Окунись в мир фантазий Элдарии!

Познакомься с его обитателями и фамильярами. В этом мире фантазий тебя ждут приключения и любовь, а история и отношения будут зависеть от сделанного выбора.

Страницы : 1 ... 69 70 71 72 73 ... 77

#1751 13-07-2020 в 02ч22

Гвардия Тени
Dqo
Серый кардинал
Dqo
...
Сообщения: 624

Слизерин, 6 курс.
Маркус Бенджамин Булстроуд.
Поле для квиддича.

Тренировка Слизерина / Все слизеринцы в команде.

— Добрый день! — громко объявил Булстроуд, заставивший секунду назад всех построиться, а после скептически осмотрел свою команду, состоящую исключительно из мужчин и "дохлой" Блишвик сзади, на которую он постоянно смотрел с искренним недоумением, считая, что женщине не место в квиддиче — даже той, с которой он общался хорошо.

— Утреннюю тренировку пришлось пропустить из-за плохой погоды, однако все мы знаем, что скоро матч и расслабляться нам нельзя! — ладонь слизеринца ударилась о собственный кулак с побитыми и до сих пор красными костяшками пальцев, — На сегодня мы будем заниматься даже если пойдёт дождь. — взгляд Булстроуда упал на землю и он поморщил нос в отвращении, наблюдая на той лишь грязь и лужи. Выбирать особо не приходилось.

— Три круга вокруг поля вместо пяти будет достаточно для вас сегодня, — решительно произнёс он, подходя к строю и вставая впереди, — Самый последний как обычно убирает мётла других и мячи за всеми. — усмехнувшись, слизеринец приготовился и тут же честно скомандовал "марш", после чего все побежали вокруг квиддичного поля.

Маркус старался поддерживать команду, поэтому всегда участвовал в забегах и играх на собственных тренировках. В отличии от чистокровных, что считали разумным менять позиции и роли игроков на поле, о чём настоятельно Булстроуду всегда советовали, Маркус искренне верил в то, что в этом ритуале нет необходимости — пусть лучше его игроки будут лучшими в чём-то одном, а именно там, где их поставили, чем "обычными" в знаниях по нескольким пунктам. Иногда, Маркус всё же смешивал свою команду и распределял по разным "ролям" и позициям на поле, помогая игрокам адаптироваться лучше к той, или иной ситуации, но сейчас речь шла о подготовке и выиграше чемпионата, поэтому заниматься подобной чепухой слизеринец не видел смысла. Когда три круга по мокрой после дождя земле были отбеганы, слизеринец остановился на середине поля и раздал всем мётлы.

— Каждый на свою позицию, — скомандовал он ровным и серьёзным тоном, а после окликнул громко запасного игрока — Блишвик, — Эй, недоразумение! Встанешь на вратаря. — хмыкнув, Булстроуд сжимает в руках собственную метлу, — Хочу посмотреть за игрой со стороны, с воздуха. И чего встали! Давайте нам скоро предстоит выиграть. — произнёс Маркус несколько сухо, а после того, как мячики были извлечены, все, кроме снитча, поднялся в воздух.

С воздуха он наблюдал за разворачивающейся игрой в реальном времени, а таким образом мог корректировать ошибки, что допускают другие игроки и дорабатывать их недочёты. Несколько раз игра останавливалась, как того желал сам Маркус, и Булстроуд объяснял, как лучше поступить в данной ситуации. Вскоре Маркус сам встал на ворота, а Лукрецию Блишвик распределил к охотникам, заменив ею Роберта, который в очередной раз чуть не упал с метлы, затеснённый Чейзом в плечо.

— Яксли! Во имя Мерлина, ты можешь применить остатки сил и мозга, чтобы отобрать у Чейза квоффл?! — выругался Булстроуд, всё же подав Роберту руку после того, как он потерял равновесие и не усидел в метле. Взгляд Булстроуд сразу поднял к Чейзу, осмотрев его внимательно, а после улыбнулся, — Отлично, Чейз. Эндрюс! Где твоя тощая задница? — осмотревшись по сторонам, слизеринец громко хмыкнул, — Вас обоих, держу пари, Чейз как девчонок зажмёт. Кстати о девчонках.. Лукреция. Блишвик! Замени Яксли. — жестом подозвав девушку, он махнул рукой в сторону ворот, — Роберт, ворота твои, хоть здесь не облажайся.

И игра продолжилась.

Тренировка оказалось насыщенной и интересной, Маркусу это несколько подняло настроение несмотря на то, что проводить тренировку он сначала отказывался — столь свято был уверен в своей собственной команде. Хандру свою он объяснял учёбой и резкой сменою погоды, но никак ничем, что связано было бы с каким-либо человеком — это чушь полная. После тренировки Булстроуд скомандовал убирать всё Блишвик и Эндрюсу — оба разочаровали его сегодня больше всех, и оба прибежали сегодня последними, что было, впрочем, не таким уж странным явлением: Маркус всегда в душе думал, что этот заика вылитая девчонка, даже настоящая девчонка — Блишвик смотрелась мужественнее на фоне этого недоразумения. Впрочем, играл он не плохо, как могло показаться на первый взгляд. Захват у Чарли был сильным, что Булстроуда побуждало оставить его в команде каждый раз, когда он  хочет того выгнать за ошибки. А Лукреция же, так как была девушкой, просто не считалась столь доверенной фигурой, чтобы доверять какие-то важные дела на поле. Женщины, они ведь, с детьми занимаются и обеды готовят. Впрочем, на самом деле Маркус не так узко мыслил о женщинах, он, скорее, настоятельно себя успокаивал, что лучшая команда эта та, в которой будут только мальчишки.


Гриффиндор.
Джасинта Валенсия Кармора Ромеро.
Библиотека.

Ноа Кавински + злобный мистер Ферби.

Маленькая, казалось бы, шалость в виде камушка, брошенного на голову из-за стеллажа, за который девушка, сдерживая смешки спряталась, склонив голову, была довольно быстро раскрыта, хотя Джасинте показалось, что её игра вовсе не будет столь очевидной и Ноа даже не почувствует никакого камушка. Но когтевранец быстро обошёл стеллаж, отдаляющих их друг от друга, а затем обнаружил мисс Ромеро, прижимающуюся к деревянной лестнице обеими руками, одной из которых она гладила обложки разных книг, находившихся на верхней полке.

— Мисс Ромеро, Вы бы хоть камень нашли побольше, ну.

— Ноа! — воскликнула она жалобно и вдруг водица, которая с волнистых, зернистых волос попала ей в ухо её остудила: мистер Ферби! Разумеется сейчас же отсюда её выгонит, если она произнесёт хоть ещё одно предложение своим громким, певучим голосом, глаза девушки расширились и она посмотрела на когтевранца в расстерянности, всё ещё обнимая обеими руками, заботливо свою лестницу, — Если бы я нашла камень побольше, ты бы не поднялся. — гордо, вскидывая подбородок заявляет Валенсия, вытягивая ногу в сторону Кавински и подошва её туфли легонько ударяет того в грудь, а взгляд девушки смотрит наверх, на книги. Находя нужную книгу по ЗОТИ, Ромеро выдыхает громко, направля взгляд к столу мистера Ферби вновь. Он, кажется, совсем забыл о ней и хорошо.

— Почему не готовлюсь? — переспросила гриффиндорка, вернув ногу в прежнее положение, на лестницу и начав было спускаться, — С каких пор ты сидишь в библиотеке? — сощурилась девушка недоверительно, интересуясь таким образом, с какой стати мистера Кавински интересуют её экзамены уже второй день подряд.

Вновь она застряла на лестнице, когда увидела протянутую ей руку друга, в которую, пожалуй, хотелось сначала плюнуть — все эти жесты, которые выбрасывал порой этот джентельмен она не любила, как и целование руки, клятвы в верности, одно колено. От чего-то, Джасинта переболела всем этим ещё в собственном детстве.

Ромеро демонстративно пихает его руку, спрыгивая с последних трёх ступенек деревянной лестницы, а после выставляет перед глазами когтевранца учебник, — Мой утонул в ливне. — спокойно заявляет она, приближая учебник по защите от тёмных искусств ближе к лицу когтевранца, тем самым закрывая от него своё лицо.

— А что ж то я в тебя маленький камушек кинула, правда больно? — искренне удивляется Джасинта, прижимая новый учебник к груди, а затем один взгляд в пол даёт ей напоминание: с мантии маленькими каплями падает дождевая вода, — Конфеты я бы съела сама, не в тебя их кидать, разумеется. — пропевает она, пихнув другу свой учебник, — Господи, точно, я же вся мокрая, посмотри!— и тут же начинает отряхивать себя, в первую очередь мантию, во вторую — влажные волосы. Вид у гриффиндорки был такой, словно "аргументи" на ней использовали раза три, а из капель, что капали с одежды, можно было бы составить новое чёрное озеро с южно-западной стороны замка.

Последнее изменение внесено Dqo (13-07-2020 в 02ч49)


i know, you know, we know
we weren't meant for each other and it's fine

https://d.radikal.ru/d38/2005/bd/fa5ca9b25235.gif https://d.radikal.ru/d02/2005/4c/ccb4ede7c81f.gif https://b.radikal.ru/b30/2005/9d/272932065679.gif https://b.radikal.ru/b12/2005/d1/96dcee4436ad.gif https://b.radikal.ru/b19/2005/88/8892b45bd686.gif

Офлайн

#1752 13-07-2020 в 03ч01

Гвардия Обсидиана
Qetsäl
Серый кардинал
Qetsäl
...
Сообщения: 1 402

Одетт Авелина Сюзанна де Бланш | Хаффлпаф, VII курс
Роксана Кэнди Ривер | Хаффлпаф, VII курс
Подземелье. Гостиная Хаффлпафа (спальни) → Прилегающие территории → Первый этаж. Большой зал
» одни → Анджело Пеллегрини → Диана Твонк | упоминается Джилрой Лесли

Пост за утро 22 октября


Тадзио Флориан Принц | Гриффиндор, VI курс
Первый этаж. Большой зал
» Леонард Пеитон, Максвелл Роу, Дэниэль Уэст → + Дакота Бун

           — Любимца? Ты про эту зелёную штуку?

           — Да, да, да, это называется богомол, Лео, — без упрёка, слегка подколол Тадзио Леонарда.

           — Ух... У нас столько кошек в гостиной, любая давно съела. — и Лео махнул рукой куда-то в сторону, после скрючившись.

           — Да он бы всё равно откинул лапки через год другой, или месяца три, смотря кто — леди это насекомое, иль джентльмен.

           Когда оба товарища слушали кричалку Максвелла, Лео спросил у Тадзио, как только был упомянут никому ещё не известный инцидент удара тряпкой по лицу какого-то несчастного студента: «Ильвермонцы. Они все такие бешеные?»

           — Как видишь, — ухмыльнулся Принц, однако в душе совсем не чаял зла, обиды какой на Макса не таил и потому в словах своих не подразумевал никаких нападок. — Американцы в принципе отличаются характером буйным, а если б не так, то и одного государства в мире не существовало бы сейчас.

           Как только кричалка самоуничтожилась, всё тот же активный гриффиндорец, Леонард, подоспел наговорить уйму ободряющих слов новенькому. Тадзио же только хмыкнул, продолжая сидеть за столом в полном спокойствии, слегка прикрыв глаза. Он уже высказался, по-своему выразив поддержку.

           — Ну, в общем, будь счастлив, всё такое...

           — Лео, ты говоришь так, будто желаешь Максвеллу счастливой брачной жизни с самой смертью, — раздосадовано проговорил Тадзио. — Однако действительно, Максвелл, не переживай. Хотя, слова такие, скорее всего, для тебя будут только пустым звоном. — Принц прекрасно знал, что, несмотря на все слова поддержки, поганые чувства могут так никуда и не уйти. Хотя, о подобной истине явно знал не только он один, а и все остальные люди на белом свете. Однако, чтобы хоть как-то показать, что он не из числа тех, кто готов Макса осуждать, решился словесно приободрить хоть чуть-чуть.

           — Никакой несчастной девушки я не толкал. И уж тем более не насмехался над ней. Поверьте! — оправдывался Максвелл. — А этот случай с тряпкой... Это вообще одно сплошное недоразумение! Я... я... я... я не хотел! Это вышло случайно...

           — Эй, эй, герой, а ну постой с оправданиями, — тут же оживился Принц и указал на Максвелла пальцем, глаза прищурив укоризненно. Правда, вскоре Принц руку свою обратно к себе притянул, перестав ею тыкать в сторону новенького. — Твои похождения мы готовы выслушать в гостиной с большим удовольствие, а тут разглагольствовать не смей. Пока что, наверняка можно сказать, что только мы трое можем тебя понять, а если кто другой заслышит, то не факт, что простит. Скорее, ты только ещё ниже в глазах этого человека упадёшь. Особенно лучше придержать язык, когда везде снуют газетчики: для них меньше работы будет, если ты сейчас всё им поведаешь. А приукрасить и перефразировать слова чужие они всегда умеют.

           — Какие гадкие слова я слышу в свою сторону, — раздался позади чей-то бодрый голос. Обернувшись, слегка удивлённым взглядом Принц смотрит на Дакоту Буна, уже державшего свой фотоаппарат наготове. У члена школьной газеты играла ухмылка на устах и во взгляде разгорались эмоции хитрости и жадности. — Не отнимай у меня работу, Принц. Пусть новенький говорит, мне о-очень интересны все подробности. — конечно же, Дакота понимал, что Максвелл навряд ли сейчас готов расписывать ему в деталях, как «Войну и Мир», свои похождения. Однако всегда здорово запечатлеть на камеру разгневанное лицо новой знаменитости школы.

           Тадзио Принц, оперевшись ладонями о стол, встал с места. С безупречной осанкой, смотрел на Дакоту он более чем ровно. И всё же, ничего больше не говорил.

           — Ты мне пытаешься помешать сделать фотографию, иль собираешься новенького под ручку увести из зала? — но на язвительный вопрос Буна ответом было лишь молчание.

Последнее изменение внесено Qetsäl (13-07-2020 в 09ч19)


https://i.ibb.co/Ryc06RJ/4ntpdn3y4n37bxsosmem7wcy4nhpdngttoopbxty4gypbpqosmem7wf54g8pdbsozdemomby4n67bxty4n6pbxsos5emmwce4ggnbwf54nhnbwf94gypbpqosueadwcn4napbcsozdeafwccrdem3wfa4gynbwft4n47bp3y4n7pbxstodem7wf54g.png

https://d.radikal.ru/d13/2005/9a/3ff4963d7489.png

Офлайн

#1753 13-07-2020 в 13ч50

Гвардия Абсента
Kalifora
Гвардеец на обучении
Kalifora
...
Сообщения: 200

Хаффлпафф. 6 курс
Джилрой Джон Лесли

То там, то сям>Большой зал>Поле для Квиддича
Один+npc


Урочное время растянулось в скучную и неопределенную колбасяндру, по поверхности которой Ленс праздно болтался то туда, то сюда. В гостиной Хаффлпаффа на удивление кипела работа, и после пары недвусмысленных намеков Лесли тоже принялся за уроки. Ох уж эта привычка делать все в последний момент! Однако, сделанное перед самым занятием и наполовину списанное домашнее задание почти всегда оказалось зачтенным, и Джилроя вполне устраивало такое положение вещей. Это было намного лучше, чем если бы он долго-долго сидел, корпел над заданием, а потом всей его наградой была бы похвала преподавателя. Ну что ему с этой похвалы? Пусть его лучше похвалят однокурсники за какую-нибудь интересную историю, в которую он вляпается вместо того, чтобы сидеть за домашкой!

Преподаватели тоже не были слепыми и все прекрасно понимали. Профессор Вилкост в какой раз качала головой, когда Лесли изворачивался под градом ее каверзных вопросов, помогая себе одной лишь смекалкой и пониманием самой сути материала.

- Пять баллов Хаффлпаффу, - в строгом голосе преподавательницы звучали нотки снисхождения, - Для десяти баллов ваш ответ был недостаточно полным. Я настоятельно рекомендую вам заниматься больше, мистер Лесли.

Если практика еще хоть как-то интересовала мистера Лесли, то теория уж точно протекала через его голову под соусом «И так сойдет!».

Обед проходил также спокойно и умеренно – конечно же, в понимании Лесли. Что для других есть интересная и странная жизнь, то для Джилроя может быть рутиной, если он не натыкается на странные ситуации с подвывертом. Но, признаться, сейчас Ленс активно успокаивал себя после всего, что произошло утром, забиваясь вкусной едой и легкими беседами. Вокруг него в последнее время так и вились одни переживания, и парень очень хотел хотя бы немного от них отдохнуть! Ведь нельзя помочь всем и сразу – разорвешься. И лучше от этого никому не будет.

Ленс что-то балакал да балакал соседям по Хаффлпаффскому столу, как вдруг вдоль всего Большого зала отчетливо и громко пронеслось:

– Мистер Роу!

