед кем другим. Если мужчина посчитает поведение женщины недостойным его – он меняет колесо. – Едва ли ухмыльнувшись своим словам, Пиритс делает лёгкую паузу, его глаза устремляются на потолок и он качает головой, – Я забыл. Вы считаете, что я вам должен. Потому что мы будущие муж и жена. Но позволю себе заметить, – он тут же кладёт руку девушке на плечо, – Мужчина всегда и во всём был выше женщины. И, о, право, дорогая Хлои, я думаю о ваших чувствах больше собственных. Однако то, что я прочитал в газете, на которую мне указали.. Я считаю неприемлемым для своей семьи и для себя. Насколько благородно поступили вы не подумав о моих чувствах и опозорив своего мужчину? – рука Себастьяна соскальзывает с плеча девушки, он гордо выпрямляет спину. Никто, пожалуй, не смеет разговаривать с ним таким тоном, будь то его будущая жена или нет – если женщина не научиться уважению, это не его жена.
- Газета всё выставила на показ. Я лишь поставил вас перед фактом, мисс Гринграсс. Одни мы были, или нет – не так важно. Вы уже были опозорены на всю школу и даже больше, одной лишь этой газетой. – спокойно заканчивая, глаза его падают на новую газету, что любезно доставила ему сама Элис и он берёт её в руки, глазами пробегаясь по ожидаемому опровержению. Ничего не доказывает.
- Мисс Гринграсс. – он выпускает из рук газету, протягивая её девушки и его взгляд в одночасье становится холодным и безразличным, – Я человек благородных кровей и серьёзного нрава. У меня нет времени играть в ваши игры, что вы затеяли со своими подругами, которые не блистают хорошими манерами, а также – умом. Прошу вас, вы можете написать тысячу опровержений под диктовку и это могу сделать я сам. Эти детские игры ничего не опровергают и не доказывают. – он выдыхает, прикрывая глаза на секунду, а после устало потирает висок. Он утомился. Утомился от общения с ней.
- Но, если вам будет угодно, я как мужчина пойду вам на уступку и извинюсь перед вами в большом зале, прикрываясь этой никому ненужной газетёнкой и «раскрытыми» глазами. Однако, попрошу вас о элементарном уважении и смирении ко мне, если вы хотите остаться мне невестой, а после – женой.
Элис на протяжении всего монолога его оставалась спокойной и сдержанной и только когда молодой человек закончил, подала свой голос:
- Я уважаю Вас, мистер Пиритс. Уважаю, поэтому никогда не сделала бы чего-то чтобы хоть как-то могло Вас запятнать. – Дева говорила ровным тоном, ни на мгновения не сводя очей с собеседника. – Насчет газеты Вы абсолютно правы. В ней нет правды, лишь громкие заголовки с кричащими в них именами. – Легкий вдох вырывается из девичьих уст, прежде чем та продолжает. – Именно поэтому я была весьма обескуражена, когда вы обвинили меня в отсутствие смирения, источником информации указав эту газету. – Глаза цвета глубоких морей продолжали сухо смотреть в чужие перед собой. – К слову, я к ней никакого отношения не имею и не имела вовсе. Я почитаю своего отца и гордо ношу эту фамилию. Даже в мыслях себе не могла бы позволить опуститься так низко, чтоб обсуждать других за их спинами, а потом выставлять на всеобщее обозрение. – В ее голосе чувствуется напряжение, едва уловимое, но ощутимое. Ей было неприятно выслушивать все это, тем более, когда ее вины здесь не было. Аристократка вновь вздыхает и пару секунд собирается с мыслями, прежде чем продолжить:
- Мне не нужны Ваши извинения на публику. И я никогда не считала, что Вы мне что-то должны. – Юный голос звучал как-то отрешенно, устало, но он ничуть не сбавлял своего темпа и уверенность не таяла в нем. – В ваши дела я отродясь не лезла. И если подумать, Вы не вспомните ни одного случая, когда это было бы так. – Студентка едва заметно сглатывает, ощущая как комок в горле, вновь возвращается к ней. Но она не позволит себе показать слабость перед ним. – Вы может сколько угодно быть выше меня, мистер Пиритс, я лишь прошу к себе малейшего уважения. Обидеть женщину может всякий мужчина, только будет ли он после считаться таковым? – Чародейка опускает глаза на долю секунды, словно задумавшись о чем-то. Взор отрешенно пробегается по плитке в библиотеке и снова возвращается на него. – Вам ведь и в голову не могло прийти, что меня просто подставили? Меня или мистера Певерелла? – Светлый взгляд тускнеет с каждой секундой, но леди из высшего общества остается все столь же спокойна. – Вы не захотели разбираться в ситуации, не попытались. Ведь обвинить всегда проще, тем более, когда все так красочно представлено. – Тускло зеленые глаза цепляются за окно позади них и отрешенно уставившись в него, она выдает. – Мой отец всегда говорил мне, что недостаточно просто смотреть, нужно еще уметь наблюдать. – Пятикурсница возвращает взор на Себастьяна и слабо кланяется ему, прежде чем посмотреть в сторону двери. – Я, наверное, пойду. Мне жаль, что помешала вашему уединению, отвлекла от мыслей и, возможно, испортила настроение. – И хотя последние слова были сказаны, колдунья не спешила удаляться. – С вашего позволения, разумеется.   
Себастьян был приятно удивлён, завидев спокойствие на лице девушки. Более того – Элис взяла смелость на себя и разъяснила Варду всё, что его беспокоило и успешно парировала ответами на его изречения. Такого взрослого ответа от Хлои Гринграсс он никак не ожидал – он считал её, одной копией с Лесси: обе для него были легкомысленные, глупые и взбалмошные, избалованные. Теперь он увидел другую сторону Хлои, что его, пожалуй, даже поставила в тупик. Он молча выслушал слизеринку, как в свою очередь она выслушала его монолог, а после того, как девушка закончила говорить, тот учтиво поклонился ей:
– Кто мог подставить вас, мисс Гринграсс? Или вашего друга? Если у вас есть хоть малейшая информация об этом, то прошу, пожалуйста, сообщить её мне. Я приложу все усилия, чтобы разобраться в этой ситуации. – ответил ей тот, холодным и спокойным тоном, а после лишь выдохнул, взяв руку волшебницы и позволил себе коснуться губами тыльной стороны её ладони, затем выпрямился, убрав руки за спину, – Вы можете идти, конечно.
- Благодарю покорно, мистер Пиритс. – Еще раз поклонившись юноше на прощание, леди из высшего общества развернувшись на каблуках, уверенной походкой покинула библиотеку. Она не стала говорить ему что они с мистером Певереллом практически не поддерживают общение. Как и о том, кто был инициатором данной выходки – не в ее стиле было предавать друзей, даже если те могли спокойно поступить так с девой самой. Все это уже было неважно для аристократки. Гринграсс сумела разобраться в ситуации без лишней крови самостоятельно, найти «обидчика» и восстановить свое честное имя, даже таким образом. Казалось бы, покой и облегчение должны были наконец объять ее хрупкое тело, но их не было. Пустота внутри сменилась холодом, что так беспощадно всегда заставляло замерзать все внутри…

Последнее изменение внесено Esperança (12-06-2019 в 22ч42)


https://vk.com/doc2000018404_419775643?hash=b86ad1c333fa234bb2&dl=faf0c781a2f5e31522&wnd=1&module=imhttps://vk.com/doc2000018703_419412930?hash=b435306284ce67f173&dl=28aea60d7906bda311&wnd=1&module=imhttps://vk.com/doc2000018617_419510094?hash=563700c50f363c7eea&dl=5a479d39880c8adf40&wnd=1&module=im

Онлайн

#419 12-06-2019 в 22ч40

Гвардия Тени
Nanami_Tyan
Гвардейский Пехотинец
Nanami_Tyan
...
Сообщения: 1 880

Гриффиндор, 6 курс
Шайдер Монфор л’Амори
Большой зал
Закария Хантер, Упоминается Эдмунт Поттер

Парень весело похлопал Зака по спине, и с большим энтузиазмом сел за стол.
Шайдер подвинул к себе тарелку с румяными воздушными оладьями, от которых ещё ощущалось тепло. Они были сразу со сковородки. Гриффиндорец с аппетитом набил себе рот. Ай! У шотландца снова стрельнуло в виске, от неожиданности, рыжеволосый проморгался.
-Конечно, дружище. Правда придётся мне постарались пару дней, но не суть.-в голубых глазах загорелись добрые огоньки. А между тем, с тарелки пропали все оладья...
-Кстати, как Эд? Ты видел его?-выражение лица Шайдера приняло серьёзное выражение. Он знал, что Поттер поправился не до конца и гриффиндорцу было неловко, что он причинил немного проблем другу.