- О-о-о-о-о…

Уголки губ Лесли неумолимо поползли наверх, а его лицо приобрело хитрюще-коварный вид.

- Ка-а-а-ажется, - ехидно протянул хаффлпаффец, - Кому-то досталась кри-и-чалка… И не мне!

Громкий и противный голос перечислил несколько «достижений», которых достиг тот самый Максвелл, новенький из Ильверморни, и Ленс не мог не качать головой с проступающим сквозь смех искренним пониманием. Им точно стоит познакомиться поближе!

Когда верещащее письмо закончило и на миг в зале воцарилась тишина, она была тут же подавлена громким, заливистым и беспощадным смехом Джилроя, который более не мог сдерживать себя. Когда Большой зал вновь наполнился шумом разговоров, Ленс не удержался и еще и поаплодировал бедняге.


***

На тренировку по Квиддичу Ленс несся большими шагами – наконец-то был шанс хорошенько размяться, причем в компании своей команды. Теоретитческая часть в этот раз была совсем непродолжительной и была больше похожа на блиц опрос для того, чтобы проверить, не забыл ли кто чего-нибудь. Лесли бы с удовольствием расписал все на карточках для каждого, но как-то… все руки не доходили. Да и почерк у него был не лучший, да и зачем это…

- Признайся, тебе просто лень, - усмехнулся Генри под беззлобные смешки остальной команды, когда Ленс попытался объясниться перед всеми, - У самого трудолюбивого факультета самый ленивый капитан.

- Это я-то ленивый? – парировал с улыбкой Джилрой, - Это может вы ленитесь все запоминать. А я для вас стараюсь, придумываю!

На этой задорной ноте вся команда была отправлена бегать по полю да таскать тяжести, дабы не терять физическую форму. Ленс порой незаметно, но немного нервно посматривал на девочек, которым все физические нагрузки давались довольно тяжело. Но вслух, естественно, он их только подбадривал:

- Ничего, сейчас все будет болеть, зато потом вы сами болеть не будете! – и ободряюще подмигивал.

Сегодняшняя тренировка была всецело посвящена меткости и отработке силы броска. Только у Хен было немного другое задание, но также связанное с ловкостью.

Олдфорд расчитывал, что все, как обычно, будут что-то метать в него и удивленно приподнял бровь, когда Ленс и его заставил бросать квоффл на разные расстояния. Его внутренняя чуйка, не лишенная доли самоуверенности, подсказывала ему, что он ко всему готов, но против действий капитана не возражал.

- Будь по-твоему, Ленс, - примирительно пожал плечами парень, замахиваясь квоффлом и отправляя его со всей силы куда-то далеко в небо, да так, что из-за солнца мяч было и не разглядеть.

Потеряв из виду квоффл, Лесли наигранно скептично уставился на вратаря.

- «Это» - не по моему! Лети теперь и ищи его.

- Зачем? Сейчас сам прилетит…

Вся команда застыла, ожидая падения квоффла, но этого все не происходило и не происходило. В повисшей тишине самым громким было выражение лица Лесли и метание его глаз от неба к Олдфорду.

- Ладно-ладно, не смотри так, - усмехнулся Генри, неохотно сдвигаясь с места - Найду я тебе квоффл.

Дальнейшая тренировка была похожа на работу отлаженного механизма, чем Лесли в итоге был безмерно доволен.


https://c.radikal.ru/c21/2006/4e/ea93729762c9.jpg

Офлайн

#1754 14-07-2020 в 00ч00

Гвардия Абсента
Chinomico
Победившая цыпленка
Chinomico
...
Сообщения: 781

Мерлин Жаклин Мак Брайд | Хаффлпафф, V курс
Женская спальня > Гостиная Хаффлпаффа > Больничное крыло
Победившая неловкость мисс Скиллар, наконец извинявшийся мистер Пеллегрини + npc


Превосходно сидит! — комментирует Мерлин «обновку» Давинии, перед тем, как помочь той преодолеть порог спальни и не запутаться в слишком длинной юбке. После, выслушав сбивчивые извинения мистера Пеллегрини, но вполне ими удовлетворившись, девушка в последний раз интересуется у юной Скиллар о её самочувствии и готовности подниматься на несколько этажей выше, пропуская мимо ушей подобие шутки, воспроизведенное юношей несколькими мгновениями ранее.
Если что, мистер Пеллегрини, я уверена, с радостью вам поможет. В любом случае, давайте поспешим: занятия начнутся через... — близоруко прищурив светло-голубые глаза и стараясь вглядеться в циферблат настенных часов, Жаклин с трудом удерживается от разочарованного вздоха, — Две минуты назад. Экзамен начался две минуты назад. Пойдёмте!
Поддерживая Винни под локоть, девушка жестом призывает Пеллегрини следовать за ними, после чего выскальзывает из гостиной. К слову, из хорошо прибранной гостиной — юноша хорошо постарался, избавляясь от беспорядка, спровоцированного возгоранием несчастной девочки.


Шелест нижних юбок и звук неуверенных шагов сопровождает молодых людей на беспокойных лестницах, пока в рыжих, темных и пшеничного цвета волосах запутывается дымчатый отблеск настенных свечей.
Осторожнее, я опаздываю! — кто-то задевает её плечом, исчезая между лестничных проемов. Мерлин потирает ушибленное место, но молчит — не хочет говорить, да и считает, что наговорилась сегодня сполна, наговорилась на день, а то и на два вперёд. Слишком много извинений, слишком много лишних движений и попыток не выглядеть пусто, не выглядеть хладно и ко всему безразлично, не выглядеть, как не подобает воспитанным леди, желающим утешить близких подруг.
Пока ступенька за ступенькой с характерным звуком встречаются с каблучками форменных туфель, бесцветный взгляд устремляется куда-то вверх, куда-то сквозь нежелание мучить себя бестолковыми мыслями, куда-то сквозь потолок.


Просторное помещение лазарета с его скромным убранством и большими окнами, за которыми солнечные лучи, жидким золотом просачивающиеся сквозь свинец грозовых туч, ведут отчаянную борьбу с устоявшимся поутру ненастьем, встречает разношёрстную компанию резкими ароматами спиртовых настоек и медицинских зелий, поблескивающих цветным стеклом на многочисленных полках в конце комнаты.

Добрый день, мадам Пофри! — негромко произносит Мерлин, выпуская руку Давинии.

Добрый день, мисс МакБрайд, мисс Скиллар, — свою обеспокоенность экстренным визитом троих ребят, на лицах у которых была высечена смесь эмоций, поражающая своей абсурдностью, мадам Помфри, хлопочущая у своего рабочего стола, не выказывает ничем, только, уже будучи готовой ко всему, одной рукой хватается за палочку, а другой — за склянку с успокаивающей мазью. — Мистер Пеллегрини, — корпусом повернувшись юноше, озадаченно переминающемся с ноги на ногу, женщина продолжает, долгим взглядом свою речь сопровождая, — Потрудитесь же объясниться: почему вы трое не на занятиях? Что случилось? — МакБрайд уже собирается выступить вперёд и начать наконец своё объяснение, над содержанием которого она работала добрую половину времени, занявшего путь до больничного крыла, но быстро спохватывается, вспомнив, что она вовсе не мистер Пеллегрини, и Помфри ждёт ответ не от неё.


В ожидании покосившись на Пеллегрини, которого, по-видимому, подобная просьба застала врасплох, периферийным зрением Мерлин выхватывает знакомый силуэт, выглядывающий из-за больничной ширмы.


Бедный мистер Уоллс,— шепчет она, обращаясь к Давинии. Обращаясь из вежливости; обращаясь в попытках отвлечь ту от предстоящего разговора и от, возможно, утаённой боли.

Последнее изменение внесено Chinomico (14-07-2020 в 00ч05)


it kills me how your mind can make you feel so worthless
so, before you go...?

https://b.radikal.ru/b33/2006/8a/a584639a3b68.gif https://c.radikal.ru/c12/2006/03/899e6ccee2df.gif https://d.radikal.ru/d11/2006/25/8108dd5a7fbf.gif https://d.radikal.ru/d38/2006/4b/90fcd3244d6e.gif

Офлайн

#1755 14-07-2020 в 00ч52

Гвардия Обсидиана
Qetsäl
Серый кардинал
Qetsäl
...
Сообщения: 1 402

Вербальд Дэвид Хенсли | Слизерин, VII курс
Четвертый этаж. Зал трофеев
» Изабель Хьюс

           — Спасибо, но мои навыки полета на метле весьма посредственные. Я предпочитаю верховую езду и танцы. — Ответила девушка с лёгкой улыбкой. — Пока что не могу с уверенностью сказать, нравится ли мне квиддич. Сперва хотелось бы увидеть хоть одну игру воочию. Но даже после этого, не думаю, что заинтересуюсь квиддичем настолько, чтобы вступать в команду.

           — Мне трудно сдержать удивление от того факта, что Вы ещё никогда не наблюдали за игрой, мисс Хьюс, — сказал Вербальд, при этом вместе ожидаемой формы удивления, он наоборот — прищурился. Для молодого человека то, что чистокровная волшебница ещё ни разу не сидела на трибунах квиддичного стадиона, был настоящий нонсенс. Даже его, очень мало интересующегося квиддичем, несколько задел подобный факт. — Однако скоро в Хогвартсе будет проходить матч и Вы сможете восполнить свои жизненные впечатления. Надеюсь, Вам это событие понравится. — после этих слов, Вербальд отстранился от девушки, отвернулся и внимание своё перевёл на другие трофеи, дабы вспомнить какие-нибудь другие истории и факты, которые он мог бы рассказать новенькой.

           Какое-то время оба всё ещё обходили трофеи, где Вербальд то находил, что можно девушке поведать, то нет, оставаясь в молчании. Подобный расклад мог продолжаться долго, пока девушка сама бы не выразилась Вербальду с просьбой покинуть это место, если бы не одно «но».

           За глубокими раздумьями Вербальд всегда мало обращал внимание на что-то вокруг происходящее, мельтешащее. И сейчас молодой человек тоже не сразу заслышал, как тихо разносилось железное клацанье доспехов и то, как у Изабель вырывается удивлённый вздох. Только когда хаффлпафка врезается спиной в него, молодой человек наконец тоже втягивается в нынешнюю, странную ситуацию.

           Когда девушка врезалась в него спиной, Вербальд чуть скорчился — Изабель наступила ему на ногу.

           — Что случилось, мисс Хьюс? — как можно спокойнее задал вопрос он, не говоря ничего более и не отстраняясь, дабы не акцентировать внимание на неловкости молодой особы и не смущать её ещё больше. Изабель и так уже медленно начинала заливаться краской, чего молодой человек не мог не заметить.

           — Ох, прошу прощения. Рука того доспеха шевелилась... Вы заметили? — спросила она, спешно отстранившись от юноши, чему Вербальд был мысленно благодарен.

           — Нет, мисс Хьюс, — кратко ответил Вербальд. Сложив руки на груди, скептически вглядываясь в доспехи, молодой человек совсем не ожидал появления полтергейст прямо из книги хаффлпафки. Криво улыбаясь, тот просочился через стену, и эхом в зале остался лишь его злобный смех. — Я предлагаю нам поскорее покинуть это место, — без испуга или гнева, лишь с небольшим раздражением сказал Вербальд, оборачиваясь к девушке.

           — Не так быстро! — тут же громко раздался корявый, скрипучий голос Пивза. — Как же давно тут не было наедине двух голубков! Я не хочу упускать шанс повеселиться с вами. Мне всегда нравится быть третьим лишним! Мва-ха-ха-ха! — массивные двери несколько раз резко распахнулись, тут же закрываясь с раскатистым грохотом. Наигравшись с дверьми, Пивз тут же подлетел молниеносно к двум студентам. — Негоже леди и джентльмену в комнате наедине оставаться, мва-ха-ха-ха-ха! Вдруг кто зайдёт и подумает не о том! — в полёте он крутился вокруг них как осой ужаленный, сам жаля стервозными, двусмысленными комментариями. Вербальда, естественно, от того переполняли не самые положительные эмоции. Выражались они в ещё более суровом взгляде и тихом вырвавшемся «пф». Слизеринец медленно, как можно незаметнее, пытался достать палочку из внутреннего кармана мантии, попутно думая, каким заклинанием избавиться от надоедливого существа. Лишь бы Пивз остановился...

           — Ловите! — проворный полтергейст резко обернулся к этажерке с трофеями и толкнул её в студентов. С быстрой реакцией, Вербальд сделал пару шагов назад, схватил крепко Изабель за руку и потяну к себе, чуть в сторону; быстро достав палочку, он тут же произнёс заклинание: «Иммобулюс».

           Падающие наземь и на них кубки, медали и сама этажерка тут же повисли в воздухе, а Вербальд продолжал крепко держать девушку за предплечье, уже даже допуская такой расклад дел, где ему силой придётся увести её из зала.

           — О-ох, Вербальд, Вербальд... Как же мне трудно с тобой всегда, — ворчал Пивз, медленно подлетая к нему. Вот только вместо молчания, которым слизеринец обычно одаривал Пивза, когда попадался в его ловушки, тот принял на себя заклинание депульсо.

           — Эй! — воскликнул возмущённо отброшенный назад полтергейст.

           — Мне позвать Кровавого барона, Пивз? Мне кажется, студента со Слизерина он выслушает с удовольствием и поспешит тебе составить пару...

           — О, о, о, нет, нет, нет! Ай, ой! Не-еа, не, нит, не-не. Тебя он не послушает, он никого не слушает, зачем ему какой-то студентишка, но я всё равно, пожалуй, пойду... — и полтергейст проворно просочился сквозь стену.

           — Как Вы, мисс Хьюс? — спросил слизеринец несчастную хаффлпафку, отпуская её руку и отстраняясь.

Последнее изменение внесено Qetsäl (14-07-2020 в 08ч46)


https://i.ibb.co/Ryc06RJ/4ntpdn3y4n37bxsosmem7wcy4nhpdngttoopbxty4gypbpqosmem7wf54g8pdbsozdemomby4n67bxty4n6pbxsos5emmwce4ggnbwf54nhnbwf94gypbpqosueadwcn4napbcsozdeafwccrdem3wfa4gynbwft4n47bp3y4n7pbxstodem7wf54g.png

https://d.radikal.ru/d13/2005/9a/3ff4963d7489.png

Офлайн

#1756 14-07-2020 в 01ч32

Гвардия Тени
Dqo
Серый кардинал
Dqo
...
Сообщения: 624

Хаффлпафф, 4 курс.
Давиния Шарлотта Аннтеа Скиллар.
Гостиная. -> Больничное крыло.

Мерлин Макбрайд, Анджело Пеллегрини. Упоминается: Бенджамин Уоллс.

Голубые глаза были направлены в пол, а Шарлотта, смотрящая на свои босые ноги вдруг дёрнула плечом и аккуратно подошла к камину, обувь свои туфельки, что лежали приспокойно на мокрой мантии. Она не смела поднять своего взгляда на мистера Пеллегрини, который и так пережил достаточно напряжений рядом с ней, Скиллар прикрыла свои несвойственно девочкам в её возрасте большие ступни — почти тридцать восьмого размера, а после прошагала тихо и незаметно к мисс Макбрайд, при этом придерживая конструкцию юбки, что упиралась почти в пол, но хоть что-то в ней нарисовалось прекрасное — она прикрывала большие ступни Скиллар. Вдохнув тяжело, как после приличной пробежки, взгляд Шарлотты обратился к часам, она потёрла невольно веснусчастный носик, — Занятия!? — воскликнула девочка напряжённо, — Прошу простить меня, я.. — не успев договорить, скомандовавшая Мерлин, которая была бы отличной старостой, как подметила мисс Скиллар, смотря на эту отважную леди вновь и вновь, Макбрайд похватила четверокурсницу за локоть и направилась на выход из гостиной.

Давиния тоже хотела бы поспешить, то и дело размышляя, как плохо будет Анджело, опоздавшему из-за девушки на важное занятие — Наверняка всё это необратимо плохо... И что же мне делать! Я не могу извиниться, да и извинения мои можно пустить на ветру, как белых пух или снежинки.. Как помочь ему, как помочь Мерлин? — держала в голове хаффлпаффка, почти не обращая внимания на дорогу и от того поставив мисс Макбрайд в неловкое положение — Давиния старалась пойти в один шаг с ней, но от чего-то ногам её было больно, а сзади неприятно щипало, поэтому её приходилось тащить за собой. Из-за этого кто-то толкнул в плечо мисс Макбрайд и Шарлотта, коснувшись её плеча тут же приостановилась впопыхах: — Как ты, Мерлин!? Сильно ушиблась? — подняв к ней голову, испуганное лицо рыжеволосой девушки внимательно и озадаченно осматривало плечо, ушибленное неосторожно, но Мерлин лишь улыбнулась, как показалось Давинии, совсем не натянуто, и пошли они дальше.

— Вот бы я могла улыбаться, когда мне на самом деле больно. — подумала тогда хаффлпаффка, не отводя взгляда от лица Мерлин, а потом — видов за окном. Подумать только, сколько всего произошло, а мистер Пеллегрини прямо сейчас идёт за ней следом и, наверное, смотрит на неё — в таком нелепом виде, в странной юбке, замечая её большие стопы, растрёпанные рыжие волосы и кое-что, оставшееся от падения в камин: белая рубашка почти полностью была испачкана чёрным углём со спины. Сама же Скиллар была вне своих сил, чтобы к нему повернуться. Ей было страшно смотреть даже в глаза своему Анджело и уж ни ядовитая змея, ни вызывающие боль заклинания никогда не могли бы внушить Шарлотте тот страх,что она испытывает перед ним.

— Я несчастна без меры.. — произнесла она громко, в свой голове, а взгляд коснулся собственного плеча, из под ресниц она пыталась посмотреть на Анджело, видя только его ноги, идущие сзади. Пальцы во мгновение сжались, когда все начали приближаться к больничному крылу.

Давиния была не готова предстать перед кем-то ещё в столь небрежном виде, а вид у неё, точно такой и был: локоны рыжих волос свисали у шеи, некоторые кое-как были закручены на голове, бледное лицо то мрачнело, то бледнело ещё больше от осознания того, что происходит с ней, руки, в том числе и ладони тоже были чёрные от пепла, Давиния так старательно вытирало лицо, что чёрные пятна и на нём срослись с её бледностью, как самый некрасивый гриб. Точно маленькая замарашка!

— Добрый день.. — произнесла рыжеволосая хаффлпаффка тихо, попытавшись спрятать грязные руки за своею спиной, но когда локти её неосознанно коснулись, она вдруг вздрогнула в лёгком раздражении и сама испугалась этого.

У Шарлотты чуть дрогнули губы. Она хотела было сказать, что привело их в больничное крыло, но заметив, как мадам Помфри посмотрела серьёзно на Анджело, поняла, что говорить ей не стоит, да и мисс Макбрайд тоже не спешила говорить с мадам Помфри. Взгляд Мерлин зацепился на лежачего неподалёку хаффлпаффца — Бенджамина Уоллса.

Взгляд её после слов подруги был направлен на больничную койку, в которой лежал мистер Бенджамин Уоллс, которого Скиллар знала плохо, но увидев того, приоткрыла рот в изумлении и грусти, показывая на своём лице искреннее сожаление и печаль, — Ох.. Ты права, бедный мистер Уоллс. — прошепатала она, взглянув на Мерлин, а затем сразу замолчала из соображения приличий, да и чтобы послушать голос Анджело — тоже.

Последнее изменение внесено Dqo (14-07-2020 в 01ч37)


i know, you know, we know
we weren't meant for each other and it's fine

https://d.radikal.ru/d38/2005/bd/fa5ca9b25235.gif https://d.radikal.ru/d02/2005/4c/ccb4ede7c81f.gif https://b.radikal.ru/b30/2005/9d/272932065679.gif https://b.radikal.ru/b12/2005/d1/96dcee4436ad.gif https://b.radikal.ru/b19/2005/88/8892b45bd686.gif

Офлайн

#1757 14-07-2020 в 01ч51

Гвардия Абсента
Mirai_Sotokada
Постигающая основы
Mirai_Sotokada
...
Сообщения: 134

Когтевран, 7 курс
Ида Кирстен Либерхер
Коридор >>> Кабинет ЗОТИ >>> Коридор

Матье Жан-Ноэль Бонне, Бальтазар Шэдоу Айвери, Амира Иерия Аристейа
Они остановились. Ида выдохнула, с тревогой глядя на друга и закусила нижнюю губу. Да, страх нахлынули на неё резко и, возможно, её переживания казались беспочвенными, но она просто не могла успокоиться. Представив, что будет, если она провалится экзамен, её тело пробила дрожь и она едва сдержалась от того, чтобы позорно не проскулить, словно побитая собака.
Однако, слова, которые вырвались из уст Матье… Они успокаивали лишь самую малость и немка только и могла, что молча смотреть тому в глаза, не смея отвести взгляд. Матье всегда умел поддерживать в нужный момент, но почему же сейчас это не сработало? Парень обхватил её дрожащие ладони своими и увёл в сторону, за что Ида была ему благодарна, так как не хотела бы, чтобы люди в коридорах видели, как она предается панике.
Всё же, это был их последний год обучения в стенах этой школы и провалиться экзамены не хотелось от слова совсем. Если ей поставят меньше ста баллов, это будет катастрофа для родителей и её отправят во Францию к тетушке, которая из неё вытрясет всю душу и будет кормить отвратительным луковым супом.
- Verdammt! Матье, отец меня убьет, если я провалюсь, – пробормотала она испуганно и замотала головой, словно не делая слушать слова друга. Однако, под конец она затихла, слушая француза и сделала глубокий вздох. Матье был прав. Нужно думать только о хорошем. Ида облизнула губы и кивнула, слабо улыбаясь. Паника постепенно отпускала девушку и она наконец смогла вздохнуть спокойно.
- Фух, спасибо, Матье, за твоих слова, – она повернулась к другу и сжала его ладони своими, погладила большим пальцем запястье и отпустила, благодарно улыбаясь. - И как ты не волнуешься? Я благодарна тебе за поддержку, правда. Господи, как ты меня только терпишь, – немка хохотнула и потерла щеку, отворачиваясь от друга и глядя куда-то вбок. Идти в кабинет ЗОТИ не хотелось, но чем дольше Ида оттягивала неизбежное, тем хуже ей становилось.- Ну что, пошли покорять тёмные искусства, мой дорогой друг? С меня сливочное пиво и клубника за поддержку, - Ида озорно улыбнулась и сделал шаг в сторону кабинета, как резко остановилась, улыбка пропала с её вновь побледневшего лица и она сделала шаг назад.
Бальтазар. Глаза б его больше не видели. Но нет, он стоял прямо перед ними, не упуская шанса съязвить им, словно дите малое. Господи, зачем он Матье-то трогает? Неужто из-за того, что тот дружит с Идой? Девушка недовольно насупилась.
- Зато от твоего присутствия у всей школы падает интеллект. Будь добр, иди куда шёл, – прошипела волшебница, выхватывая палочку. Так, на всякий случай, но Айвери-старший уже скрылся за дверь кабинета и девушке пришлось сжать зубы от ненависти к этому персонажу.
Чтоб его дементоры в азкабане целовал, черт болотный.
- Пошли? – Ида слабо улыбнулась Матье и протянула ладонь, после чего резво потащил друга в кабинет, напоследок шепнув ему слова удачи и погладив того по роскошным кудрям.
В кабинете Ида старалась не отвлекаться, ведь именно от успешной сдачи экзаменов зависли её отношения с родителями, так что она обязана была постараться. Иногда девушка ловила на себе взгляды знакомых ей людей. Улыбалась им, к вала и даже шептала какие-то слова, но совершенно не запомнила то, что происходило на экзамене. Словно пелена перед глазами. Однако, она сдала. Руки тряслись от пережитых эмоций, но она сдала и была на ближайшее время полностью свободна!
Девушка довольно улыбнулась и, мысленно поблагодарил друга за поддержку в который раз, побрела по коридору, пока не врезалась в кого-то, не успев увернуться от бегущих в её сторону первокурсников.
- Ох, мне так жаль! Вы не ушиблись, мисс…? – оправившись от столкновения, Ида поспешно протянула ладонь шлепнувшейся на пол девушке и улыбнулась. Пальцы немного дрожали.


I just decided by the grace of the god Poseidon
That you’re so dead to me I dug a hole for you to lie in


https://funkyimg.com/i/2Ugcj.gif https://funkyimg.com/i/2Ugco.gif https://funkyimg.com/i/2Ugct.gif https://funkyimg.com/i/2UgcA.gif

Офлайн

#1758 14-07-2020 в 02ч00

Гвардия Тени
Dqo
Серый кардинал
Dqo
...
Сообщения: 624

Гриффиндор, 6 курсы.
Леонард Стивен Тэрри Пеитон.
Большой зал.

Тадзио Принц, Максвелл Роу, Дакота Бун.

Про богомола информацию от Тадзио, очень, к слову, интересную, Леонард из этических соображений пропустил — ему то, в самом деле, было плевать на зелёную, непонятную штуку, а вот Максвелл бы потери своего питомца не смог пережить, вон как переживает до сих пор, хотя пропала то... Травка в несколько сантиметриков! Столько шуму ещё разводить.

— Как видишь, — ответил Принц на вопрос об ильвермонцах однозначно, после чего Леонард действительно посмотрел ещё раз в сторону Максвелла, скривив некрасиво и недружилюбно лицо, скорее во внутреннем возмущении от того, что Роу мог действительно навредить кому-то какими-либо подобными образами, описанными в кричалке.

— Буйным? Булстроуд, случайно не американец? — пошутил тут же Пеитон, вспоминая о том случае, когда слизеринец ударил его из-за какой-то глупости — ничего плохого Леонард ему не сделал, чтоб его били-с, тем более так!

— Впрочем, — хмыкнув и потерев обиженно нос, все ещё припоминая самому себе данную ситуацию, Пеитон громко и нерадостно выдохнул через ноздри: — Не важно. И без того хватает этих "буйных".

Громкоговорилка, или кричалка, закончила свой монолог и Пеитон мог спокойно выдохнуть, хотя в ушах ещё стоял этот неоднозначный звон о похождениях Максвелла, что не давал гриффиндорцу абсолютного покоя.

  — Лео, ты говоришь так, будто желаешь Максвеллу счастливой брачной жизни с самой смертью.

— А что ж я! — громко возмутился Стивен, сложив руки на груди и отодвинув локтем от себя подальше тарелку с едой — от одного упоминания завхоза и его... Запаха после выходки Пеитона он не стерпел, представив и испортив сам себе аппетит.

— Он может быть счастлив и вне завхоза, как вообще с этим стариком мрачным быть счастливым! — усмехнувшись, гриффиндорец демонстративно качнул головой, а если бы она поворачивалась на триста шестьдесят градусов — перекрутил бы её, — Я поддержать пытался! — гордо, мурча нотками в голосе бордо пропевает гриффиндорец, прикрывая на секунду глаза, он бы и сидел так, наслаждаясь собственными мыслями, если бы не Дакота Бун, появившийся так же внезапно, как дождик сегодня утром.

— Эй, Бун, забирай свою шкатулку проклятую, — указав подбородком на фотоаппарат, заявил Пеитон, а после, подобно вставшему с места Принцу, тоже выпрямил гордо спину, но уже сидя, — И сам проваливай. Тоже мне! На чужом горе вздумал наживаться?

— Ты мне пытаешься помешать сделать фотографию, иль собираешься новенького под ручку увести из зала? — отреагировал язвительно Дакота на поднявшегося с места Тадзио, после чего Леонард, глянув в сторону сначала Принца, а затем Буна, сам поднялся со скамьи и грозно, насколько получилось, глянул на последнего.

Двое против одного — точно должен испугаться!


i know, you know, we know
we weren't meant for each other and it's fine

https://d.radikal.ru/d38/2005/bd/fa5ca9b25235.gif https://d.radikal.ru/d02/2005/4c/ccb4ede7c81f.gif https://b.radikal.ru/b30/2005/9d/272932065679.gif https://b.radikal.ru/b12/2005/d1/96dcee4436ad.gif https://b.radikal.ru/b19/2005/88/8892b45bd686.gif

Офлайн

#1759 14-07-2020 в 08ч06

Гвардия Тени
MerienGardener
Властвующая над реальностью
MerienGardener
...
Сообщения: 4 107

Рэйвенкло, 7 курс
Деметрий Домриер
Астрологическая башня

Аделард Домриер

Он ещё издалека слышал приближение знакомых твёрдых шагов, сидя на широком подоконнике, но оборачиваться в их сторону не спешил, - обязательно пойдёт на поводу уже минувшей тревоги и волнений перед неизвестностью. Он предпочитал не оборачиваться даже тогда, когда шаги стали всё отчётливее и отчётливее. Пытался отвлечь себя мыслями о том, как закончился вторник и как началась среда: Кейли уснула на его кровати и Деметрий, как истинный джентльмен, не стал беспокоить барышню, спустившись в гостиную и, не переодевшись, уснув в кресле. Под утро у него затекла шея и замёрзли ноги, посему он проснулся раньше обычного. Взяв первую попавшуюся газету со столика в гостиной, мистер Домриер пытался сконцентрироваться на прочитанном, но смысл ускользал от него столь же ловко, сколь снитч ускользает из ладоней ловца во время напряжённого матча. Не потому ли это, что он ожидал скорого приезда отца в школу магии и волшебства? Не потому ли это, что он знал о сложности и тяжести предстоящей беседы?..

Здравствуй, Деметрий. — обернулся младший мистер Домриер лишь тогда, когда шаги утихли в метре от него и суровый голос раздался над его ухом. — Ты забыл, как следует поприветствовать своего отца? — он поднял взор наверх неспешно, и стоило ему только встретиться взглядом с разъяренным взором старшего мистера Домриера, как в башне раздался резкий шлепок. Аделард пропал с поля зрения рэйвенкловца - вместо его силуэта Деметрий увидел каменную стену, а щека молодого человека болезненно саднила. Это был первый раз, когда отец поднял на него руку, и старшекурсник не знал, чему он удивлён был больше - силе удара в руке Аделарда или настойчивой боли в челюсти. Или тому, что он всё же почувствовал на себе и то, и другое, впервые в жизни впав в немилость родителя.

Здравствуй, отец. — промолвил Деметрий наконец, вновь повернувшись лицом к мужчине. В его взгляде не было эмоций, как и в его голосе, а по его выражению лица нельзя было понять, какие же мысли посещают его светлую голову. Чего нельзя было сказать о его собеседнике, ведь тот и не собирался сдерживать своих эмоций.

И это всё, что ты мне скажешь? — Аделард приосанился, тяжело дыша, не в силах больше сдерживать гнев, закипающий в его жилах подобно расплавленному чугуну на его пресловутых заводах. — Для твоего же блага было бы уместнее проявить многословность и рассказать мне какого чёрта здесь происходит! — если бы поблизости от миллиардера оказался какой-либо предмет мебели или хрупкая деталь интерьера, оно бы давным давно оказалось безжалостно разбитым вдребезги. Старший мистер Домриер испытывал настоящую первобытную ярость, и в таком состоянии он был опасен. В такие моменты в его серо-голубых очах плясало неистово адское пламя, его подтянутое тело наливалось свинцом, а в его голосе слышался рёв из самых глубин преисподней. Казалось, Аделард превращался в демона разрушения и хаоса, не знающего ни жалости, ни сострадания, ни любви. Или, быть может, он всегда был таковым, просто светские манеры и правила приличия сковывали его. Деметрий склонялся к последнему варианту.

Дивуар была подбита неизвестным из арбалета и, очевидно, выпустила письмо из лап. Письмо было найдено студентом факультета Слизерин на заднем дворе школы. Студент проявил неосторожность и вскрыл письмо, запустив в действие заклинание паралича. Парень попал в Больничное крыло и явился туда для выяснения обстоятельств... — молодой человек не стал ничего скрывать и говорил всё так, как оно было на самом деле, пока собеседник резко не перебил его.

Глупец, у тебя для этого есть "свои люди"!.. — сквозь зубы прошипел мужчина. Он хотел прервать рассказ сына ещё на том самом месте, когда речь зашла про неизвестного и арбалет, однако он дал тому шанс высказаться.

Я повёл себя недостойно, подозревая обыкновенного студента в намерении навредить, в открытую угрожал медсестре, дабы скрыть детали происшествия... — Деметрий продолжил свою исповедь, закрыв глаза прежде, чем его схватили за грудки жилистые руки.

Ты сошёл с ума?! Что ты себе позволяешь?! — встряхнув сидящего на подоконнике сына, Аделард, казалось бы, намеревался столкнуть его оттуда, и тем самым образумить того. Он не мог подобрать подходящих слов, чтобы описать всю глубину его разочарования в сыне, которому он доверил не только своё будущее, но и будущее его семьи.

Я признаю, что повёл себя недостойно, бесчеловечно... — в сердце молодого человека что-то больно кольнуло, когда его вновь прервали со взглядом, полным презрения и ярости.