Подпись уехала в отпуск

Офлайн

#420 13-06-2019 в 00ч13

Гвардия Обсидиана
Rira
Приспешница Сильф
Rira
...
Сообщения: 1 132

Гриффиндор, 6 курс
Эдмунд Поттер
Гостиная Гриффиндора = Большой зал = Уроки

Вивьен Дуонс (совместно с Dqo), Шайдер Монфор л’Амори, Закария Хантер, Участвуют и упоминаются в событиях: Джеррард Фитцджерральд, Вероника Вальверде, Ив Эйвери, Сунан Лиен Хон, София Коннорс, нпс.

Внизу, в гостиной, еще были ребята, которые не успели уйти на завтрак. Он поприветствовал всех, а затем упал на диванчик рядом с Вивьен, которую заметил, улыбаясь ей.

- Смотри, что я нашел, - Поттер раскрыл ладонь и показал ей цветок, который хотел, чтобы она увидела.

Вивьен решила остаться в гостиной во время завтрака, дабы отдать своё предпочтение чтению, нежели еде, но как только она открыла книгу по непонятной ей астрономии, устремив свои глаза на текст, а нос в «книгу», девушку прервал от чтения до боли знакомый голос -Дуонс медленно опускает книгу, а глаза русоволосой устремляются на возникшего перед ней Поттера, она переводит взгляд на его раскрытую ладонь и видит там цветок, тоже печально знакомый: этот цветок ни с чем нельзя было перепутать - Антуриум, голубые лепестки в форме сердца. Всё бы ничего, но это был тот самый Антуриум, который Вивьен подарила Эдмунду однажды, на его день рождения. Гриффиндорец любит цветы и Мия на момент их дружбы посчитала это хорошим подарком. Рот её широко раскрывается, она тут же хватает Эдмунда за ладонь, забирая единственный лепесток себе, — Ты притащил бедное растение сюда!? Антуриум был для твоей бабушки. Это её любимый цветок, — возмущённо протягивает Мия, соврав, ведь дарила она его именно Поттеру, и он прекрасно это знает.

- Не надо мне тут играть, Ви, я помню, что ты его дарила мне.

Эдмунд аккуратно взял девушку за руку, разжимая ее пальцы и возвращая цветок себе. Впрочем, её удивлённое лицо сменилось на заинтересованное, она сжимает в руке голубой листок, прищуриваясь и смотря на Феликса, — Или ты всю свою оранжерею решил из дома притащить сюда?

Он взглянул ей в глаза, а затем на цветок и улыбнулся.

- Нет, только его. Он лежит у меня в коробочке, храню его.

Поттер лукаво взглянул на девушку, пытаясь догадаться, о чем она думает.

— Ага.. — протянула Дуонс озадаченно. Для неё стало сюрпризом, что Эдмунд запомнил подобную мелочь — может быть, он до сих пор хранит все её подарки, как и этот цветок? Его она сохранила. Даже то колечко, что тот дал ей, когда они были маленькими: обычная безделушка из металла, казалось бы, но Вивьен его сохранила и до сих пор. Подарки, что они обменивались на Рождество, дни рождения и другие праздники что-то для неё много значили, пусть это были какие-то незначительные для кого-то вещи. Оказалось, что для Поттера тоже?

— Так ты помнишь. И почему именно этот цветок? — слегка склонив голову в бок, гриффиндорка уклончиво смотрит на Эдмунда.

- В смысле? – лицо у парня стало озадаченным, ведь ему казалось это логичным. В ту же секунду Эдмунд по-доброму рассмеялся, зажмурившись. - Потому что это ты подарила!

— Тебе льстит, что я подарила тебе цветок, напоминающий сердечки? — высунула язык Мия, передразнивая Эдмунда. На самом деле она до сих пор мало понимала то, почему он притащил цветок в школу и решил показать ей — вот же дразнит!

- Я знаю! Я тоже подарю тебе кое-что!

Идея пришла в его голову неожиданно, он даже подивился своей гениальности. Парень вскочил на ноги, встав перед Вивьен, выхватил палочку и наставил на нее.

- Виолус!

Сложив руки на груди, гриффиндорка ничего больше не ожидала от своего друга детства, но то, что он наставил на неё палочку, девушку немало удивило, она попыталась встать, но не успела — Поттер произнёс заклинание и из палочки моментально вырвалось около сотни фиалок, а то и больше, которые пробрались к девушке в мантию, да даже в обувь! Он думал, что прямо в руки девушке упадет букетик нежных фиалок, но вместо этого из палочки вырвался сноп из их цветков, осыпав Доунс с головы до ног. По сути, он только что изобрел это заклинание, поэтому оно получилось нестабильным. Его лицо вытянулось, а во взгляде можно было прочитать страх за подругу и дикое веселье. Та непроизвольно чихнула, выбираясь из кучи цветов, а после прикрикнула: — Это что шутка!? У меня цветы в ушах! — завопила та, убирая пару фиалок с предплечья, а после усмехнулась про себя: забавно, конечно вышло и ничего другого она от Феликса не ожидала.

- Я.. блин, прости!

Эдмунд постарался сдержать смешок, но не смог, заливаясь смехом. Это был беззлобный смех, даже скорее от облегчения, что с девушкой все в порядке, и она не пострадала.

- Ты такая красивая, Ви, - успокаиваясь, отозвался Поттер. Он улыбнулся, протянул руку к ней и аккуратно убрал цветочки из ее волос. Ему казалось, что эти цветы олицетворяют саму Вивьен и вообще очень ей подходят. Эдмунд с задумчивым видом покрутил в пальцах один из цветков на стебельке, а затем с лукавым взглядом заправил девушке прядь волос за ухо вместе с цветочком. - Так-то лучше.

Казалось, что сейчас ему прилетит просто по самое не балуй, но гриффиндорцу хотелось немного попровоцировать подругу детства, потому что... просто хотелось. Он не мог объяснить свой порыв, неожиданно захотелось, чтобы она обратила на него свое внимание. Девушка подняла взгляд на гриффиндорца, руки её продолжали смахивать с мантии цветы, что, может, зацепились за рукава и попутно девушка старалась их вытряхивать оттуда. Она ничего не ответила Эдмунду: она и понятия не имела, что она должна ему сказать вот здесь и сейчас, когда он позволил себе это дурачество, как будто они снова дети и всё показалось ей в одну секунду таким беззаботным и мимолётным, словно не было того барьера в несколько лет между ними, как будто они в доме у Поттера, веселятся и смеются вместе — им снова по шесть лет и все проблемы уже не кажутся такими важными. С ним ни одна проблема не казалась ей важной.