Ты повёл себя глупо, самонадеянно и неосторожно! — отпустив воротник рубашки рэйвенкловца, Аделард схватился за свою голову другой рукой. — Здесь, в Хогвартсе, ты не глава семьи и даже не игрок мировой арены, а всего лишь студент. Всего лишь староста школы! Всё, что от тебя здесь требовалось, это соблюдать местные правила и использовать их в свою пользу! — сделав порывистый шаг в сторону, мужчина нахмурился, резко понизив голос и перейдя на напряжённый шёпот: — Недостойно! Бесчеловечно! Прибереги эти пафосные слова для чьих-то ослиных ушей, для меня это не больше, чем пустой звук. Честь, достоинство, человечность - эти понятия изжили себя в этом прогнившем до мозга костей мире, нет смысла искать в душах окружающих, особенно по отношению к тебе. Почему, спросишь? — Аделард сделал ещё один порывистый шаг в сторону блондина, склонившись к нему поближе. — Рядом с твоим именем - наша фамилия. Ты один из нас, ты один из рода Домриеров, и за это люди будут тебя ненавидеть и бояться, Деметрий. Ненавидеть твоё богатство, твою образованность, твою родословную - причины буду разными или их не будет вовсе, неизменным останется то, что в Домриерах никогда не видели людей. В Домриерах видели либо средство для достижения целей, либо угрозу для баланса в мировом обществе, в любом случае это означало, что Домриеров хотят использовать, выбросить и растоптать как дешёвую ш₴@#у. — в серо-голубых глазах появился стальной отблеск прошлого, печатью наложенного в памяти мужчины. — Тем не менее, мы существуем в рамках общества, которое нас ненавидит, ищем союзников, коих можем использовать так же эффективно и в равной степени, как они могут использовать нас, подчиняемся правилам игры, нарушая их тогда, когда оно того стоит. А ты, Деметрий, — выпрямившись, старший мистер Домриер встретился взглядом с сыном и продолжил говорить сурово: — чередой своих дурацких поступков лишился доверия одного из наших союзников, бездумно и бесцельно перешёл черту дозволенного, позволив твоим врагам насмехаться над тобой. Поэтому ты подвёл и разочаровал меня. — отвернувшись от молодого человека столь же порывисто, сколь он двигался и прежде по клочку каменного пола Астрологической башни, Аделард бросил через плечо напоследок, словно выплюнул в пространство между собой и собеседником: — Подумай над своими ошибками, прими верные выводы и не заставляй меня больше срываться в такую рань из поместья, чтобы разгребать твоё дерьмо в поисках смысла.


https://s6.gifyu.com/images/20200505_040057.gif

Офлайн

#1760 14-07-2020 в 08ч42

Гвардия Абсента
Seori
Сподручная Единорогов
Seori
...
Сообщения: 277

Райвенкло, 7 курс
Матье Жан-Ноэль Бонне
Коридор >> Экзамены (ЗОТИ, История искусств, Астрономия)

Ида Кирстен Либерхер, Бальтазар Шэдоу Айвери >> Один

Чужое напряжение виделось Матье… некомфортным. Из всех прочих негативных эмоций и состояний человеческой души именно это было ему наиболее неприятно. В гадких тревогах и волнениях было что-то склизкое, шершавым комом подступающее к горлу и колючей цепью огибающее грудь, сжимая её в прочных тисках, и француз находил неподдельное счастье в том, что самому нутру его ощущение это было чуждо, с малых лет не находя в нём какой бы то ни было отдачи.

В спокойных чертах его скользнула щепотка озадаченности, и губы сжались чуть сильнее, стоило взгляду на толику секунды оторваться от пространства впереди и обратиться к мисс Либерхер, так и застывшей подле стены: переживания исходили от неё волной столь мощной, что недолго было ощутить их колкий и грубый поцелуй на собственной коже. Однако черты лица её всё же прояснились, и туманный мрак испарился, оставляя за собой лишь призрачное о себе напоминание. Уголки губ юноши устремились вверх в удовлетворённом выражении, рисуя слабо заметную для невнимательного взора перемену. То было своего рода облегчение: и за внемлющую наконец здравому смыслу подругу, и, пожалуй, таки в первую очередь за собственный покой.

Отрадно слышать, — брюнет легко кивнул в такт собственным словам и вдруг нечто снисходительное мелькнуло из-под дуг бровей, метнувшихся кверху. — Терплю? — он скрестил руки на груди, обращая взгляд, пытливый, что-то точно выискивающий, к изученному вдоль и поперёк за годы совместного обучения девичьему лицу, однако, не обнаружив ничего примечательного и нового, вновь обернулся к пространству вокруг, изгибая в благосклонной улыбке губы. — Ты лучше меня знаешь: будь ты мне противна, я бы ни минуты не провёл в твоём обществе. Терпение того, что тебе претит, хуже всякой пытки, Ида. Я бы не стал подвергать таковой ни себя… ни тебя.

На сей ноте приятным разговорам суждено было оборваться. Со стороны послышался язвительный голос, и французу не нужно было даже поворачивать головы, чтобы безошибочно установить личность его обладателя — малоприятное, стоит отметить, открытие.

Мсье Айвери. Обозначить отношения когтевранца с упомянутым волшебником как натянутые — значит сильно преуменьшить масштаб всей ситуации. Впрочем, подобное можно было сказать об отношениях этого молодого человека с большей частью учеников, исходя из чего неутешительные выводы извечно напрашивались сами собой. Признаться, ни мотивов, ни стремлений, ни мыслей его Матье не понимал и вообразить себе не мог, предпочитая стороной обходить сомнительного однокурсника, что способен был из любого случайного встречного нарисовать себе неприятеля либо же вовсе врага. Всяким сомнительным, раздражающим факторам, к коим непременно относился и возникший на пути юноша, француз не выделял в собственной жизни места, и оттого столкновения подобного характера его страшно утомляли. Что в них такого важного и особенного, чтобы могли они вклиниваться в выверенный, стройным кружевом сплетённый мир?

Хотя, куда тебе, б-о-г-е-м-а.

Матье лишь медленно выдыхает, не удостаивая жалкую выходку и толикой собственного внимания. Только в спину он метнул скрывшемуся за дверьми слизеринцу подёрнутый тусклой, прохладной пеленой взгляд и сразу обернулся к стоящей с палочкой наготове немкой, на плечо которой в очередной раз опустилась его ладонь.

Ида, — выразительно заглядывая ей в глаза, юноша примирительно улыбнулся и выпрямился, вынуждая её поскорее спрятать палочку обратно. То воинственное выражение, сменившее на короткий срок наконец поселившуюся на лице девушки радость, показалось ему страшно неудовлетворительным. — Ты всё-таки леди. Не опускайся до его глупых, детских провокаций, — поводя плечом вперёд, он сделал несколько размеренных шагов в сторону кабинета и вдруг приглушённо, со старательно скрываемой, но всё-таки разительно выделяющейся примесью презрения в голосе, позволил себе добавить: — Поступки мсье Айвери столь далеки от поступков человека благоразумного и здравомыслящего, что у него, верно, какая-нибудь горячка или расстройство: сам не ведает, что творит. Разве же можно держать зло на человека, что не в себе? — оправив, как ни в чём не бывало, рукава белоснежной рубашки, Матье со смиренным — точно вовсе не было ни Бальтазара с его колкими фразами, ни слов его собственных — выражением подал девушке руку и устремился за ней следом. Опоздать им и впрямь было бы очень некстати.

Даже с началом экзамена француз не изменил себе и привычной ему невозмутимости, и потому ни строгий взгляд профессора, обращённый разом ко всем студентам и будто к каждому в отдельности, ни волнение особо нервных представителей 7 курса никак не помешали изложить ему то, что он бережно выудил из тёмных закромов памяти и мельком прочитанных накануне книг по защите от тёмных искусств и чего хватило ему аккурат на заслуженное, вполне ожидаемое «удовлетворительно». Схожий, разве что, преисполненный чуть большего энтузиазма, настрой преследовал его и на двух оставшихся экзаменах — по истории искусств и астрономии. Предметы эти манили юношу в разы сильнее. Во всё тех же звёздах виделось ему нечто столь величественное, возвышающееся над всей сутью человеческого бытия и вместе с тем неизменно с ней связанное, столь вдохновенное и притягательное, что получение высшей оценки обернулось лишь очевидным следствием неподдельной к астрономии страсти. Та же участь постигла и историю искусств, оставляя француза в расположении духа ещё более приятном, чем могло быть до того.


“Here’s to the ones who dream, foolish as they may seem
Here’s to the hearts that ache; here’s to the mess we make”


https://i.yapx.ru/H2ECC.gif   https://i.yapx.ru/H2E3J.gif   https://i.yapx.ru/H2ECI.gif

Офлайн

#1761 14-07-2020 в 09ч43

Гвардия Абсента
MiaCorra
Осилившая Даху
MiaCorra
...
Сообщения: 2 809

Хаффлпафф.
Аннабель Гвендалин Уотерфорд
Спальня -> Прогулка -> Теплицы


Утро началось с того, что пушистая лапа Паффина с розовыми мягкими подушечками опустилась ей прямо на щеку. Аннабель тут же проснулась и с небольшим недовольством попыталась отодвинуть от себя кота, чтобы уснуть дальше, и тот, к удивлению, поддался. Правда, тут же через несколько секунд девушка открыла глаза и вскочила с кровати, подбегая к зеркалу, чтобы посмотреть, есть ли у нее царапина. К счастью, обошлось, и мохнатый комок решил не выпускать когти, чтобы просто потянуться. Понимая, что она вполне еще может уснуть, хаффлпафка залезла обратно под одеяло, но проворочавшись около тридцати минут в безуспешных попытках, Гвендалин осознала, что все-таки, по-видимому, ей пора вставать. С тяжелым, обреченным вздохом девушка что-то пробурчала про невоспитанного Чарльза и отправилась приводить себя в порядок.
Через некоторое время блондинка, активно борясь с подступающей зевотой из-за недосыпа, уже шла по коридору учебного заведения. Людей вокруг было еще не очень много, но постепенно сонные ученики все прибывали. Стоило все же пойти для начала позавтракать, ведь Паффин разбудил ее достаточно рано, чтобы она услышала прямо сейчас, как негодует ее желудок, что она до сих пор не добралась до еды, но девушка, лениво посмотрев на двери большого зала, решила, что лучше туда пойти после прогулки, иначе она уснёт прямо за длинным, деревянным стоялом.
Когда Аннабель уже возвращалась обратно, небо внезапно затянулось тучами, и сразу же начался сильный ливень. Девушка на мгновение даже растерялась, видя вместо каменного здания перед собой просто стену от дождя, но нужно было где-то скрыться. Взглянув направо, Гвендалин заметила теплицы учебного заведения и побежала туда.
Как только Аннабель оказалась под крышей, то на мгновение подумала, что это были совсем не тучи, а множество пикси со своим противным писком. Настолько для неё неожиданно изменилась погода. Кто-то сталкивался с ними лично, а кому-то повезло намного больше, и он всегда наблюдал такие картины только со стороны, тяжело вздыхая и тихо радуясь в душе, что не оказался на том самом месте. В воздухе над ней кружили вредные пикси, решившие сегодня избрать именно ее своей жертвой. Когда пять лет назад первокурснице Гвендалин объяснили, кто они, то девочка подумала, что это те самые, легендарные мифические существа из сказок, которые помогали путникам, были верными друзьями принцесс и олицетворяли цветы. Счастье ребенка было безгранично, и малышка светилась, как маяк на далеких берегах, желая с ними познакомиться и представиться, как полагается в высшем обществе. Как же наивная первокурсница тогда ошибалась. В тот же день, когда Уотерфорд впервые их увидела, эти летающие жуки, за которых блондинка по ошибке их приняла сначала, вылили ушат какой-то ужасно пахнущей жижи на ее однокурсницу. У бедной девочки была самая настоящая истерика, которая никак не успокаивалась, несмотря на все старания четверокурсниц, стоявших рядом, поэтому ребенка старшие отвели сразу в медпункт.
Девушка тут же почувствовала холод и зябкость из-за дождя, чья температура была, как и у бьющих ключей где-нибудь в горах. Время, что длилось буквально секунд тридцать, пока блондинка бежала до теплиц, показалось Уотерфорд не меньше пяти минут, поскольку по ощущениям это было не меньше двух галлонов за раз. Холодные ручейки воды стекали по ее лицу, шее, к которым прилипли змейками мокрые волосы и, скатываясь каплями, скрывались за воротом белоснежной блузки. Из рукавов насквозь промокшей рубашки то и дело пробегали по светлой коже капельки воды, срываясь одна за другой вниз и разбиваясь о ставшей темной каменную плитку. В туфлях чувствовалась влага, а клетчатая юбка неприятно липла к стройным ногам. Белый, мокрый бантик с глухим звуком упал на пол, соскользнув с мокрых волос, а исписанные чернилами листы, на которых теперь было просто множество клякс вместо текста, девушка выронила на пол, поскольку они начали чуть ли не рассыпаться в руках. Прижав руки к груди, Аннабель присела на корточки и начала собирать трясущимися от холода руками свои вещи. Было бы не так обидно, если бы она была без конспектов, а ещё лучше никуда не выходила из школы, просто отправившись поесть, а затем в библиотеку. Девушка вытерла мешающие капли мокрым рукавом с лица, чувствуя острое желание заплакать, даже застыв на месте от негодования и обиды. И все же вместо этого девушка прикусила язык, как и советовала бабушка. Вильгельмина часто говорила, что девушки, особенно в возрасте Гвен, подвержены эмоциям намного сильнее, чем взрослые дамы, но их ни в коем случае нельзя показывать окружающим, только если это невыгодно ей самой. Последнюю науку Уотерфорд постигла, признаться, не до конца, но вот прикусывать язык и пытаться себя отвлечь иной болью от тех же слез, этот метод девушку спасал не раз. Уже потом, оказываясь наедине с собой, можно было себя пожалеть и наплакаться вдоволь. Правда, девушка очень сомневалась, что сможет потом, как настаивала бабушка, сделать огуречную маску. Тихонько шмыгнув носом от того, что успела продрогнуть, Аннабель продолжила собирать листы, которые уже начали просто рваться в ее руках.

Офлайн

#1762 14-07-2020 в 09ч44

Гвардия Тени
MerienGardener
Властвующая над реальностью
MerienGardener
...
Сообщения: 4 107

Рэйвенкло, 7 курс
Деметрий Домриер
Не-пойми-какие коридоры Хогвартса - Теплица

Мокрая белокурая незнакомка

Переливающийся стук тяжёлых капель дождя о тусклые стёкла старых окон был не слышен ему, а мрачность школьных коридоров не была им замечена. Он вообще ничего не замечал вокруг себя, он ничего не чувствовал и ни о чём не думал - просто шёл вперёд, не разбирая дороги, просто медленно шагал, не обращая внимания на циферблат наручных часов. Деметрий потерял счёт времени после того, как вышел последним из Астрологической башни, после того, как его беседа с отцом была прекращена последним столь же резко, сколь она была начата. Хотя, толком "беседой" этот монолог со стороны Аделарда назвать было нельзя - молодой человек сидел и слушал своего отца, не перебивая, молча внимая то, о чём тот говорил. Ему было что ответить старшему мистеру Домриеру, но он знал, что его контраргументы будут слабы и беспомощны против его аргументов, поэтому Деметрий безмолвно прислушивался к словам того, не соглашаясь с ним. Однако кое в чём Аделард был всё же прав: он должен подумать над своими ошибками и сделать правильные выводы. Об этом ему говорила и его подруга Кейли, однако он, по всей видимости, был слишком рассеян на тот момент, чтобы понять смысл сказанного ему.

Вздохнув, парень остановился посреди коридора, выбирая куда же ему свернуть на этот раз - налево или направо, или, никуда не сворачивая, пойти прямо, или, подолгу не раздумывая, повернуть назад. Всё же он остановился на том, чтобы продолжить двигаться дальше вперёд. Всё равно у него не было определённого желания дойти до какого-то конкретного места. В конце концов, эта прогулка по царству утренней тишины и каменного холода привела его в теплицы, и мистер Домриер невольно приподнял бровь, вспоминая, ступала ли его нога когда-либо в это отдалённое от всех помещение. Травология никогда не привлекала этого рэйвенкловца, однако некоторые общие познания в ботанике он всё же имел, и если бы у него возникла прихоть приготовить лекарственную настойку на травах, он смог бы использовать имеющиеся знания, чтобы исполнить сие желание. Вот только такие прихоти за Деметрием замечены не были, как и вообще какие-либо особенные прихоти, поэтому доселе блондин никогда не посещал теплицы.

В помещении чувствовалась повышенная влажность, из-за чего рубашка мистера Домриера неприятно липла к его телу, чего нельзя было увидеть под мантией, а свежесть, которой веяло от широких плоских листьев сине-зелёных растений, наполняла воздух разными запахами, среди которых нельзя было точно отличить один от другого. Здесь была белладонна и клобук монаха, крапива и рута, калган-трава и имбирь, валериана и омела - всё это и многое другое создавало ощущение буйства природы в тесном помещении школы магии и волшебства. Иногда взор светло-голубых очей задерживался на каком-то неизвестном растении и долго-долго изучал его в попытках разгадать секрет красных листьев, похожих на рыцарские копья, или синих бутонов, переливающихся в лучах солнца сквозь прозрачную крышу.