Вивьен берёт Поттера за руку, когда он касается её уха, зелёные глаза устремляются на лицо гриффиндорца, она, продолжая молчать, сжимает его ладонь с тем голубым лепестком чуть сильнее, выдыхая, а после чуть приоткрывает рот, собираясь сообщить ему... Какой тот идиот! Мия стукает ладонью по плечу Эдмунда, хмуря брови, а после в не менее шуточной форме выдаёт: — Эдмунд Феликс Поттер, я закопаю тебя в этих цветах!

Парень отшатнулся от Дуонс, смеясь и специально сильно потирая ушибленное место, будто было очень больно. Честно, Эдмунд частенько скучал по их общению. Почему они перестали проводить время вместе? Как-то... сменился круг общения, они стали взрослее, им начали нравится разные люди, разные занятия, и вот они уже чужие друг другу. Поттер раньше часто думал об этом, когда видел девушку в кругу ее немногочисленных друзей.

- Пожалуйста, не надо! Если только ты закапаешься вместе со мной! – он быстро убрал палочку обратно в карман, а затем подмигнул подруге детства, указав на цветок в ее волосах. - Сохрани его, мне будет приятно.

Увидев во взгляде девушки нарастающую грозу, Поттер поспешил ретироваться. Он шутливо ей поклонился и юркнул за портрет в коридор, чтобы не попасть больше под ее горячую руку.

***

- Вы думали спрятаться от своего старосты? А вот он я. Доброе утро, - широко улыбаясь, Эдмунд оказался рядом с Шайдером и Закарией, плюхнулся рядом с ними и подтянул к себе еду. Утро началось странно и немного волнительно, но «разговор» с Вивьен подняли ему настроение, поэтому сейчас он был готов на новые «подвиги». - Шайдер! Ну наконец-то!

Могло создаться впечатление, что рыжеволосого шотландца не было примерно месяц с ними, на деле прошло чуть меньше дня, да еще и расстались они вчера поздно вечером, но Эдмунд всегда остро чувствует, когда кого-то из его «Семьи» не хватает рядом. Они с Закарией поведали немного о вчерашнем уроке заклинаний, все то, что не успел рассказать вчера Ленс, который, кстати, сидел в окружении своих ребят с факультета и Инграма за столом Хаффлпафа, выведали у Шайдера, кто еще его навещал в лазарете (оказалось, что Хлоя со Слизерина и София с Когтеврана, от чего Зак и Эд лукаво переглянулись), поговорили о его здоровье (он чувствовал себя лучше, чем вчера, боль быстро отступала под действием настоек мадам Помфри). Про Сунан и Джеррарда Поттер решил пока не распространяться. Они просидели здесь, в Большом зале, достаточно долго. Завтрак был немного продлен (еда еще долго не исчезала), так как у многих ребят не было первого урока.

- Предлагаю забрать вон ту рыжеволосую девушку с собой и отправиться на уроки, - Эд указал на Ив Эйвери, которая сидела почти рядом с ними (девушка поприветствовала их объятиями) и разговаривала девочками с Гриффиндора. Парни согласно закивали, поэтому через минуту они уже вчетвером отправились на урок трансгрессии, обсуждая, как намного проще будет перемещаться по школе, да и вообще, когда они научаться этому. После на ЗОТИ к ним присоединились все остальные ребята с их шестого курса, и урок потек в своей манере (им даже удалось заработать десять баллов за правильный ответ Вероники о гринделлоу и русалках. И вообще Поттер был счастлив находиться в кругу своих однокурсников). Джеррарда с расспросами Поттер пока не стал трогать. Честно, ему было интересно, но не хотелось выносить все эти «признания» на всеобщее обсуждение, тем более, когда речь шла о Сунан. Постепенно время приблизилось к обеду, и Эдмунд с ужасом ожидал, что им придется тащиться на УЗМС по склизкой траве вниз по склону под промозглым ветром…

Последнее изменение внесено Rira (13-06-2019 в 00ч46)


https://pp.userapi.com/c845523/v845523815/203005/5DVbGf0uDJE.jpg

Офлайн

#421 13-06-2019 в 16ч17

Гвардия Тени
Esperança
Солдат Гвардии
Esperança
...
Сообщения: 631

Слизерин.
Хлои Элис Гринграсс.
Коридоры => Теплицы => Класс ЗОТИ => Недалеко от большого зала.

Упоминаются: Себастьян Вард Пиритс, Гертруда Аннализа де Леруа, Шайдер Эдан Монфор-л’Амори, Маркус Бенджамин Булстроуд + нпс и другие студенты.

Разговор с будущим женихом прошел быстрее, чем дева предполагала и намного спокойнее, чем неопытная душа могла ожидать. Полдник уже подходил к концу и идти в сторону большого зала сейчас – было занятием бессмысленным. Голодный со вчерашнего утра желудок давно бушевал глубоко внутри, отвлекая свою хозяйку от ненужных дум. Она решила, что в обед точно уж поест, иначе добром это не кончится. Еще достаточно юный и неподготовленный организм может не справиться с голодом, стрессом и отсутствием сна одновременно. 
Первой парой в этот пасмурный четверг – была травология. Крепко сжимая книги в руке, леди из высшего общества вышла на улицу. Было достаточно холодно. По крайней мере это ощущалось по окружающим, что укутывались в мантии и шарфы своих факультетов. Хлои не боящаяся непогоды, была без всех этих «аксессуаров», девичья ручка с белой палочкой в ней активировала над своей головой волшебный зонтик, который прикрывал волшебницу от ненужных капелек воды.
Сегодня в теплицах их курс находился один, профессор Бири был менее воодушевлен, чем в предыдущий день. Возможно, сказывался дождь. Мало кто действительно мог оценить всю его прелесть по достоинству. Даже если люди и говорили, что данное погодное явление их вдохновляет, все равно прятались по углам стоило только первым капелькам упасть на землю.
Хлои встала рядом с одной из девушек со своего факультета, почувствовав на себе ее скептический взгляд. Интересно, как долго на нее будут смотреть подобным образом? Странным являлось всегда то, что дурное об окружающих воспринималось яснее и проще, чем нечто благое.
- Кто может нам сказать пару слов о кусачей капусте, что мы изучали на прошлом занятии? – Как всегда увлеченным голосом спросил преподаватель оглядывая помещение. Светловолосая тут же подумала, что это довольно простой вопрос, несмотря на то, что в прошлый день туманные мысли блуждали вдали от лекций мистера Бири – она определенно сможет на него ответить. Аристократка тянет руку вверх и мужчина одобряюще кивает ей:
- Прошу, мисс Гринграсс.
- Благодарю, профессор. Кусачая капуста, она же Китайская жующая капуста, как можно сразу понять по названию – выращивается в Китае. – Ровным голосом отвечала студентка, смотря в сторону преподавателя. – Это волшебное растение способно питаться другими себе подобными, например, морковью. Кусать, жевать – отсюда и название соответствующее. – Видя, как поблескивают глаза Герберта из под стекол пенсне, прелестница расплывается в улыбке. – Также это растение используется для создания Костероста – зелья-лекарства, заставляющее ускорить рост костей или расти заново исчезнувшие.
- Прекрасно, мисс Гринграсс, ответственный подход к предмету – то, что я ценю в своих студентах. Плюс десять баллов Слизерину, а теперь приступим к лекции.
Гринграсс убирает радостную улыбку с лица, делая его попроще, но внутреннее ликование не проходит так быстро. Она не могла сказать наверняка задавалось ли им подобное задание в тот день, но хотя бы не сильно отставала от остальных – и это главное.
Дисциплина пролетела стремительно, взяв книги со стола и вновь активировав прозрачный зонтик, чародейка, попрощавшись с профессором и пожелав тому приятного дня, покинула теплицы. Следующим была пара ЗОТИ, оказавшись вновь в помещении, первое, что сделала аристократка – это поправила выбившиеся пряди волос за ухо, прежде чем продолжить свой путь на третий этаж. Галатея встретила ребят менее радушно, чем ее коллега, но девушка решила не предавать этому особого значения, легко улыбнувшись уголками губ преподавателю в ответ на ее взгляд, обращенный к ней. Староста, не изменяя себе, заняла одну из первых парт, которая была еще свободна. Сегодняшнее занятие было совместным вместе с гриффиндорцами. Зеленый взгляд не заметил среди лиц свою коллегу Гертруду, к которой колдунья подсаживалась временами.
Пара прошла спокойно и мирно, должно быть, время не тянется так долго, когда внутри тебя царит покой. Покинув класс, ноги повели деву в сторону большого зала, есть хотелось неимоверно. Однако, это не мешало Гринграсс думать порой про Шайдера и Маркуса. Интересно, как они? Первого, должны были выпустить сегодня, она была бы просто ужасным другом, если бы не навестила его после. Стук собственных каблучков приятно отдавался в ушах, леди словно чувствовала себе увереннее и авторитетно слыша их звук.
Несколько лестничных пролетов и вот она уже рядом с большим залом. Внимательный взгляд почти сразу выцепил из толпы одинокую фигуру Булстроуда. А, может, прелестнице просто показалась, что она выглядела одинокой? Не заметив за собой, аристократка прибавила шаг и быстро догнала его. Встав перед юношей, тем самым загородив ему дорогу и мешая пройти дальше, светлый взгляд осмотрел шестикурсника с головы до ног, прежде чем остановиться на его лице. Дева старалась придать своему как можно больше спокойствия, но легкое волнение в глазах, ее все же немного выдавало. Она смотрела на него… и не знала, что сказать. Спросить: «Как ты?» –  было бы весьма нелепо. Рассказать сразу о сплетнях было бы еще более неразумно. Выдать, что волновалась, тут же появится вопрос: «От чего?». Порой так сложно подобрать верные слова…
- Мне жаль, что не бываю рядом в моменты, когда каждому из нас нужно дружеское плечо, – слабая улыбка трогает юные уста, – даже такое хрупкое, как девичье.


https://vk.com/doc2000018404_419775643?hash=b86ad1c333fa234bb2&dl=faf0c781a2f5e31522&wnd=1&module=imhttps://vk.com/doc2000018703_419412930?hash=b435306284ce67f173&dl=28aea60d7906bda311&wnd=1&module=imhttps://vk.com/doc2000018617_419510094?hash=563700c50f363c7eea&dl=5a479d39880c8adf40&wnd=1&module=im

Онлайн

#422 13-06-2019 в 18ч22

Гвардия Абсента
Chinomico
Победившая цыпленка
Chinomico
...
Сообщения: 744


Когтевран , VI курс.
Доминик Гарриет Вальверде

Мужская спальня —> Гостиная Когтеврана.
Один (косвенно соседствовавши комнате) —> Уильям МакГаффин.


- Не приближайся! - холодные глаза, сочащиеся ненавистью и жаждой, перехватывают испуганный взгляд, наслаждаясь страхом противника. Кислород в лёгких мгновенно улетучивается. Забывая дышать, Ник отступает назад для того, чтобы спиной встретить невидимую стену, при соприкосновении с которой по телу пробегает волна электричества. Из раны фонтаном хлещет липкая жидкость, с каждой каплей своей, покидающей тело, лишая юношу способности думать. Способности бороться.

Загнанный в ловушку, словно недобитый зверь, может наконец разглядеть он, чьи глаза снились ему в кошмарах, в чьи глаза он смотрел тогда, в тёмной аллее за яблоневым садом, в чьих глазах тогда видел он своё отражение, вперемешку со смертью.

Сейчас в дверном проёме уже не человек. Огромный чёрный пёс, напоминающий больше мраморное изваяние своим смертоносным изяществом, осклабившись, взглядом своим блуждал по разодранному в мясо предплечью юноши. Не хотел останавливаться.

- Пожалуйста, Анна... - только жалкий хрип вырывается из побледневших уст, пока мутный взгляд цепляется за девичью фигуру, облаченную в лёгкий белый сарафан, что возникает в дверном проеме, окутанная приглшннным свечением факелов из коридора. «Анна» кивает, и пёс мгновенно срывается с места.

Как только достигает он середины комнаты, морда его расходится сотней вертикальной порезов, а рот корчится в немых пароксизмах адской животрепещущей боли. Крик, отчего-то совсем человеческий, полный ядовитого отчаяния, эхом отдаётся разом ото всех стен, похоронным маршем пульсируя в висках.

Златовласая девушка хихикает, убирая волосы, что закрывают лицо, за ухо. Её глаза, точь-в-точь как у ужасного наваждения, налитые кровью и искрящиеся безумием, ласковым взглядом провожают юношу в пропасть.

═════════ ❃ ═════════

Доминик просыпается в тот момент, когда страшный крик, преследовавший его во сне, сливается с реальностью.
Почему-то сил боятся уже не осталось.
Юноша садится на кровати, откидывая тяжелое одеяло, для того чтобы увидеть, как Уильям натянуто улыбается и покидает комнату.

Да что с ним такое?
Кто бы говорил.


За занавешенными шторами – гроза. Хорошо слышно, как капли ударяются о прозрачное стекло, ручейками стекая вниз. Тени от них, затекающие в комнату через узкую полоску неплотно задернутой ткани, пляшут на противоположной стене под ритмичный аккомпанемент часовой стрелки.

Ник делает глубокий вдох, стараясь очистить свой разум и отогнать прочь тяжёлые мысли, и встаёт с постели. Воздух в башне Когтеврана пахнет пыльными знаниями и свежестью.

═════════ ❃ ═════════

Уилл? - Ник приоткрывает тяжёлую дубовую дверь, и взгляд его тут же цепляется за одинокую фигуру у камина. – Доброе утро. - пауза. В последнее время утро не доброе ни для кого здесь. В молчании спускается по винтовой лестнице, едва касаясь ладонями резных перил и стараясь не ступать на скрипучие ступени, после чего останавливается прямо напротив друга. Непривычно бледный МакГаффин пугающе-отсутствующим взглядом наблюдает за танцем пламени на углях.

Ник нервно выдыхает, но продолжает молчать. Опускается на обитый бархатом подлокотник кресла.

Сейчас, очевидно, бесполезно тревожить Уильяма пустыми вопросами, которые заставят только в очередной раз его пережить тот кошмар.

Если тебе станет легче, можешь рассказать, что стряслось, - юноша аккуратно касается плеча друга ладонью, - А можешь назвать меня любопытным дураком, но тогда я обижусь. - шутливо сводит брови у переносицы.

Пламя мирно трепещет в камине, потрескивая душистыми дровами, но Нику отчего-то кажется, что ему очень хочется выбраться наружу.


https://a.radikal.ru/a14/1906/bd/e341d6184764.jpg

Офлайн

#423 14-06-2019 в 04ч41

Гвардия Абсента
Kalifora
Рекрут
Kalifora
...
Сообщения: 34

Хаффлпаф, 6 курс
Джилрой Лесли
Гостиная Хаффлпаффа > Спальня мальчиков > Большой зал

Инграм Селвин > Один > Инграм Селвин, Хен Со
Упоминаются: Одетт де Бланш, Джеррард Фитцджеральд, Сунан Лиен Хон, Ив Эйвери, Дарина Гриндер, Деметрий Домриер, Хлои Гринграсс



Как только де Бланш выпорхнула из гостиной Хаффлпаффа, в комнате повисла тишина, нарушаемая лишь шелестом дождя за окном. Холодный свет, пробивающийся сквозь круглые окна под потолком, не мешал уютной обстановке и не изменял теплоту цветов интерьера, но все же… Атмосфера повисла немного прохладная. Джилрой и не подозревал, что его подруга так остро отреагирует на, по его мнению, вполне себе безобидную фразу, сказанную с улыбкой, в духе «Эх, ты.» Даже без доли укора. Потому стоял какое-то время с лицом, выражающим непонимание, удивление, легкое возмущение и недовольство.   