Тишина и покой были нарушены кем-то, стремительно ворвавшимся в теплицу, однако за густым кустарником мистер Домриер не смог рассмотреть этого человека. Судя по всему, незнакомцу или незнакомке необходимо было что-то отыскать в этом помещении в такую рань, однако хлюпающий отзвук чего-то глухо упавшего на пол опровергло эту примитивную догадку. Обойдя несколько неспешно кустарник, загородивший ему обзор на пришедшего, Деметрий обнаружил, что перед ним сидела белокурая девушка и собирала мокрые листы бумаги. Впрочем, её попытки упорядочить конспекты не были успешными, поскольку бумага рвалась на кусочки с неутешительной лёгкостью, а плечи юной леди дрожали от лёгкого холода. Не медля ни минуты, рэйвенкловец решил помочь незнакомке, которая, как ему показалось, была на грани того, чтобы пустить слезу от случившейся с ней несправедливости:

Мадемуазель, прошу, позвольте Вам помочь. — склонившись, Деметрий протянул ладонь в сторону девушки, тем самым предлагая ей подняться. — Оставьте конспекты в покое, Вам нужно позаботиться о себе в первую очередь. Я помогу Вам.

Последнее изменение внесено MerienGardener (14-07-2020 в 09ч46)


https://s6.gifyu.com/images/20200505_040057.gif

Офлайн

#1763 14-07-2020 в 10ч44

Гвардия Абсента
MiaCorra
Осилившая Даху
MiaCorra
...
Сообщения: 2 809

Хаффлпафф
Аннабель Гвендалин Уотерфорд
Теплицы


Незнакомый голос заставил ощутимее вздрогнуть девушку. Она почему-то совсем не ожидала, что здесь кто-то ещё может прятаться от внезапного ливня. Аннабель, случайно оторвав кусочек от размягчившейся бумаги, бывшей когда-то конспектом, вздохнув, подняла голову и первое с чем столкнулась - мужская рука, собственно, как и голос незнакомца, так что это удивительным не было. Переместив взгляд выше, Уотерфорд и правда поняла, что сегодня будет крайне необычное утро, и чутье ее не обмануло. Перед ней стоял не кто-то, а сам гроза всех, кто любит нарушать правила Хогвартса. Деметрий Домриер - человек, будто созданный для этой должности. Аннабель не была никогда лично знакома с семикурсником, но слышала, что молодой человек всегда ревностно относился к правилам, пресекал любые попытки их нарушать и наказывал за это снятием очков с общего рейтинга факультетов. Особенно интересные рассказы получались у тех, кто ему попадался на своих собственных косяках. У нее же никогда не было проблем с поведением, пусть иногда по мелочи она что-то и совершала за эти пять лет, собственно, как и все. Однако это совершенно гасло на фоне остальных, более серьезных провинностей учащихся, что вряд ли она хоть раз могла быть в этом замечена. Кто-то описывал этого юношу как упрямого гордеца, считающего, что только он прав и не желающего выслушивать другую сторону правды. Кто-то говорил, что он снял очки их факультету обоснованно. Стоит все же сказать, что ребят со вторым мнением было гораздо меньше и чаще всего они вовсе были сторонними наблюдателями, причем с того факультета, которому баллы как раз и не сняли. У всех был свой взгляд на поведение Деметрия в стенах школы, но девушка не могла составить своего собственного мнения об этом человеке, основываясь только на слухах и негодованиях, ведь большинство говоривших о нем плохие и хорошие вещи были заинтересованными в этом людьми. Покрутив головой, девушка решила, что как-то уж слишком задумалась о семикурснике и о его репутации внутри Хогвартса, когда стоило все же для начала перестать быть такой невоспитанной и ответить молодому человеку, пусть все ее мысли и уложились в секунд десять.
- Благодарю, мистер Домриер, - можно было, конечно, сделать вид, что она его не знает, но для пятикурсницы было бы странно ничего даже не слышать об этом человеке. Девушка улыбнулась и, приняв предложенной руку, придержала вторую руку у груди и поднялась с холодного пола.
- Боюсь, что моим конспектам уже не помочь и легче будет написать новые, - девушка улыбнулась, чувствуя, что все равно продолжает подрагивать, хотя сейчас пыталась это всеми силами скрыть. Во всяком случае, блондинка точно была уверена в том, что пусть ее лицо и мокрое с прилипшими к коже змейками волос, но взгляд ясный, а не полный слез.
- Полагаю, это невежливо, ведь я знаю Ваше имя, пусть и заочно, а вы нет. Аннабель Уотерфорд, - представилась аристократка, горько пожалев о том, что решила не брать с собой мантию, ведь все равно собиралась вернуться в спальню перед занятиями. Оставалось только стоять и чувствовать зябкость от прилипающей мокрой одежды.
- Вы тоже прячетесь здесь от дождя или решили вспомнить уроки мистера Бири?, - если не знаешь о чем говорить, то вспомни про погоду. Гвен и сосчитать сейчас уже не могла, сколько раз ей приходилось разговаривать о том, что творится за окном, пусть эта тема и не вызывала у неё интереса. Если ещё и к тому же учесть, что Лондон особо не отличался непостоянством в этом. Было заметно, что рубашка Деметрия была влажная, но не мокрая, так что скорее всего он здесь оказался, когда дождь только начался, но разглядывать молодого человека так явно точно не стоило, так что Аннабель снова посмотрела ему в глаза, как вдруг резко вырвала руку из его, развернулась на носках туфлей и чихнула, а затем ещё раз и ещё раз. В этот раз вышло десять раз, но это были коротенькие и маленькие чихи, просто свойственные ее организму.

Офлайн

#1764 14-07-2020 в 18ч56

Гвардия Тени
Esperança
Победившая цыпленка
Esperança
...
Сообщения: 786

Гриффиндор.
Дэниэл Энтони Уэст, 5 курс.
Большой зал.

»» Максвелл Алистер Роу, Леонард Стивен Тэрри Пеитон, Тадзио Флориан Принц.
Упоминаются: Хлои Элис Гринграсс, Дакота Двэйн Бун + нпс и другие студенты.


Молодой колдун, пришедший на обед в этот день, никак не мог предположить, какое представление утроит за их столом прилетевшая кричалка. Такие письма для него были отнюдь не в новинку, являясь довольно распространенной в магической среде. Однако, он не упомнит случая когда бы речь, вырывающаяся из красного конверта, была бы громогласно озвучена в большом зале. Средь стольких лиц. Обычно, учащиеся предпочитали вскрывать сие недоразумение в более тихих, скрытых от любопытных ушей местах.
Должно быть, мистер Роу просто растерялся, не получая подобных писем до. Кто знает, как обстояли дела в его прежней школе. Реакции со всех сторон не заставили себя ждать: они были разные, утопая в многочисленных перешептываниях и переглядках.
Светлый взгляд Дэна неспешно прошелся по другим столам, встретившись с очами юной Хлои. Ей тоже не по душе был весь этот фарс, он знал это. Понимал. Произойди что подобное за их столом, старосты бы вмешались и рассеяли бы смуту. Своих в обиду нельзя давать. Быть поддержкой и опорой. В конце концов это его долг, как старосты и как человека. Никто не должен оставаться один в такие моменты. Иначе его раздавят массой или же он сам загубит собственное Я.
По-доброму улыбнувшись слизеринке, юноша опустил руку в ободряющем жесте на плечо новенькому из львят. Он свой. Стал им, как только распределяющая шляпа выкрикнула на весь зал громкое: «Гриффиндор». Возможно, не каждый из здесь сидящих это осознал, но до них когда-нибудь дойдет. Главное, чтобы сам Максвелл в этом ничуть не сомневался.
- Не бери в голову. – Говорит пятикурсник уверенным ровным тоном, склонившись ближе к собеседнику. – Не позволяй дурным мыслям овладевать тобой. Неприятности случаются. С каждым из нас. Мы всю жизнь живем с ними бок о бок, доказывая свое превосходство.
Блондин был рад ощущать, что его окружают такие чародеи. Рядом сидящие старшекурсники не остались равнодушными, подключившись к разговору, по-свойски внося лепту поддержки. Он внимательно слушал пострадавшего, делая в голове некие выводы. Да, у него не было чистокровного отца, и он понятия не имел, как те реагирует на оплошности своих детей. Но родители на то родители: поговорят, поругают и простят свое чадо. Разве могло быть иначе?
- Да. – Со вздохом произносит Энтони, убирая руку медленно с чужого плеча. – У нас частенько так, в этом обществе: тут переврут, там приукрасят – и от правды останется одно лишь название. Не переживай об этом. – По-дружески улыбаясь новичку. – Большинство это знают, даже если не признают, продолжая поддерживать чужую игру. Главное, чтобы твои в тебе не сомневались, остальное уладится. – Усмехнувшись, студент принял более удобную сидячую позу, развернувшись обратно к себе. – А так, если тебе будет легче, можешь считать это своего рода просвещением в наши ряды. Добро пожаловать в Хогвартс, теперь ты один из нас!
Гриффиндорец со всем вниманием ловил слова старших товарищей, вслушиваясь в их речь, попутно поедая еду между делом. Он не видел в самой ситуации особой угрозы, чего-то в ней такого, о чем стоило бы беспокоиться сейчас. В конце концов вряд ли они могли что сделать теперь, когда кричалка уже прозвучала. Дэниэл был готов оказывать поддержку новенькому, прикрывать его спину и всем видом своим это показывал. Решать проблемы по мере их поступления, лишний раз не ломая голову над тем, чего изменить он был не в силах. Внезапный голос Дакоты отвлек юнца от трапезы:
- Не лучшее решение, мистер Бун. – Спокойным тоном проговорил колдун, не оборачиваясь на того. – Вряд ли ты хотел бы иметь лишних проблем со старостой. Да и где твой командный дух? Ищи врага в лице чужих, а не своих. – Представитель львиного факультета был готов встать на защиту любого из своих ребят, как и указать на их ошибки. В то время как старшекурсники в лице мистера Пеитона и мистера Принца поднялись со скамьи, сам Дэн не дернулся с места. Оставаясь все столь же непоколебим, спокоен и уверен в себе.                 

Слизерин.
Чарльз Ноа Чейз, 6 курс.
Поле для квиддича.

»» Маркус Бенджамин Булстроуд, Лидия Шерил Чейз. 
Упоминаются: Все игроки в квиддич: Роберт Морис Яксли, Чарли Джон Эндрюс, Натаниэль Септимус Малфой, Себастьян Вард Пиритс, Люциан Самаэль Флинт + нпс и другие студенты.


Юный Чейз стоял вместе с остальными членами команды, вполуха слушая речи капитана. Он отпросился на «свободу» ближе к концу этого дня, заверив мадам Помфри в том, что находится в полном порядке. Что парни в его возрасте быстро оправляются от всего, ведь организм крепок и молод.
И недо-герой действительно чувствовал себя куда лучше, чем когда очнулся в стенах больничного крыла. Было ли дело в его крепком духе или настойки колдоведьмы так помогли, факт остается фактом – более не было необходимости юнцу занимать собой лишнюю кровать.
Вырвавшись из заточения, с радостной мыслью, что еще легко отделался после всего во что умудрился вляпаться по незнанию. Первым делом шестикурсник вернулся в их спальню, где привел себя в подобающий вид, успев как раз к началу тренировки.
Раскачиваясь взад вперед, перенося вес тела с пятки на носок, он ждал, пока этот зазнавшийся мальчишка наконец завершит свой скучнейший монолог и начнет тренировку. Ему было противно, злость пробирала насквозь от одной лишь мысли, что приходится вот так стоять перед ним. Перед этим чистокровкой, которому хотелось от души плюнуть в лицо. Ишь чего, им всегда везет! Всегда и во всем. А этот гр@банный мир только дает больше повода, кичиться своими достоинствами, которых у них отродясь не водилось. Кто вообще додумался сделать его капитаном? Кому пришла в голову эта идиотская мысль? Будь он проклят!
Этот ленивый капитан даже пропустил утреннюю тренировку. Забил болт, как на все остальное. Словно дождя в своей жизни никогда не видел! Как если бы был сахарный и от него растаял. Ути-пути, какие мы нежные. Дождавшись, когда будет дан сигнал к старту, слизеринец рванул одним из первых, нагоняя противников. Он сильнее, быстрее и лучше них. Главное продолжать верить в это самому. Парень несся вперед, ловя ртом воздух, стараясь не думать о всех остальных рядом с ним. Сложно уживаться, чувствовать себя частью команды, когда большую их часть ты просто ненавидишь.

Чарльз узнал о такой игре как квиддич еще с первого курса. Тогда старшие ребята вовсю обсуждали столь прекрасную игру для волшебников. Первокурсник хоть фыркал с них, возведя глаза к небу, но на матч в конце года все же пошел, аргументируя свой поступок тем, что сестренке хотелось поглядеть. Он же ее одну не бросит. Ребенку еще тогда было сложно признать самому себе, что квиддич вполне-таки понравился. Пусть предпочитал он одиночные игры, не уживаясь с другими.
Во втором курсе, когда большинство его знакомых рванули пробовать себя, Чейз лишь махнул на них рукой, оставаясь позади. Не хотел он играть под чьим-то командованием, не хотел слушаться кого-то беспрекословно! К тому же была еще одна причина: у блондина мало-мальски не было своей метлы, а пользоваться казенной ни за что бы не стал. Еще чего не хватало, чтоб эти аристократы смеялись над тем, что он не может себе ее позволить. Конечно, маг не знал сколько точно у его магла-отца было денег и хватило ли на какую-нибудь, но свою, если перевести их. Да не важно это было, мистер Кларенс Клинтон в лицо детей своих назвал исчадиями Ада, узнав что не такие они как он. А их милую мать прислужницей Дьявола. В тот день маленький Чарльз поклялся: неважно в каком состоянии он окажется, ни гроша не попросит у этого пьяницы-отца.
В конце второго курса, Лидия, каким-то магическим образом всегда знающая о его проблемах, предложила братцу подработать, оставшись в Хогсмиде, под присмотром хозяина лавки. Идея, предложенная девочке профессором Слизнортом, когда та обратилась к нему насчет брата. Дети бы не взяли чужих денег, а так у них есть цель и способ достичь его. Откровенно говоря, ни один из них не хотел возвращаться домой.
Так, ребята нашли для себя небольшую подработку, помогая в магазине Дэрвиш и Бэнгз в первые два месяца лета. А на полученные деньги смогли приобрести метлу в косом переулке на начало третьего года обучения в магазине Мётлы «из рук в руки». Хоть инструмент полета не был новым, но выглядел довольно неплохо. Не самый писк, но отнюдь не столь ужасно, как могло бы быть. Да и кто об этом узнает.
Получив собственную метлу Ноа был счастлив. В какой-то миг в его глазах можно было уловить это: радость ребенка, что сияет на юных лицах, когда те получают подарки на праздники. Он был благодарен сестре за это. За ее поддержку и опору. Она была его единственной настоящей семьей. И юноша по-своему любил ее.
В начале третьего курса взяв всю волю в кулак, помня о стараниях сестры, попробовал записаться в команду. Умудрившись с первого раза быть одобренным на запаску. Слизеринец в тот день не особо верил в свои силы, он никогда не летал на метлах всерьез, дурачась на первом курсе на дисциплине по полетам.
Но игра за игрой, тренировка за тренировкой и на четвертом курсе поднялся выше, в основном состав, заняв место окончившего Хогвартс в прошлом году товарища. Он чувствовал такую гордость, такую радость внутри, что по сравнению с этим терпеть капитана и его учение не казалось чем-то уж столь страшным. Иногда приходится с чем-то мириться. Блондин давно это усвоил, хоть не был готов принять до сих пор.

После бега, по команде Булстроуда, которого так ненавидел, каждый игрок занял свою позицию, приступив к началу матча. Чейзу приходилось терпеть остальных на поле, в игре, в которой не мог играть один. Со скучающим видом, выслушивая очередные нотации от Маркуса, будь он неладен, во время остановок и снова погружался в игру. Занимая позицию охотника, Ноа чувствовал себя на своей волне. Эта роль действительно ему подходила. Юноша с радостью был готов атаковать каждую добычу свою. Он тут главный. Он победитель! Он с легкостью сможет уделать каждого из них! И никто не сможет ему ничего сказать, если действиями своими студент не нарушает правила игры.
Забив очередной квоффл в кольцо, слизеринец пролетея молниеносно рядом с недоноском Яксли, коварно толкнул того в плечо, внутренне насмехаясь над несчастным. Раз не умеет играть, что тут забыл? Лавры ему точно не светят.
-...Вас обоих, держу пари, Чейз как девчонок зажмёт.
Слабая ухмылка тронула его уста:
«И не только их. Я бы и тебя с радостью зажал, не будь ты моим капитаном, которому приходится покориться».
После тренировки махнув Маркусу рукой, бросая: «Будь здоров, капитан!» Колдун направился к раздевалкам ощущая по телу радость победы. После игры он всегда чувствовал себя удовлетворенным, она помогала ему выплеснуть свой извечный гнев наружу...


I had a dream, to anyone who might care,
not what you'd think and it feels like yesterday was a year ago

https://c.radikal.ru/c19/2006/35/0f0c2b2733f1.gifhttps://d.radikal.ru/d37/2006/59/3cf2d3cdbad1.gifhttps://c.radikal.ru/c08/2006/76/6808523c58ab.gifhttps://b.radikal.ru/b36/2006/52/320765902e0e.gif

Офлайн

#1765 14-07-2020 в 19ч55

Гвардия Обсидиана
Shaundi
Одаренная легендарным талантом
Shaundi
...
Сообщения: 857

Хаффлпаф, 6 курс.
Изабель Хьюс.
Зал трофеев > Коридоры.

Вербальд Хенсли.

Растерянный взгляд юной волшебницы блуждал по залу трофеев в поисках полтергейста. Безуспешно. Мисс Хьюс кивает головой в знак согласия, что им и правда стоит поскорее покинуть это место. Но не успевает она взять с пола хотя бы одну из упавших книг, как полтергейст вновь появляется. Своим скрипучим и противным голоском этот нарушитель тишины наговорил такое, от чего у Изабель вновь раскраснелось лицо. Даже сильнее и быстрее, чем несколько минут назад. 

Юная волшебница сжимает свои хрупкие руки в кулачки и опускает взгляд. Посмотреть в глаза мистера Хенсли она сейчас не в силах. В мыслях мисс Хьюс ругается на саму себя, считая, что только ей могло “посчастливиться” попасть в подобную ситуацию. Изабель было ужасно неловко и больше всего - перед мистером Хенсли - что он о ней после всего этого подумает?

- А?.. - Только и вырывается из уст мисс Хьюс, когда ее за руку тянут назад. Ей едва удалось удержаться на ногах и не упасть на мистера Хенсли, чему Изабель была рада. Она и без того чувствовала себя неловко, а упади мисс Хьюс на мистера Хенсли в первый же день их знакомства... Немыслимо! Дабы не раскраснеться еще больше, Изабель старалась особо не зацикливаться на таких мыслях.

Быстрая реакция и находчивость мистера Хенсли впечатлили юную волшебницу. В отличие от нее, испугавшейся какого-то противного полтергейста, юноша держался уверенно. В голове Изабель промелькнула мысль, что Томас наверняка тоже бы не растерялся и дал отпор этому, как оказалось, Пивзу. Мисс Хьюс не могла вспомнить, слышала ли она что-то про данного полтергейста или нет. Впрочем, даже если бы и слышала, вряд ли бы сейчас ей это как-нибудь помогло. 

- Со мной все в порядке, спасибо. - Ответила Изабель, отводя свой взгляд в сторону. Ей было стыдно смотреть в глаза мистеру Хенсли, словно это она сейчас устроила погром в зале трофеев и создала неприятности юноше. - Пожалуй, нам пора покинуть этот зал. - Слабо улыбнувшись, говорит мисс Хьюс.

Вместе они привели в порядок опрокинутую этажерку и все награды, что находились на ней до падения. Все это время Изабель старалась избегать столкновения со взглядом мистера Хенсли. Но если вдруг это все-таки происходило, юная волшебница тут же заливалась румянцем и спешно отводила взгляд. Перед тем, как покинуть зал трофеев, Изабель не забывает и про книги по астрономии.

- Мистер Хенсли. - Нарушила она тишину, когда они вышли в коридор. - Мне следует извиниться. Прошу прощения, обычно я не такая... растерянная. - Раздосадовано говорит мисс Хьюс. Вспомнив, как она спиной врезалась в юношу, Изабель опустила взгляд вниз. Давно ей не приходилось чувствовать себя так неловко. - Если бы не Вы, те трофеи наверняка бы... - Задумавшись, Изабель нахмурилась. - Мистер Хенсли, я благодарна Вам за оказанную помощь. - Собравшись с духом, серьезным тоном говорит мисс Хьюс наконец-таки посмотрев в глаза юноше. - Как я могу отблагодарить Вас? - Искренне интересуется она. - Прошу Вас подумать над этим и дать ответ, когда Вам будет удобно. - Добавляет Изабель, пока мистер Хенсли не решил, что она торопит его. 

После такого запоминающегося посещения зала трофеев, волшебники решили направиться к гостиным своих факультетов. Шагая по коридорам в кампании мистера Хенсли, Изабель уже не испытывала той неловкости, что возникла по вине полтергейста. Может от того, что Пивз им более не встречался. 

- Этот полтергейст часто вытворяет нечто подобное? - Спрашивает юная волшебница, посмотрев на мистера Хенсли. Может Пивз и напугал ее сегодня, но это не означает, что Изабель боится таких, как он. Просто первая их встреча оказалась слишком неожиданной. В следующий раз мисс Хьюс так просто не растеряется!


https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/12/3c64ba1cb67036ba10e25d8e9de382b0.gif https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/12/dd5b2d73035a54f2fac84b486b672e6d.gif https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/12/4f51018d68e91369528f8108298173be.gif

Офлайн

#1766 14-07-2020 в 21ч40

Гвардия Тени
MerienGardener
Властвующая над реальностью
MerienGardener
...
Сообщения: 4 107

Рэйвенкло, 7 курс
Деметрий Домриер
Теплица

Аннабель Уотерфорд

Всмотревшись в ясные очи молодой барышни, этот рэйвенкловец понял, как же сильно он ошибался на её счёт прежде: юная леди, очевидно, была не из тех девушек, которые сдавались под давлением жалости к себе и вытирали слёзы в уголках глаз. Взглянув бегло на мокрые конспекты, прилипшие к каменному полу, мистер Домриер мысленно согласился с девушкой по поводу того, что листы бумаги невозможно как-либо отреставрировать. Однако неплохо было бы их отсюда убрать, как и небольшую лужицу, чтобы никто из студентов случайно не вступил на сей маленький островок со следами крушения. Сия мысль пронеслась в его сознании подобно огненной стреле и исчезла в горизонтом столь же стремительно, сколь появилась. Как и многие другие до неё, мысль затерялась в омуте душевного опустошения и сердечной смуты, из-за которых что-то в глубине его грудины болезненно ныло.

Приятно познакомиться, мадемуазель. — небольшой кивок его светлой головы и рассеянный взгляд из-под полуопущенных век. В действительности молодой человек не знал, как его занесло в теплицу, ведь он никого не надеялся здесь найти и вовсе не искал укрытия от проливного дождя. Более того, если бы леди Уотерфорд не упомянула о грозе за окном, он бы так и не обратил на непогоду ровным счётом никакого внимания. Несколько растерянно мистер Домриер подождал, когда нападение армии чихов на юную особу отступит, а после, сглотнув, Деметрий наконец отрицательно покачал головой и, немного нахмурившись, промолвил бесконечно спокойно: — Леди Уотерфорд, прошу прощения за бестактность, однако Вы можете замёрзнуть, здесь довольно-таки прохладно. — деликатно намекнув тем самым на то, что барышня явно замёрзла и нуждалась в тепле, мистер Домриер отвёл взгляд в сторону и без промедления снял с себя мантию. Расправив и протянув элемент своей одежды молодой девушке, он промолвил неспешно так, будто бы ему каждый день приходилось говорить нечто подобное: — Прошу, мадемуазель.

Последнее изменение внесено MerienGardener (14-07-2020 в 21ч46)


https://s6.gifyu.com/images/20200505_040057.gif

Офлайн

#1767 14-07-2020 в 23ч53

Гвардия Абсента
MiaCorra
Осилившая Даху
MiaCorra
...
Сообщения: 2 809

Хаффлпафф
Аннабель Гвендалин Уотерфорд
Теплицы
Деметрий Домриер


Пара слезинок все-таки пролилась из глаз, когда у девушки случился приступ чихания, но они тут же затерялись среди остальных капель воды, что было, несомненно, кстати. Бабушка неоднократно говорила ей, что слезы это одно из самых важных оружий в арсенале женщины, так что показывать то, что ты умеешь мужчине, сразу же не стоит. Признаться, этот прием, к сожалению Вильгельмины, блондинка еще не освоила, но женщина верила, что у ее внучки все было впереди. Сама же она, что в молодости, да что и сейчас была и остается актрисой, умеющей вертеть людьми так, как нужно ей. Несомненно прекрасное качество для жизни в центре аристократического Лондона.
Аннабель вытерла воду вместе со слезами тыльной стороной руки и посмотрела голубыми глазами на Домриера, который в этот момент не только предложил на словах, но и протянул ей свою мантию. Девушка уже было открыла рот, чтобы отказаться от столь щедрого жеста молодого человека, но уже в следующую секунду захлопнула его обратно. Ей нужно было не только еще продолжать разговор с юношей, но еще и возвращаться обратно в основной корпус, а светиться и становиться главной новостью дня благодаря вездесущим фотографам юной Уотерфорд совершенно не хотелось.
- Спасибо, мистер Домриер. Я и правда уже успела замерзнуть, - пока молодой человек не передумал, девушка взяла одной рукой мантию и быстрым движением, чтобы взору парня было видно как можно меньше участков кожи под мокрой рубашкой, накинула ее на себя и запахнула, как халат. Староста школы был примерно на голову выше, чем она, но и, конечно, шире в плечах. Так что, мантии рэйвэнкловца вполне хватило, чтобы закрыть полностью мокрую насквозь одежду, но ее низ не волочился по мокрому полу теплицы. В таком обличии Гвендалин начала себя чувствовать явно увереннее.
- Простите, теперь из-за меня она намокнет. Может, Вы не будете против, если я верну ее Вам, когда она высохнет? – пятикурсница скользнула взглядом по щеке Домриера, на которой виднелись красноватые пятнышки, резко оттенявшиеся на фоне его молочной кожи. Не было похоже, что он просто неудачно почесался или встретился лицом с дверным косяком. Гвен успела кинуть на парня взгляд между чихами, да и сейчас было заметно, что у Деметрия какой-то уж совсем отрешенный взгляд, да и был он как будто не в своей тарелке.  Конечно, не каждый день встретишь мокрую насквозь полукровку, но все же это было несколько странно.
Хаффлпафка знала стоящего перед ней француза, как всегда собранного с несколько колким взглядом молодого человека, который всегда с иголочки с чуть ли не отутюженными носками, последнее, конечно, со слухов, а сейчас перед ней стоял обычный семнадцатилетний парень с таким выражением лица, будто он только что расстался с любимой девушкой. В голове Аннабель тут же пронеслись последние сплетни, но среди них в ее памяти не было, что юноша с кем-то на настоящий момент встречался. Или это она забыла…
Разозлившись на саму себя на то, что она снова задумалась теперь не о личности, а о личной жизни семикурсника, которая к слову ее совершенно не касалась, блондинка слегка помотала головой из стороны в сторону, прогоняя глупые мысли прочь. Девушка заметила свой бантик на полу и, присев, подняла тот с пола, после чего все-таки вновь посмотрела на рэйвэнкловца.
- У Вас что-то произошло, мистер Домриер? Вы выглядите, как – в голове пронесся далеко не самый приличный эпитет – «побитая собака», но этого явно не стоило говорить вслух, - как будто Вас что-то очень сильно огорчило… – девушка тут же осеклась и сжала в руке заколку для волос, поняв, что скорее всего только что перешла очень тонкую грань личного пространства, в которое не имела право проникать. Все-таки это вообще первая встреча двух незнакомых до этого людей.
- Прошу прощения, мне не стоило Вас об этом спрашивать, - Аннабель неловко улыбнулась и заправила мокрый локон за ухо. Просто этот человек выглядел и правда несколько потерянным, и его глаза смотрели на мир, как будто с грустью, хотя может это было всего лишь ее воображение.

Офлайн

#1768 15-07-2020 в 03ч50

Гвардия Обсидиана
Qetsäl
Серый кардинал
Qetsäl
...
Сообщения: 1 402

Анджело Норман Пеллегрини | Хаффлпаф, VI курс
Подземелье. Гостиная Хаффлпафа → Коридоры → Второй этаж. Больничное крыло
» Мерлин МакБрайд, Давиния Скиллар → (+) косвенно Бенджамин Уоллс

           Анджело бегло, сострадательно осмотрел новый облик Винни. На девочке была новая одёжка: длинная, до самого пола, выцветшая алая юбка, подкреплённая лентой на поясе. Юноша хотел приподнять девчушке настроение каким-нибудь другим положительным комментарием насчёт того, как ей идёт юбка, но тут же осёкся: неискренний комплимент всегда звучит гадко, особенно если ложь не искусна.

           На неловкую речь Анджело Пеллегрини девушки отреагировали молчанием. Винни, не поднимая глаз, подошла к камину и надела свои туфельки, Мерлин лишь с еле улавливаемым удовольствием на него посмотрела. В какой-то момент, Анджело этому обрадовался: неловкая шутка ему самому казалось неудачной, и первая мысль, что зародилась после её озвучивания, было как раз желание, чтобы девушки не заметили этого и проигнорировали сей казус; с другой же стороны, юноша, через секунду другую, тут же покраснел. Неужели шутка совсем была так плоха, что никто даже не улыбнулся? Даже от жалости? Ну, могли же они улыбнуться хотя бы от жалости, должна же у них быть душа!

           — Если что, мистер Пеллегрини, я уверена, с радостью вам поможет. В любом случае, давайте поспешим: занятия начнутся через... — пятикурсница остановилась, старалась вглядеться в часы. Но осознав, что они опоздали, с досадой вздыхает: «Две минуты назад. Экзамен начался две минуты назад. Пойдёмте!»

           Анджело Пеллегрини только утвердительно кивает, так как уже давно знал, что на занятия он сегодня либо опоздает, либо совсем не попадёт.

           — Занятия?! — воскликнула Винни, — Прошу простить меня, я...

           Мерлин МакБрайд берёт не успевшую договорить Винни под локоть, жестом зовёт Пеллегрини идти за ними. Юноша не смеет отказываться, хотя и с неуверенным, блуждающим взглядом покидает гостиную.

           Анджело Пеллегрини держал молчание, запрятав взор, устремлённый на собственные ноги, за полуприкрытыми веками. Он не видел особой нужды говорить что-либо: не знал о чём, да и в целом, если хоть что-то скажет, казалось, то будет одной только глупостью. Поднимался юноша по лестницам тоже в тишине, сначала особо и не заметив пробегающего мимо него студента.

           — Осторожнее, я опаздываю! — и студент с разбегу задел плечом Мерлин.

           — Эй, ты! Ты такой неповоротливый, как бегемот, или глаза на заднице расположены?! — не сдержался Анджело, но виновного уже и след простыл за лестничным проёмом.

           — Как ты, Мерлин?! Сильно ушиблась? — тут же спросила девочка старшую, в то время как Анджело ограничился лишь сочувствующим взглядом. Чего-то более той грубой фразы Анджело ничего не сказал; так же, как и Мерлин, он промолчал. Юноша лишь виновато посмотрел в спины девочкам, идущих впереди него вверх по лестнице. Изнутри прикусив нижнюю губу, он вскоре отвернулся в сторону, чуть уводя взгляд себе за предплечье.

           Где витали его мысли? Сложно сказать. Анджело Пеллегрини скорее чувствовал себя усталым, измождённым. На какие-то мысли тоже не было особых сил, они просто кучковались, как бесформенное, полупрозрачное облако, из которых трудно было бы уловить хоть какую-то информацию.

           — Добрый день, мадам Пофри! — негромкий голос Мерлин вытягивает Анджело из неземного состояния; он осознаёт, что они дошли до больничного крыла. Словно в первый раз, Анджело оглядывается аккуратно по сторонам, переминаясь с ноги на ногу.

           — Добрый день... — тихо поприветствовала лекаря и Винни, а юноша даже и не думал — совсем забыл.

           — Добрый день, мисс МакБрайд, мисс Скиллар... Мистер Пеллегрини.

           — Д-да? — не вовремя его голос сломался.

           — Потрудитесь же объясниться: почему вы трое не на занятиях? Что случилось? — юноша лишь неловко пожал плечами, думая, что после этого свой проницательный взор лекарь переведёт на Мерлин, но мадам Помфри так и продолжала глядеть на Анджело выжидающе.

           — Ой, это мне, да? — не в самый подходящий момент Пелегрини поменял тему на склянку с успокаивающей мазью в руках женщины; он указал на склянку пальцем.

           — Возможно, будет и для Вас, мистер Пеллегрини, если Вы не соберётесь и не расскажете, от чего же вы трое пришли в больничное крыло, — голос мадам Помфри был спокоен, но в то же время и строг.

           — Вы понимаете... Мисс Скиллар упала в камин...

           — Что? — у лекаря тут же приподнялись брови.

           — Но, как видите, ничего серьёзного: Винни вполне спокойно дошла до сюдаго... дошла к вам. Но мы решили, что всё равно будет лучше проверить её самочувствие, вдруг есть что-то серьёзное... — Анджело не мог сдержать своих нерасторопных движений руками: он потирал себе шею левой рукой, кистю правой слегка взмахиваю в сторону, потом всё поменялось наоборот; во время своего небольшого рассказа он так же не мог сфокусировать свой взгляд на лице мадам Помфри: взор плавно бегал из стороны в сторону, пока картинки в памяти проигрывались как в кино. — Но, в общем, мисс Скиллар случайно упала в горящий камин, мисс МакБрайд её спасла, а я убрался в гостиной... и проводил их к Вам, — как по полочкам разложил Анджело, подкрепляя это красочными движениями рук.