твое лицо, когда на тебя внезапно обиделись




На самом деле, в глубине души Ленс действительно корил Одетт за ее чрезмерное волнение за всех и вся.

«Волнение от незнания» - повторил Джилрой мысленно слова своей подруги. В этой ситуации он видел несколько другой подход и решение, которое бы намного меньше задевало струны души.

«Если ты продолжишь пропускать проблемы каждого через свое сердце, так и сойти с ума можно. Настоящие целители так не поступают», - незаметно для себя парень продолжал диалог с подругой, как будто бы она либо находилась прямо здесь, перед ним, либо слышала мысли Ленса, которые приходили тому в голову одна за другой. Но сейчас Одетт нужно было как минимум успокоиться. А потом… им предстоит очередной разговор на тему даже не волнения, - волнение лишь следствие, - а чувствительности де Бланш. Парень был рад тому, что его подруга не отказала в предложении прогуляться да поболтать о том о сем. Хотя, даже если бы она сказала "Нет", - тут Джилрой чуть усмехнулся, - потом он бы все равно уболтал Одетт принять его предложение. И может, хоть в этот раз она сможет услышать его, потому как повторять одно и то же разными словами при всей своей теплоте и крайнем терпении… - Лесли покачал головой и, закатив глаза, постарался отогнать от себя окончание мысли еще до того, как оно успело сформироваться в его голове.

Тут парень почувствовал некое шевеление в районе макушки. Будь Лесли младшекурсником, он бы шарахнулся и возможно даже вскрикнул, потому как ощущения были схожи с тем, будто по нему ползет змея, при одном виде которых в непозволительной близости от себя Ленсу становилось не по себе. А если змея добиралась до него… О, Мерлин!

Но то была не змея, а лишь одна наглая лоза среди множества растений, подвешенных к потолку гостиной в медных горшках, которая осмелела в тишине и, воспользовавшись замешательством хаффлпаффца, поспешила разворошить рыжие локоны и начать обвиваться вокруг макушки. Может она приняла отливающие яркой медью волосы Лесли за свой новый горшок? Этот вопрос придется оставить риторическим.

В этот момент со стороны лестницы в спальню гостиной послышался громкий топот и Лесли увидел среди складок разлетающейся на бегу мантии крайне обеспокоенное лицо Инграма. Скорее всего, его друг заметил нетронутую постель Джилроя и поспешил выяснить, в чем же дело. Ленс перевел задумчивый взгляд на Селвина и не знал, улыбаться своим мыслям или вновь вздыхать. Все же улыбаться: в отличие от Одетт, у Инграма были весомые причины для беспокойства.

Инграм немного растерялся от вида Ленса, аж шаг сбавил.

- Кажется, утро начинается бодрее в такую погоду, чем ожидалось.

- Кому как, - ухмыльнулся в ответ Лесли. Он действительно был какой-то немного сонный, - видимо, сонная погода и весьма неудобный непродолжительный сон в холоде давал о себе знать. Стоило Ленсу подумать о холоде, как медленно просыпающееся тело успело заметить и немедленно сообщить своему хозяину, что вообще-то оно нехило так замерзло. Сунан и то зябко жалась во сне под своим пледом, а Ленс все это время находился на сквозняке, и легкая мантия слабо спасала парня от подступившего к нему во сне холода.

- И да, доброе утро!
– добавил Джилрой, - А вот тебе не очень доброе! Кыш! – терпение парня иссякло, и он поспешил смахнуть с себя обнаглевшее растение, пригрозив тому пальцем.

- Доброе, да, - Инграм направился к дивану, чтобы разбудить спящую Сунан.

- Ленс, мне стоит знать, почему сегодня вместо тебя на твоей кровати спал пергамент? – улыбнулся он.

- Ну кто-то же должен занимать эту прекрасную постель, - ухмыльнулся Джилрой, - Может, мой пергамент всегда завидовал мне, и сегодня я решил сжалиться над ним, услужливо уступив свою кровать!

Затем немного помялся и отвел взгляд в сторону.

- А на самом деле я попросту уснул за домашкой по истории, - парень почесал затылок, - А ведь хотел в кои-то веки не списывать ее у Джеррарда. Как он вообще выдерживает эту писанину, ума не приложу.

Пока Инграм заботливо будил Сунан и неторопливо отправлял девушку досыпать в гостиной, Ленс успел сбегать наверх, чтобы быстро умыться и взглянуть на себя, - а что, видок у него был не особо помятый! – и кинуть флегматичный взгляд на шкаф с одеждой в осознании, что переодеваться ему лень, да и незачем. Только шарф можно захватить, а то как-то зябко.

Еще он успел отыскать свою белочку, неторопливо грызущую страничку чьего-то учебника.

- Ты чего, совсем оголодала? – Лесли бережно взял ее на руки, - Вон у тебя сколько вкусностей валяется!

У Бэтси и правда был прекрасный рацион в виде фруктов, орешков и даже сушеных гусениц, которые Лесли не забывал обновлять в особой кормушке, которую так любезно сколотил для него Ньют.

- Витаминов тебе что ли не хватает, - ухмыльнулся парень, давая летяге забраться под жилетку, уцепиться за желто-черный галстук и с интересом выглянуть наружу.


***



Как бы не пытался Лесли отвлечься на непринужденный разговор с Инграмом и своими многочисленными знакомыми, сидя в Большом зале за завтраком, в голове витало слишком много мыслей, которые одна за одной просыпались и спешили напомнить хаффлпаффцу о своем присутствии и явном нежеланием уходить. Даже жареный бекон стал не таким вкусным, как обычно!

- Что случилось у тебя? – Инграм не мог не заметить состояние своего друга, и в какой-то степени Джилрой ждал этот вопрос, потому как прекрасно знал, как выглядит со стороны в этот момент.

- У-у-у-у…
– Ленс запрокинул голову, медленно поворачивая ее в сторону друга, сдвинув брови в гримасе, так и говорящей «Я задолбался!»

- Ой, много чего! – начал хаффлпаффец, - В последнее время между мной и девушками происходит что-то непонятно…Апчхи! Во, правда!

На многозначительно вскинутую бровь друга Лесли поспешил дать ответ:

- Не-не, это не то, о чем ты подумал. Короче... Вчера, где-то на обеде вроде, подхожу, значит, к Ив поболтать – а она как шарахнется от меня! И в глазах такой страх, ууу… И сама сжалась аж.

Ленс рассказывал по своему обычаю эмоционально, порой изображая происходящее жестами. Все, парня понесло, дамба в его голове была прорвана, и мысли радостно посыпались прямо на Селвина.

- И потом весь урок заклинаний шарахалась как от прокаженного!
– продолжал Ленс, - Не знаю, надо найти ее обязательно и выяснить, что за хреновина творится…Апчхи! Вот, точно надо выяснить! Что ж я такого сделал ей? Приснился в кошмаре что ли?

Парень шмыгнул носом и хлебнул тыквенного сока как ни в чем не бывало.

- Потом, значит, подходит ко мне, представь себе, Дарина! Сама, первая. Там вообще странная история с ней вышла, не знаю, как я вообще в это все влип,
- Лесли развел руками, - Но короче. Подходит, в обычной своей манере, и… Читает. По бумажке. Что-то вроде оправдания или извинения. Это было бы забавным, не будь у нее вид помятый-помятый! Ее тоже хочется спросить, что происходит, но понимаю ж, что не мое дело, и мой нос скорее откусят, чем позволят сунуть его в них, - вздохнул хаффлпаффец.