           Терпению мадам Помфри, конечно же, можно было только позавидовать; женщина выслушивала юношу в полном молчании, с выдержкой, а как только невнятный пересказ событий закончился, она тяжко выдохнула, прикрыв глаза.

           — Мистер Пеллегрини... — вторила неизменным спокойным тоном голоса лекарь.

           — Да?

           — Возьмите эту мазь и нанесите немного на свои виски, — и женщина даёт в руки ту склянку с успокаивающим средством, которое всё это время держала в руках.

           — Ах... ха... спасибо, — нервный смешок, такого же характера ухмылка трогают губы юноши, пока смотрит он на лекарство в своей ладони.

           — Мисс Скиллар, прошу за мной, — в плавном, кратком жесте рукой, мадам Помфри указывает на процедурный кабинет. — Мисс МакБрайд, мистер Пеллегрини, после осмотра мисс Скиллар я сообщу вашему декану причины вашего отсутствия на экзамене и, возможно, уроке.

           — Спасибо, — вполголоса сказал Анджело, чуть наклонился, на лекаря больше не смотря, а только в пол. Он уже открыл пузырёк с мазью, и небольшое количество намазал себе на правый висок. Юноша посмотрел на Мерлин, а взгляд с Мерлин невольно перевёл на койку, где лежал Бенджамин Уоллс, староста седьмого курса их факультета.

           — Воу... — тихо изумился юноша, пока наносил мазь уже на левый висок. Анджело пытался спросить у Одетт де Бланш, что же случилось с Бенджамином, но только вопросу стоило поднятся в беседе, как у девушки потускнел взгляд; пожимая плечами, она лишь помотала головой, а всё её тело переполнила беспомощность — Анджело то прекрасно прочувствовал и осознал, тогда тут же в мыслях начав себя корить за любопытство; Одетт не знала, что случилось с её товарищем. — Не хочешь его проведать? — качнув слегка головой в сторону старосты, спросил Пеллегрини МакБрайд.

Последнее изменение внесено Qetsäl (15-07-2020 в 07ч55)


https://i.ibb.co/Ryc06RJ/4ntpdn3y4n37bxsosmem7wcy4nhpdngttoopbxty4gypbpqosmem7wf54g8pdbsozdemomby4n67bxty4n6pbxsos5emmwce4ggnbwf54nhnbwf94gypbpqosueadwcn4napbcsozdeafwccrdem3wfa4gynbwft4n47bp3y4n7pbxstodem7wf54g.png

https://d.radikal.ru/d13/2005/9a/3ff4963d7489.png

Офлайн

#1769 15-07-2020 в 12ч20

Гвардия Тени
Esperança
Победившая цыпленка
Esperança
...
Сообщения: 786

Рэйвенкло. Уильям Теодор МакГаффин, 6 курс.
Слизерин. Дарина Рэй Гриндер, 6 курс.
Окрестности Хогвартса > Тропа, ведущая от поля для квиддича к Хогвартсу > Второй этаж. Коридоры > Второй этаж. Больничное крыло.

»» Упоминается: Оскар Хоукинс, Леонард Стивен Тэрри Пеитон, Закария Джанет Хантер, Джеррард Фитцджеральд + нпс и другие студенты.