- Думаешь это все? А вот и нет! Вечером возвращаюсь в гостиную – кстати, паренька того я так и не нашел в библиотеке, пошатался там, поспрашивал, никто не видел. Может потерялся или задрых где-нибудь на позднем уроке, не зна..зна..Апчхи! Вот, - усмехнулся вновь хаффлпаффец, - угадал значит. Так вот, о чем я. Да, гостиная. Сидит у нас на ступеньках недалеко от нее слизеринка – Хлои Гринграсс, староста еще, как оказалось, может знаешь ее. И, ну не знаю… Сидела вся грустная, на мои попытки помочь ей посылала меня, так я отчего-то все равно подсел к ней. Может вид у той был больно уж удрученный. Хмм, - Ленс почесал подбородок, - будто над ней висело грозовое облако, и она все зонтик открыть пыталась. Или типо того.

- И в довершение всего, - парень сделал движение дирижера, собравшегося взять последнюю, кульминативную ноту, - Одетт обиделась из-за…

Лесли хотел сказать «ерунды», но что-то язык не повернулся это сказать. «Ерунда» была лишь вершиной айсберга, следствием проблем посерьезнее. Шмыгнув носом, он немного призадумался.

Тут к парням подошла Хен, мгновенно уловившая на миг помрачневшее лицо Ленса.

-Ленс, что-то случилось?

- Ну-у… - протянул Джилрой, переводя уже взгляд на девушку и улыбаясь ей, - много чего, но я работаю над этим!

Последнее изменение внесено Kalifora (14-06-2019 в 05ч02)

Офлайн

#424 14-06-2019 в 14ч12

Гвардия Тени
Dqo
Гвардеец на обучении
Dqo
...
Сообщения: 197

Хаффлпаф, 6 курс.
Сунан Лиен Хон.
Гостиная Хаффлпафа ~> Коридоры, ~> Большой зал.

Упоминаются: Джеррард Фитцджеральд. Одна, ~> Адалрик Северин, ~> Инграм Селвин, Джилрой Лесли, Хён Со.

Сунан действительно проспала в гостиной всю ночь. Благо, ночью ей было не так холодно, как оказалось с утра, когда девушка проснулась: даже под пледом, которым её заботливо укрыл кто-то из хаффлпафцев, оказалось довольно прохладно. Капельки дождя стукались о стекло, то и дело пытаясь разбудить девушку. Гроза так же давала о себе знать. Девушка прижалась к спинке дивана, уткнувшись в неё носом и в таком положении спала до самого завтрака. Су проснулась прямо к нему. Окончательно проснулась, ведь совсем не помнила Одетт, которая стояла над ней и не помнила Инграма, у которого спрашивала, сколько времени. Ей даже ничего не снилось в эту ночь, или она снова ничего не помнила. Почти все ученики к этому времени покинули гостиные и хаффлпафка проснулась в одиночестве. Сразу обратив внимание на окна в гостиной, по телу девушки пробежали мурашки: как же ненавидит она дождь! Между тем, тот и не собирался заканчиваться, только усиливаясь с каждым барабанным ударом по стеклу. Поёжившись, девушка вдруг поняла, что с утра у неё нет занятий. От того Лиен решила провести всё своё время в гостиной, занимаясь тем, что пробовала писать стихи. Удивительно, но теперь тишина и спокойствие ей симпатизировали. После того, как она отдала письмо, всё же, некоторое в ней поменялось: она больше не сомневалась, стала взрослее и чуточку серьёзнее, как ей показалось. Джеррард всё ещё не искал с ней встречи, но он и не был обязан — он может прочитать это письмо и забыть о нём, не отвечая девушке ничего, ведь такие письма пишут ему многие девочки  и Сунан не первая из них, и не последняя.

После времени, проведённом в гостиной, девушка поспешила на обед в большой зал. Может быть, она встретится там с Фитцджеральдом и они поздороваются, как ни в чём не бывало, и всё это больше не будет мучить Сунан так, как мучает сейчас. Незнание напоминает пытку.

По дороге Хон, несущая книги, была увлечена больше мыслями о своей прозе, чем дорогой (не говоря уже о том, что она никогда за ней не следила), поэтому когда девушка вновь столкнулась с кем-то, резко, как будто от взрыва выпустив книги из рук. Несколько книг с грохотом падают вниз, на холодный и мрачный пол и девушка тут же хватает себя за запястье, осматривая того, в кого врезалась. Она его не знала: он был высоким блондином с волнистыми волосами, с холодными, будто стеклянными глазами и аристократическими чертами лица. Его острые скулы, большой подбородок и нос, широковатые плечи, на которых красовался кроваво-красный плащ, а на плече — мех какого-то животного, всё это намекало на то, что он из богатой семьи. Сунан никогда в своей жизни не видела подобной формы, в которой стоял молодой человек: вся она была красной с золотистыми пуговицами и плащом на перевес. Он был больше похож на военного, нежели на ученика Хогвартса. Даже не шелохнулся, когда Лиен врезалась в него, но молча наклонился и собрал её книги.

Прошу прощения, что подобное случилось с вами, мисс, — произнёс он спокойным тоном, а затем улыбнулся девушке уголками губ, — Надеюсь, вы не ушиблись? — спросил тот, возвращая книги Лиен.

Девушка тут же взяла небольшую стопку книз, захлопав глазами, но после улыбнулась, — Нет, все в порядке! Простите, что вырезалась в вас... — протянула хаффлпафка неуверенно.

Рад это слышать. Мне, к сожалению, пора. — он кратко склонил перед ней голову, легко поклонившись и пошёл дальше.

Хон увидела его снова на обеде и как оказалось, он был новым учеником Хогвартса, приехавшим из Дурмстранга. Лиен никогда не слышала о такой школе. Теперь этого незнакомца направили на гриффиндор и он сидел за их столом.

Она села к хаффлпафцам за стол и со всеми поздоровалась: за столом сидели Инграм и Лесли.

— Добрый день.. Как вы? —    спросила тихо девушка, а после придвинула к себе тарелку с рисом и морскими огурцами. Вскоре подоспела и Хон, поэтому девушка тоже поздоровалась с ней, украдкой той улыбнувшись.

Последнее изменение внесено Dqo (14-06-2019 в 19ч36)


i'm a survivor, i'm gonna make it, i will survive, keep on survivin'.

https://b.radikal.ru/b03/1905/c0/64e4d6e0ee14.gif https://b.radikal.ru/b26/1905/b0/ec477a8f061d.gif https://a.radikal.ru/a27/1905/82/8d20e942e8e9.gif

Офлайн

#425 14-06-2019 в 19ч42

Гвардия Тени
Esperança
Солдат Гвардии
Esperança
...
Сообщения: 631

Совместный пост с чудесной Dqo
Слизерин.Хлои Элис Гринграсс.
Слизерин.Маркус Бенджамин Булстроуд.
Недалеко от большого зала => Большой зал.
Между собой.
Упоминаются: Мэддисон Харпер Фоули + нпс и другие студенты.


Маркус чувствовал себя более, чем отвратительно. Вообще, проведённая ночь в подземелье полностью отбила у него желание и потребности в чём-либо, кроме сна. Поэтому, когда его наконец выпустили из зловонного и тёмного места, которое казалось ему тюрьмой, Булстроуд почти сразу направился в гостиную слизерина, где лёг спать, бесцеремонно проспав свой завтрак. Даже когда сосед по имени Чарли его предупредил о завтраке. Честно говоря, слизеринцу было всё равно на любую еду и разговоры о ней, пока он не выспится.
За всю ночь, что он был подвешен в подземелье, Маркус ни мог сомкнуть глаз ни разу: адская головная боль только усиливалась с каждым часом, затем у него начинались судороги и мужчина, что охранял вход в подземелье, снимал Бенджамина несколько раз за ночь, давая ему отдохнуть десять минут, а потом снова подвешивал. Но даже в состоянии, когда ноги его находились на земле, мучения не прекращались: голова готова была разорваться и казалось, что это ни остановится ни на секунду. Даже сейчас голова его продолжала болеть, за ночь несколько раз шла кровь из носа, но Маркус был настолько обессилен в данный момент, что просто закрыл глаза и отрубился на это время. Отпустили его из подземелья рано утром, так что его проснувшийся раньше сосед решил дождаться завтрака, пойти на него и только потом разбудить Булстроуда: вид его был болезненным и странным, глаза красные, мешки под глазами и сам он выглядел очень бледно. Чарли задумался над посещением его мадам Помфри и лазарета в целом, но Бенджамину об этом не сказал – кто ж он такой, указывать ему?
Как и обещал себе, Чарли поднял слизеринца с постели в конце обеда, чтобы тот не опоздал на уроки и на всякий случай поинтересовавшись, стоит ли тому вообще на них идти – на что Маркус промычал, что стоит и вышел из комнаты.
Несмотря на то, что ему жутко хотелось спать, он всё-таки явился на урок ЗОТИ и постарался вести себя как обычно. Впрочем, все заметили, что Булстроуду не хорошо и профессор Вилкост отправила несчастного к мадам Помфри. Там она лишь качала головой: как так можно издеваться над учениками? Женщина только и делала, что бубнила себе под нос о Диппите, пока осматривала Булстроуда и думала, что с ним делать – женщина заварила ему крепкий травяной чай, уложила на свободную постель. К счастью, уроков больше не было и он проспал до самого обеда.
Парень покинул лазарет только после того, как более-менее выспался и головная боль его сошла на нет. Именно в обед. На пути к большому залу, всё ещё усталый шестикурсник наткнулся на Хлои Гринграсс – точнее, она сама его нашла. Карие глаза устало осмотрели девичью фигуру и тот всё же попытался ей улыбнуться:
- Привет, Хлои. Ты знаешь, что случилось? – потерев шею, поинтересовался у неё Булстроуд. Что конкретно знала Хлои и чего он не знал? В конце концов, столько времени он проспал, что слухи о его наказании и приезде родителей могли с лихвой облететь всю школу три раза.
Слабый вздох вырывается из девичьих уст и та обыденным тоном выдает:
- Ничего конкретного, одни сплетни, коим я обычно не верю. – Зеленые глаза внимательно всматриваются в лицо друга. Нужно быть настоящим слепцом, чтобы не заметить усталость и болезненность оного. – Но сейчас, смотря на тебя, думаю, что и не все в них простые пересуды. – Дева мимолетно оглядывается назад, бросает беглые взгляды по бокам и только убедившись, что другим нет особого дела до их разговора, продолжает. – Я слышала про твою мать, наказание и темницы. Но честно говоря, этого ничтожно мало, чтобы понять ситуацию, поэтому я спрошу тебя: Что вчера произошло, Маркус? – В юном голосе ощущались нотки волнение, коих прелестница вовсе не пыталась скрыть. Она переживала за своих друзей, и он это знал.
Он не знал, какой именно ответ устроит его подругу и очевидно, что все были в курсе о приезде его родителей. Не хотелось бы ему раскрывать всех деталей инцидента, но боялся он, что все уже знают об этих деталях. Маркус слабо выдыхает, потирая шею и смотрит на слизеринку. Глаза его всё ещё слегка побаливают, от того он часто моргает.
- Что может со мной случиться Хлои? – парень выдыхает, усмехаясь про себя, – Я вновь подрался и думал уже все об этом знают. Но я не знал, что тут шуму из-за этого наведётся. Надеюсь, ты не сильно волновалась по этому поводу, ибо незачем. Всё как всегда.
Чародейка сглатывает, чувствуя как уже в который раз за эти два дня в горле вновь зарождается комок.
- Жизнь штука непредсказуемая, Маркус, и случиться может всякое. Но ты жив и сейчас стоишь здесь, рядом со мной и это все что мне нужно. – Черты девичьего лица разглаживаются и она более мягким тоном произносит. – Я понимаю, что у тебя были свои причины поступить именно так, а не иначе. И не стану настаивать, если ты считаешь, что знать мне это ни к чему. – Чародейка подходит ближе к своему другу и осторожно берет его за руку двумя своими. – Я хочу чтобы ты помнил, что я всегда где-то здесь, если захочешь поговорить… ну или просто помолчать. – Улыбка на светлом лице становится теплее и она более тише произносит. – Мы ведь друзья с детства и это нормально, ты согласен со мной?
Девушка говорила, казалось бы, очевидные вещи и Маркус сам их прекрасно знал, но он не стал ни перебивать подругу, которая за него действительно и искренне беспокоилась, ни добавлять что-то к её словам. Ему было действительно приятно подобное, даже, наверное, больше: он был рад, что кто-то за него переживал в действительности, пусть и у этих двоих не всегда есть возможность находиться рядом друг с другом. Он доверял Гринграсс и что-то в их союзе говорило о крепкой и давнишней дружбе, Маркус бы меньше всего хотел потерять её доверие и хорошее отношение к себе – они ведь знают друг друга с самого детства.
Он обнимает девушку, немного резковато и непроизвольно, но тут же отпускает и на устах его появляется лёгкая полуулыбка:
- Конечно согласен. А теперь пойдём обедать. – он пропускает волшебницу вперёд, а сам следует за ней к большому залу, – Расскажи мне лучше, как ты провела вчерашний вечер?
Она не ожидала его объятий. Это было для девы чем-то далеким и давно забытым. Но ей не было неприятно, отнюдь нет – ведь это доказательство того, что даже сейчас находясь здесь в этих безумных коридорах Хогвартса, где-то глубоко внутри между друзьями ничего не изменилось. Элис улыбается ему в ответ легкой улыбкой и сделав шутливый книксен шагает вперед. Раз они оба из одного факультета, то не возникает лишних вопросов: где именно садиться. Дойдя до слизеринского стола, аристократка словно птичка опускается на свободное место и в нос тут же ударяет приятный запах кофе. Ее любовь к этому напитку сложно выразить одними лишь словами. Она полюбила его еще с первого глотка в свои одиннадцать лет на первом курсе. Ведь как можно не любить то, что делает нас чуточку счастливее? Что дарит ощущение тепла и воспринимается организмом как глоток свежего воздуха?
Взяв чашку, слегка дрожащими руками прелестница преподносит его ко рту и делает слабый глоток. Горячий. Как она любит. Стоило прочувствовать вкус и напитку разлиться по горлу, как внутри становится сразу теплее и спокойнее, отразившись в незамедлительной улыбке, озарившей ее уста. Кажется, на краткий миг Гринграсс забыла о том, где она находится: о Хогвартсе, о большом зале и обо всех этих волшебниках вокруг нее. Лишь на один краткий миг. Вроде как Маркус о чем-то спрашивал перед тем, как они сюда вошли? Светловолосая опускает чашку на блюдце и возвращает внимание на собеседника. На щеках проявляется слабый румянец, но леди лишь очаровательно улыбается. Некоторые ее знакомые говорили, что кофе колдунья предпочитает намного больше, чем их общество, ведь видя его дочь Джонатана забывала обо всем на свете. Грустно было то, что это было правдой. Но Булстроуд один из немногих в ее жизни, к кому это не относилось никогда:
- Ох, я кажется, увлеклась. – Легким и непринужденным тоном выдает пятикурсница, смотря в темные глаза перед собой. – В моем вчерашнем вечере не было ничего особого: осознала некоторые вещи и отбросила от себя то, что стало старым и ненужным. – В зеленых глазах не было и тени сомнения иль грусти, оторвав взгляд от друга, аристократка положила перед собой тарелку, которая тут же наполнилась пышными и ароматными оладьями. Почему-то захотелось именно их сейчас.
- Да. Я помню. Ты страстная любительница кофе. – с лёгкой усмешкой отозвался Маркус, наблюдая за подругой уже за столом слизерина.
Казалось бы, его состояние окончательно пришло в норму, но самому парню внутренне чего-то не хватало. И конкретно, тот не понимал, чего. Может быть, еды? Или же, воды? Слизеринец давно научился отказываться от еды на долгое время, ведь каждый раз занимаясь на поле, да и сама игра в квиддич, отнимают немало сил. Впрочем, Маркус с трудом улавливает запах печёной картошки и мяса ягнёнка. Он бы хотел отведать сейчас именно это, но сначала глотнул кофе, следуя примеру своей подруги.
- Разве ж только мои дни бывают весёлыми? Я один куда-то встреваю. – подмигивает он волшебнице и перед глазами его проносится школьная газета в руках одной из гриффиндорок. Она проходила мимо.
- Про меня в газете, написали что?
Элис во всю была увлечена обедом, чувствуя восхитительные вкусы во рту и ароматы по воздуху. Все же есть – приятно. И как некоторые могут подолгу отказываться от пищи сами, когда у них есть возможность ее познать? При этом дева внимательно вслушивалась в речи друга, однако вдруг заданный им вопрос заставил ее напрячься.
- Я не особо интересуюсь газетными страстями, обычно мне кто-то рассказывает, если считает, что мне это интересно. – Зеленый взгляд проходится по столу и положив вилку с ножом из рук, прелестница берет чью-то газету и бегло пробегается по ней глазами. Кажется, кто-то возмутился подобному действию с ее стороны, но отчего-то усугублять ситуацию не стал. Возможно, не хотят лишних неприятностей, потому что она староста? А, может, дело совсем в другом.
Во взгляде аристократки что-то меняется и она, слабо прикусив губу, передает газету Булстроуду молча указав на нужную страницу.
Хлои всё же, протянула другу экземпляр газеты, сегодняшнего выпуска и указала на страницу про него и родителей Маркуса, носившую громкий заголовок о том, что у Булстроудов все не так хорошо в семье. Там на картинке Бенджамин получал хлёсткую пощёчину от матери. Что неудивительно – он знал, что об этом все узнают. Пробежавшись глазами по газете, тот слегка напрягся и, казалось, аппетит у него и вовсе пропал. Всё там было такой ложью, такой фальшей. Парень в одночасье выдыхает, возвращая газету девушке.
- Я понял. Ничего радужного. – сделав глоток кофе, мрачно сообщает Маркус. Но он знал, что в этом не было вины Гринграсс и не злился на неё вообще – она не её подруги.
- А там и не может быть чего-либо радужного. – Как-то без эмоций выдает пятикурсница рассматривая деревянный стол. – Про «счастье» не интересно читать – они не вдохновляют, а взывают лишь к зависти. Чужие неприятности – вот что тешит собственное эго, успокаивая что у тебя не все так плохо. – Говорящая переводит свой взгляд на собеседника и легкая улыбка трогает ее уста. – Не переживай, «твои» люди всегда с тобой. Да и почти все знают, что в этих статьях нет правды, просто не хотят себе в этом признаться.
- А там и не может быть чего-либо радужного. – он подхватил слова подруги кивком. Это точно и даже до сих пор удивительно, что школьная газета пользуется спросом, а кружок ещё не прикрыли – столько гадостей тут можно было прочитать почти про каждого человека в Хогвартсе, что аж удивительно было: на гадости всегда есть спрос.
- Иногда удивляюсь, что кто-то всё еще верит этой газетёнке. – хмыкает слизеринец, а после сворачивает газету в небольшой комок и бросает на пол. Но к сожалению, про Маркуса и его семью на строчках газеты не всё было приукрашено. Парень выдыхает и спокойно продолжает трапезу. Впервые за ночь было спокойно и он наконец смог расслабиться в обществе своей подруги.
- Я рад, что ты меня поддерживаешь, Хлои. Всегда. – посмотрев на подругу, он улыбнулся ей, а после вдруг задумался, произнеся свою мысль вслух: – И прошлый выпуск пестрил заголовком со мной?
В ответ на его слова Элис слегка улыбается уголками губ. Разве могло быть иначе? Друзья всегда должны поддерживать друг друга несмотря ни на что. Быть рядом в светлые и темные времена. Будучи готовыми оставить свою привычную зону комфорта и отправиться на другой край света, если друг нуждается в тебе. Разве не этому учат книги? Книги…
В ее семье не было такого понятия как «дружба». Людей не делили на своих и чужих, ибо все они служили лишь средством для достижения каких-либо «высших» целей. Пустышки, вещи, игрушки – которыми руководит с высоты «король», смотрящий на всех взглядом гордеца, до тех пор пока те не станут сломанными и ненужными.

- У тебя есть только ты. Некая принцесса без короны, «взаимодействующая» со своим народом так, как выгодно одной тебе!

Светловолосая почувствовала как что-то внутри предательски сжалось, стоило голосу Мэддисон зазвучать в ее голове. Из-за собственных внезапных дум, дева чуть не пропустила вопрос Маркуса. Подняв на юношу свои светлые глаза, леди из высшего общества честно ответила.
- Не то, чтобы я досконально изучаю эту газету раз за разом. – Не заметив, что повторилась выдала свою мысль пятикурсница иными словами. – Не помню. Вроде нет. Не думаю, что там редакторы раз за разом пишут про одних и тех же. – Говорящая пожимает плечами. – Нет разнообразия – нет интереса. Мне «намекнули», что в прошлом выпуске было обо мне – Некое подобие ухмылки зарождается на юном лице. – Популярность она вещь такая: или ты макаешь кого-то в соус или тебя – а потом это у всех на устах.
Маркус никогда даже не задумывался о том, насколько сложно девушкам, что изначально живут по своду законов и правил, из раза в раз стараясь их не нарушать, что одновременно жаждут свободы, и норовят выполнить свой долг и не опозорить семью. Чей фамильный герб и продолжение рода лежит на хрупких плечах. Это странно думать о женщинах в таком ключе, однако, Булстроуд задумался об этом только сейчас, после слов Хлои. Интересно, насколько трудно ей бывает пережить этот накал страстей вокруг неё? Очевидно, девушки более хрупкие и восприимчивые, чем парни. Если Бенджамину была безразлична школьная газета, то в голове любой девушки слухи про неё в газете могли бы застрять. Может быть, Хлои была как раз одной из таких девушек?
Он кладёт чашку кофе на стол, почти допитую, а после кладёт руку подруге на плечо и кивает ей, - Ты всегда можешь попросить меня помочь тебе с чем-либо. Будь то незначительная просьба или серьёзное дело, я приду на помощь. Ведь мы – друзья и как ты сказала, зачем ещё они нужны? В свою очередь я постараюсь защищать тебя, если ты этого попросишь. – он привстал из-за стола, а после усмехнулся самому себе, не заметив, как быстро время пролетело не в его пользу, а после украдкой посмотрел на девушку и убрал руку с её плеча, – Меня ждут Древние руны. Ещё увидимся, мисс Гринграсс! – передразнив её, словно мальчишка, он поспешил удалиться из большого зала на урок.

Последнее изменение внесено Esperança (14-06-2019 в 19ч46)


https://vk.com/doc2000018404_419775643?hash=b86ad1c333fa234bb2&dl=faf0c781a2f5e31522&wnd=1&module=imhttps://vk.com/doc2000018703_419412930?hash=b435306284ce67f173&dl=28aea60d7906bda311&wnd=1&module=imhttps://vk.com/doc2000018617_419510094?hash=563700c50f363c7eea&dl=5a479d39880c8adf40&wnd=1&module=im

Онлайн

Страницы : 1 ... 15 16 17 18 19 20