Совместный пост с чудесной Intermezzo


Уильям сидел на камне. Величественно восседая в месте, где время теряло свою былую власть, спадала корона с призрачной головы, а драгоценная трость разбивалась вдребезги о валуны, как некий хрусталь. Ветер обдувал его волосы, касался кожи, играючи шелестел по ткани школьной формы. Юноша сидел молча, прозрачным взглядом всматриваясь куда-то вдаль.
Вокруг него замерли все звуки, потонули в них чужие голоса и сама картина мира. Вернее, тот крохотный пейзаж, что распростерся невидимой дорожкой перед темными очами.
Как давно он был здесь? Что искал? Зачем явился? Из всех подобных мест на весьма огромной территории Хогвартса выбрав именно этот злосчастный клочок.
Не побеспокоил юнца и внезапный гость своим приходом. Не нарушил собой царящую атмосферу тишины. Не шелохнулся потерянный рыцарь, не вздрогнул. Взгляда своего ни на миг не повернул. Желал ли он, чтоб оставили его в покое? Хотел ли видом показать, чтоб все ушли? Что скрывал студент за иллюзией молчания и как ответы отыскать в этой бесконечной лжи?
– Привет, Уильям, – моментально взяв голос под контроль, негромко сказала Дарина. Она еще сидела на метле сбоку от него и, признаться, попросту не могла с нее слезть.
Едва уловимые звуки, лишние шумы, чужие голоса – все они, захлестнувшись меж собой в ярой схватке, как потоки бурной воды, в конце концов сливались воедино. Тише, тише. Юный колдун, сам того не осознавая, с каждой секундой все глубже погружался в них головой. Уши мгновенно закладывало, а все вокруг угасало. Как если бы собственное сознание, в попытке защитить самого себя, укутывало студента в мягкую пуховую вату. Заглушая все постороннее, чужое рядом с ним. Все то, что могло бы нанести вред. Нет больше места боли, нет в сердце страха, нет в голове сомнений.
– Уильям? – спокойно повторила Дарина, хмурясь и подлетая к парню ближе.
Слабый вздох, застывший на устах, шестикурсник нехотя тянет взор куда-то выше. Кто знает, на что конкретно юноша тогда взирал. Куда? А смотрел ли в действительности. Этот взгляд такой чистый и спокойный, без всяких примесей, выглядел таким пустым, отстраненным. Жил ли он вообще? Существовал ли?
Уильям ее игнорировал, будто намеренно не слышал. Дарина сурово сжала губы и, прикрыв глаза, медленно и шумно выдохнула через нос.
Слезать с метлы было страшно.
Она не умела делать это толком. В последний раз на метлу Гриндер садилась так давно, что уже не помнила практически ничего. Она попробовала спуститься с метлы так же, как спешивалась с лошади, перекидывая правую ногу через древко, и... упала. Метла тут же накренилась набок, и неприветливый грубый камень встретил девушку в свои объятия. Дарина поднялась, быстро растерла ушибленное плечо и бок и подошла к Уильяму, вставая прямо перед ним.
– Что с тобой? – обеспокоенно посмотрела она на друга.
Эта тишина, столь чарующая и зазывающая к себе. В свои бесцветные невесомые объятия, была нарушена так безжалостно. Громко. Звонко. МакГаффин поморщился, как если бы отмахнулся от досады, между темными густыми бровями его легла едва заметная морщинка. Моргнув, медленно повернул голову парнишка по направлению ко звуку. Темный взгляд очей цвета почвы неспешно созерцал девичью фигуру, чье хрупкое тельце распласталось на камнях. Наблюдая смутно, будто в замедленной раскадровке колдографии одну за одной, он продолжал смотреть как та встала, начав приближаться ближе. Увеличиваясь все больше и больше в размерах, становясь ярче, детальнее и четче. Тео взирал молча, сосредоточенно, сносно. Взора своего не отводя ни на краткий миг. Так задумчиво и пусто. В глубинах буркал души его не видать эмоций, обыденных чувств, того самого трепета, волнений. Слышал ли рэйвенкловец в действительности ее? Видел ли? Те самые глаза цвета любимой оливки.
Он смотрел на нее и сквозь нее одновременно. «Я в порядке», – вспомнились Дарине его собственные слова, и девушка сжала губы в упрямую тонкую линию.
Ни черта он не в порядке.
Возможно, незапланированная воздушная прогулка все же немного охладила ее голову и плавящий эмоции жар в груди. Дарина недолго смотрела Уильяму в глаза. Она подошла ближе к нему и молча села рядом с ним на камень, который был довольно влажным и холодил даже сквозь плотную теплую ткань мантии.
Он следил за каждым ее мимолетным жестом без задней на то мысли. Так легко и непринужденно смотря на нее своим пустым, ничего не значащим взглядом. Собственное же лицо в этот краткий момент выглядело как некая застывшая без эмоций картина. Сложно было прочесть что-либо на нем. Отыскать истину. 
Шатен опускает голову вниз, мелкие волоски, обдуваемые ветром, лезут на глаза, но он их будто вовсе не замечает. Брови юнца сводятся к переносице в некой задумчивой грусти. Маг продолжает молчать, буравя взором теперь уже землю под ботинками.       
Пять минут, десять, двадцать...
Метла валялась на мелкой россыпи серых камней неподалеку от волшебников, а прямо над их головами медленно умирало небо. Сочное и голубое, постепенно оно так же превращалось в камень — недвижимый, невзрачный и мертвый. Облака покрывали его, словно плесень, методично уничтожали голубые участки и наливались темным цветом.
Скоро будет дождь.
– Ты опоздал на урок.
Дарина вновь заговорила – негромко и ровно; так, будто ее голос не был чем-то лишним здесь. Уильям молчал, и она вновь нахмурилась, совершенно ничего не понимая.
– Уильям, тебе плохо? — она попыталась заглянуть ему в глаза, пальцами касаясь его локтя, – Если это шутка, то она очень дрянная.
От чужого прикосновения студент неосознанно встрепенулся, слегка поморщившись, как если бы ему это доставляло неудобство. Неспешно подняв голову, туманный взор темных очей устремился на нее. Казалось, в их глубине что-то изменилось, нечто едва уловимое простому человеческому глазу. Он смотрел на нее примерно с минуту, показавшуюся вечностью, прежде чем неуверенно выдал ослабшим голосом:
– Простите, мисс… Вы кто?
Она неверяще смотрела на него в ответ в строгом удивлении. Уильям пялился на нее озадаченно, беспомощно и тупо одновременно, будто на него наложили какое заклинание.
– Я – Дарина, – хмуро сказала девушка. – Ты сам помнишь, как тебя зовут?
– Как меня зовут? – Повторил юноша ее вопрос с той же интонацией и задумчиво всмотревшись за горизонт вновь замолк.
– Не помнишь?
Вопрос из уст чужих будто вернул студента обратно на землю. Оторвав взгляд от созерцания непостижимого пейзажа вдали, он снова обратил свой взор на нее:
– Что? – Шестикурсник изогнул бровь в немом вопросе. – Простите, мисс… Вы что-то сказали?
– Да. – Голос Дарины был спокоен и тверд. По нему не было понятно, как стремительно в ее груди нарастает растерянное беспокойство. – Ты помнишь свое имя?
Лицо Рэйвенкловца стало серьезнее, как если бы он глубоко задумался над заданным вопросом. Вернув голову в изначальное положение прямо, положив руки на колени, по обе стороны локтями наружу, продолжая сидеть на пятой точке на камне, он неосознанно начал постукивать кончиками пальцев дальней от леди ладони по другой. Время в этом месте могло казаться бесконечным, слившись в один нескончаемый поток. Шатен облизнул пересохшие уста и голосом своим столь же тихим выдал:
– Я-я не уверен… вообще ни в чем. Внутри как-то пусто. – Темный взгляд очей цвета почвы поднялся с изучения собственных пальцев, вернув его на стоящий вокруг пейзаж. – Может, так и должно быть.
– Не должно, – грубо и уверенно, – Не должно быть пусто внутри.
Дарина старательно вглядывалась в его черты лица, в его профиль, но ни черта не понимала. Она все больше убеждалась лишь в одном – Уильям был под действием не известных ей чар. Гриндер вновь прикоснулась к его локтю, привлекая его внимание, и резким движением показала на видневшийся сбоку Хогвартс.
– Ты знаешь, что это?
Колдун смотрел на нее непроницаемым взглядом, пока в голове будто витал некий туман, мысли путались, разбегались. Он старался. Правда старался сосредоточиться на своем собеседнике, на его единственном источнике информации. Вслушиваться в ее голос, сконцентрироваться на глазах, в попытке отыскать на все ответы. Но кто же знал, что не все будет так просто.
Юноша проследил за ее прикосновением к своей руки, отнюдь не понимая, что же чувствовал в подобные моменты. Должен ли что? Всмотрелся в указанном направлении:
– Конечно! – Ответил Теодор более задорным, пусть и тихим тоном. – Это Хогвартс. Я здесь учусь. Смотри. – Большим пальцев правой руки указал на собственную форму горделиво, пока очертания лица собственного медленно прояснялись. – Видишь. В этом мы ходим на занятия. – Внимательный взор его прошелся по незнакомой леди, махнув резко головой, студент усмехнулся. – И Вы ведь тоже здесь учитесь, мисс! – Легкая улыбка тронула его уста. – Это так здорово. Странно, что мы до сих пор не были знакомы.
Неплохо.
– Хогвартс большой, так что ничего удивительного.
Дарина хотела ему улыбнуться в ответ, но не смогла. Мерзкая липкая тревога заточенным деревянным колом с сочившейся на его острие смолой медленно впивалась в ее позвоночник. Она сковывала мышцы, не позволяя уголкам рта и приподняться. Уильям сейчас очень напоминал ребенка, и Дарина решительно хотела отвести его к мадам Помфри, но при этом осторожничала и не спешила.
- А с кем ты знаком?
– О, со многими. – Уверенно ответил МакГаффин, кивнув головой в знак подтверждения слов. – Почти со всеми. Да, точно. Я вдруг подумал…. – Цокнув языком, чародей взъерошил волосы на макушке, – А почему мы здесь? В смысле, здесь. – Указав обеими руками на здешние камни и сочившуюся кое-где траву, задал брюнетке свой вопрос. – Неужели во всем этом огромном Хогвартсе не нашлось другого места? – Говорящий ощущал некую растерянность, не находя нужного ответа в своей собственной голове. – Не поймите меня неправильно, мисс. Я просто… н-не уверен, что это лучшее место для… прогулок, бесед. А что мы конкретно здесь делаем? – Со вниманием, на которую он только был способен в сей момент всмотрелся в девичьи глаза. Секунда. Две. Шестикурсник с шумом хлопнув себя по коленкам, резко поднимается с насиженного места, почувствовав легкое головокружение. Всматриваясь в который раз куда-то вдаль, глубокий вдох выходит из его уст. – А здесь красиво. Как-то тихо. Кажется, что в этом месте так легко потеряться насовсем. – Слова его, произнесенные полушепотом, но так, чтоб доходили до собеседницы, прозвучали как-то отстранено, без всяких эмоций в них.
– Да, здесь тихо, – со спокойствием штиля ответила Дарина. – Пойдем обратно в Хогвартс? Скоро начнется дождь.
У самой земли воздух будто застыл. Гриндер успела привыкнуть к нему, и больше он не казался студеным – скорее, по-утреннему теплым, даже отчасти душным, как обычно бывает перед ливнем. Наверху же облака пропитывались чернилами, накапливая себе ярости бурь, извиваясь друг в друге под вечным напором сильного ветра. Примерно то же самое такой же силы ощущала и Дарина, только оно было сжато до размера ее легких.
Она так красиво ушла от волнующих его вопросов, обычный Уильям заметил бы подобное, будучи внимательным к таким вещам. Но теперь. Та часть, что осталась от юноши, блуждающая в тумане – не осознала этого.
– Обратно в Хогвартс. – Повторил за прелестницей шестикурсник рассеяно. – Почему обратно? Вы хотите сказать, что мы сначала были там, а потом оказались здесь? Но почему?
– Ты же не думаешь, что живешь на этих камнях? – невесело усмехнулась Дарина, – Не помнишь, как пришел сюда?
Девушка, глядя на Уильяма, медленно сделала шаг в сторону тропинки, ведущей к замку.
– Что? – В удивлении переспросил студент по-детски невинно захлопав глазками. – Нееет. Конечно, нет. Это было бы странно. – Взъерошив волосы в растерянности, маг не сразу заметил, как чародейка направилась вперед.
Спохватившись, он тут же двинулся вслед за ней медленным шагом. Сфокусировав на незнакомке свой взгляд со всем вниманием, словно нечто внутри боялось того, что если она уйдет далеко, то он потеряется. Снова.
Дарина остановилась, дождавшись, когда Уильям поравняется с ней. Дети чернеющего неба, они медленно спускались с холма в низину. Дарина держала в руке метлу, а Уильям... Похоже, Уильям просто держался.
– С какого ты факультета? – вернулась к проверке его памяти Гриндер. Она больше не злилась на него. Пока что.
МакГаффин шел за ней, за новой знакомой, недоверчиво озираясь по сторонам, как если бы попал в это место впервые. Девичий ровный голос сбил юнца с очередной порции блуждающих мыслей. Подняв взгляд свой потерянный на волшебницу, он вдруг заметил в ее руке метлу.
– О! – Воскликнув радостно, юноша подошел поближе, осторожно пройдясь кончиками пальцев по жестким упругим синтетическим волокнам. – Тоже играете в квиддич? – Приятная легкая улыбка озарила его лицо. – Выходит… в-выходит мы соперники? Вам тоже нравится летать на метле? Это незабываемое чувство. – Очи цвета почвы прошлись взором по девичьим терпко-оливковым. – У Вас очень красивые глаза, мисс. Вам говорили об этом? Наверняка ни раз. – Легкая полуулыбка сменилась смущающей усмешкой, говорящий опустил голову, рассматривая пестреющую траву под их ногами и уходя в свои глубинные мысли.
– Я не играю в квиддич, – мотнула головой Дарина, наблюдая за смущением Уильяма. Все больше и больше она узнавала в нем того мальчика, в которого когда-то была влюблена. Все его движения, мимика, жесты, фразы и даже тон голоса напоминали ей МакГаффина года три-четыре назад. Уильям будто шагнул в прошлое, но Дарина старалась не волноваться по этому поводу. Она была уверена, что мадам Помфри все исправит.
– А с кем ты играешь в квиддич? Я забыла, как зовут вашего капитана.
– У нас собралась довольно разношерстная компания ребят: – тут же оживился вновь паренек, ничуть не расстроившись с того, что новая знакомая отнюдь не играет в его любимую игру, – девчонки и мальчишки разных возрастов… ох, не так, – спохватился рэйвенкловец, – леди и… и… как вы нас обычно называете? – Бросил вопрошающий взгляд на собеседницу, увлеченный собственной речью студент. – Джентльмены? Кавалеры? Нет! Все не то! – Говорящий мотнул головой, как в некой попытке очистить свои мысли. - Разных мастей, наций, цветов… – Загибая пальцы, медленно произносил Уилл, копаясь в омуте черепной коробки. – О, нашего капитана зовут Брайан Кроуфорд. Он довольно приятный малый, сильный, уверенный в себе, всегда готовый оказать поддержку своим товарищам. Мы за ним как за каменной стеной. – Темный взгляд с легким озорством вернулся к слизеринке. – Девушкам он нравится. Уверен, Вы также подумайте, узнав его получше.
– Заинтриговал, – мрачно ответила Дарина, хмурясь своим мыслям. Брайан Кроуфорд был капитаном сборной Рэйвенкло два года назад. – А ты на какой позиции играешь?
– На позиции загонщика. – С гордым видом ответил колдун. – Конечно, я изначально целился в охотника. Мне казалось, что эта роль проще, создана специально для меня. Но капитан был не согласен со мной, заявив, что отбивать бладжеры у меня получается лучше. – Говорящий усмехается, неловко взъерошив волосы. – Я не стал с ним спорить. Он же капитан, ему лучше знать. К тому же Брайан старше, умнее и в этом деле ни один год. Капитанами просто так не становятся. – Кивнув прелестнице в знак подтверждения собственных слов, маг продолжал. – Наш дорогой Кроуфорд уже на шестом курсе, еще немного и выпускаться. – Дружелюбная усмешка так и застыла на юношеских устах, заставив их обладателя резко замереть на месте. – А я-я т-тогда на каком? – Радужка МакГаффина будто стала темнее, пока лицо его бледнело с каждой секундой. – Н-не понимаю... – Студент замолк, опустив голову вниз, пока зрачок его бегло обегал крошечный участок под ногами. Ощущение снижения внезапной концентрации кислорода в воздухе заставило шатена чаще дышать, ловя ртом нещадно воздух.
– Сколько тебе лет? – Дарина остановилась рядом с ним, вглядываясь в резко изменившееся лицо Уильяма. Почему-то, когда речь заходила о нем самом, парень терялся. Может, заклинание спутало его мысли о самом себе – Гриндер не могла знать наверняка.
Тео мотал головой, будто не слыша чужих слов рядом с собой, продолжая повторять одну единственную фразу: «Не понимаю».
– Уильям, сколько тебе лет? – громче и настойчивее повторила Дарина.
Шестикурсник нахмурился, как если бы кто-то вмешивался в его пространство без спросу, грубо. Сделав шаг в сторону, он начал наматывать небольшие круги вокруг того места, в котором ребята остановились. Все продолжая повторять свою фразу, снова и снова, как если бы все остальное в сей момент было не важно совсем.
Дарина непонимающе смотрела на друга, который вел себя словно ополоумевший. Она не представляла, на что он был способен в подобном состоянии и насколько разрушительным для него оказалось заклинание. О том, кто это заклинание на Уильяма наложил и почему, Дарина думала в последнюю очередь. Сейчас перед ней был испуганный Уильям, который сам пугал ее не меньше.
– Остановись.
Она откинула метлу в сторону и крепко схватила его за запястье, другой рукой, цепко впившейся в его плечо, разворачивая парня к себе лицом.
– Успокойся. – Ее голос звучал тверже, чем вечные горы. – Мы со всем разберемся. Идем к мадам Помфри. – Последняя фраза прозвучала вовсе не как вопрос, а как решение, отрицающее любые возражения.
Почувствовав чье-то прикосновение, рэйвенкловец чуть не подпрыгнул на месте, едва удержав в себе собственный свой крик. Взволнованный он, поднял голову, встретившись с глазами с леди:
– К-кто Вы? Что Вы от меня хотите? – Голос волшебника предательски дрожал и он с трудом контролировал собственные эмоции. – Где я? Почему я здесь? – Схватившись свободной рукой за голову, молодой колдун резко оттолкнул от себя незнакомку, продолжая усиленно дышать. В последний раз оглядев пространство вокруг них, представитель орлиного факультета без сил опустился на землю. – Почему я здесь? – Повторил свой вопрос сирота слабым, тихим голосом.
– Твою мать... – зло процедила сквозь зубы Дарина, когда Уильям, запаниковав, оттолкнул ее.
Фините Инкантатем могло бы решить проблему, будь это действительно последствия заклинания, но рисковать Гриндер не горела желанием. На него могло быть наложено еще и заклинание защиты, которое ухудшило бы ситуацию при любом магическом вмешательстве. Сама Дарина о таком никогда не слышала, но она предполагала, что подобные заклинания вполне могли существовать.
Она резко схватила с земли метлу и, право слово, эта игра с Уильямом начала ей надоедать настолько, что она была готова гнать его в Хогвартс этой самой метлой. Весь потерянный, он сидел на земле, и Дарина, набравшись терпения, опустилась на корточки рядом с ним.
– Видишь Хогвартс? Мы идем туда, – она рукой показала в сторону замка, а потом перевела взгляд на метлу в другой руке, – Возвращать эту метлу Брайану Кроуфорду.
Колдун поднял потерянный свой взгляд на метлу в девичьей руке.
– Метла… – Одними губами прошептал студент. – Квиддич. – Говорящий сглотнул в жалкой попытке снова и снова собирать распадающиеся куски паззла воедино. Моргнув он вернул взгляд на деву, неуверенно смотря той в лицо. – Наш капитан потерял свою метлу? У него была другая, помню. Лучше. Скоростная. – Шмыгнув носом, ребром руки протер усиленно свой лоб. – Оскар ему завидовал. Такую же хотел. Но они такие дорогие. – Шестикурсник продолжал говорить тихим голосом, пустым взглядом смотря куда-то вперед. – Ты знаешь, сколько они стоят, Дарина? – Уильям скривился, задумавшись мимолетно. – Т-ты уверена, что это его метла? Откуда знаешь? Наблюдала за ним? – Слабый вздох вырвался из его уст. – Я думал он тебе не нравится. Он тебе нравится? – Подняв затуманенный свой взор, маг постарался как мог сосредоточиться на ее лице.
– Да, он мне никогда не нравился, – подтвердила слова Уильяма Дарина. Она с тяжелой настойчивостью всматривалась в его лицо. МакГаффин вспомнил ее имя, имя своего друга и... марку метлы, что была у прошлого капитана сборной Рэйвенкло два года назад.
- Это школьная метла. За них отвечают капитаны команд, поэтому ее надо вернуть. Сможешь встать?
– Хорошо. – Более спокойнее выдал он, будучи удовлетворенным девичьим ответом. Вздохнув, начал двигать нижней челюстью неосознанно из стороны в сторону, задумавшись о чем-то. Следующий вопрос из уст чародейки заставил вздрогнуть, вернув на деву свой взгляд. – Д-да. Да, конечно. – В доказательство своим словам загонщик команды рэйвенкло осторожно поднялся с колен, отряхнув форму. – А что произошло… я-я поскользнулся? – Задал он неуверенно вопрос.
Дарина плотно сжала губы, нахмурившись. Она не знала, падал Уильям, пока забирался на эти камни, или нет, и его вопрос навел ее на мысли, что такое вполне могло произойти. Только Дарина была не уверена в том, что от падения и удара можно потерять память.
– Я не видела, но, может, ты упал, – она посмотрела ему в глаза, – Дашь мне посмотреть твою голову?
Тео взглянул в девичьи очи потерянным видом. Быть может, она только к нему подошла, а все это время… он делал что? Куда-то шел, поскользнулся и упал. Тогда логично сидячее положение на земле, где его нашла Дарина. Сложив некий паззл в голове, заставив самого себя же поверить в него, юноша внезапно осознал, что все это время молчит, а леди задала ему вопрос. Моргнув, он тряхнул головой с легкой улыбкой на устах ответив:
– Д-да… конечно. Мне сесть? Чтобы тебе было… ну в общем… – Не дожидаясь ответа из уст подруги, рэйвенкловец осторожно опустился обратно на траву пятой точкой. – Думаешь, набил себе шишку?
– Сейчас проверим, – негромко ответила Дарина.
Она обошла Уильяма и осторожно коснулась его затылка кончиками пальцев. Девушка медленно и методично осматривала голову парня, делая пробор то на одну, то на другую сторону. Крови не было. Если МакГаффин и ударился, то хотя бы не расшиб голову.
– Визуально все вроде в порядке, – после крайне профессионального осмотра, сопровождающегося легким сопением, сделала вслух вывод Дарина. – Но мадам Помфри скажет лучше меня. Поднимайся и пойдем к ней. А потом вернем метлу.
Стоило девичьим пальцам коснуться его волос, как студент тут же замер, затаив дыхание. Он не был уверен в том, чувствовал ли что в данный момент, какие мысли заполоняли его голову. Все такое… расплывчатое, непонятное. Теодору было страшно признаться самому себе, что он ни в чем не уверен. Что он практически ничего не помнил. И какого труда стоит ему удерживать эту реальность, которая раз за разом пыталась от него ускользнуть, рассыпаясь на куски, утекая сквозь пальцы.
Как если бы этот мир. Все, что царило вокруг. Все то, что он видел – было частью некой воды или песком в сосуде. Которому необходимо оставаться там же, для удержания гармонии и равновесия. Однако, некто неизвестный проделал небольшую дыру в стекле, едва заметную взору. Но она там была, медленно опустошая все содержимое из себя наружу.
Шестикурсник понимал, что он сейчас находился в Хогвартсе. Во время одного из учебных месяцев. Рядом с ним была Дарина, его хорошая, замечательная подруга. Но на этом уверенность юнца заканчивалась, оставляя после себя шлейф нескончаемых вопросов. Он не знал, что делать. У кого их спросить? Как ему все обратно вспомнить?!
Книги учили его, что нужно уметь наблюдать и просто смотреть недостаточно. Быть может, если он попробует, то отыщет ответы? Чего колдун точно не хотел, так это наводить панику. Вряд ли это ему поможет.
Стоило Гриндер убрать от него свои руки, как шатен задрал голову, всмотревшись на нее. Дарина здесь, рядом с ним. Он сейчас не один. Значит ли, что ему не нужно столь сильно волноваться? Улыбнувшись мыслям собственным, загонщик команды по квиддичу последовал словам подруги, вновь поднявшись с земли.
– Ты уверена, что… стоит ее беспокоить лишний раз, если у меня с головой все в порядке? – Улыбка его становится теплее, спокойнее. – Я вполне доверяю твоему осмотру.
– Я ему не доверяю, – хмыкнула Дарина, перехватывая метлу поудобнее. Они неторопливо продолжали спускаться вниз с холма, – Все вы, спортсмены, одинаковые. Набьете себе шишек, а потом стесняетесь идти к школьной медсестре, чтобы ее якобы не беспокоить. – Девушка строго посмотрела Уильяму в глаза, –  Она беспокоится намного больше, если вы наоборот избегаете ее со всеми вашими вывихами и сотрясениями.
– Но я в порядке! – Возмутился незлобно шестикурсник, смотря в глаза собеседнице столь невинно. – Правда. Ничего себе не сломал, даже шишек не набил. И… и… – будто борясь с самим собой, с чем-то внутри себя, говорящий вздохнул, облизнув уста. – И почти ничего не болит. Так что, должно быть, я в порядке. – Кивая деве, в подтверждении собственных фраз, рукой своей паренек взъерошил свои волосы.
– Будешь продолжать пререкаться – отведу к мадам Помфри силой, – Дарина говорила твердо и сурово, – За ухо, – добавила она и слегка улыбнулась.
Уильям по-доброму усмехнулся:
– Мне даже было бы интересно на это посмотреть, миледи. – Шутливо проговорил он, бросив на деву озорной свой взгляд.
Скоро волшебники вышли на тропу, соединяющую Хогвартс и поле для квиддича, и стоило им сделать шаг по этой тропе в направлении к замку, как в тот же миг небо наградило их стремление добраться поскорее до школы мелкой неприятной моросью, которая обещала в скором времени усилиться.
– Прекрасно, – процедила сквозь зубы Дарина.
Шатен поднял голову, удивленно взглянув наверх, как если бы видел нечто подобное в первый раз. Озадаченным видом он всматривался в образовавшиеся на небе тучки, мельчайшие капли воды, спадающие вниз, с разных сторон. Мотая головой, меняя положение тела, двигаясь из стороны в сторону, пока не остановился, сдавшись.
– Дарина… скажи… небо, оно сломалось? – Будто очнувшись, он резким движением вынимает волшебную палочку из внутреннего кармана мантии. – Не волнуйся, я-я что-нибудь придумаю! Сейчас… – Сосредоточив свое внимание на куске дерева в своей руке, как если бы оно могло говорить и подсказать, что нужно делать, он замер, начав прерывисто дышать.
- Это просто дождь, Уильям. Не обращай внимания.
Дарина крепко взяла его за руку, в которой он держал палочку, опуская ее вниз, и настойчиво повела парня вслед за собой.
– Дождь. – Бесцветным голосом повторил за брюнеткой чародей. – Да, точно. Просто дождь. – Свободной рукой он дотронулся до собственного лба, тыльной стороной ладони вытерев с него испарину. – Е-если… если ты так говоришь, значит все нормально. Не о чем волноваться. – Вернув затуманенный взгляд на подругу, он слабо той улыбается. – Я доверяю тебе. Ты бы меня не обманула. – Осторожно переложив палочку с одной руки в другую, юноша неспешным движением вернул ее обратно на место под мантию. Он старался не оттолкнуть ее, никаким лишним жестом случайно не задеть, не расстроить. – Спасибо, что ты здесь рядом со мной. Я очень тебе за это благодарен. – Тихим голосов проговаривает колдун, вернув взор по направлению пути, стараясь сохранять ясность ума.
Дарина промолчала, обернувшись на Уильяма, которого отчасти тащила за руку вслед за собой –она все ускоряла и ускоряла шаг, стремясь поскорее прийти к замку. Сдержанная закрытая улыбка была теплой и немного обеспокоенной.
– Ты давно не рассказывал мне про своего дедушку. Как у него дела? – спустя время негромко спросила Дарина, нарушая тихие звуки природы, запечатленные в робких ударах капель дождя о листья травы. Под ногами волшебников мягкой колыбельной шуршал намокающий гравий, а воздух был пропитан духотой приближающегося ливня.
МакГаффин молчал на протяжении долгого пути. Покинув то необычное место с камнями, время будто предательски замедлило свой бег. Прислушиваться к сторонним звукам вокруг себя было сложно. Оставаться дальше в сознании было сложно! Но, он продолжал шагать куда-то вперед, сосредотачиваясь на тепле ее руки, порой мимолетно некрепко сжимая девичьи пальцы, как если бы убеждаясь в ее не_иллюзорности. Это все, что парень чувствовал тогда. Единственное, что держало на поверхности, пока мысли в голове, смываемые бурным потоком, постепенно рассыпались на мельчайшие куски бумаг, так быстро уносимых холодными ветрами. Ему казалось, что он медленно терял все самое важное. Терял себя. Все, что когда-либо знал и помнил.
Кажется, она что-то сказала. Что-то спросила у него. Но Уилл ее не услышал. Он двигался вперед, как ни в чем небывало, ловя ртом воздух, спокойно выдыхая через нос. Юноша жил и не жил одновременно.
Оказавшись на территориях Хогвартса, студент внезапно остановился, внимательным взором оглядев местность. Лицо его нахмурилось, брови в задумчивости сведены на переносицу.
– Д-Дарина? – Осторожно позвал знакомую шестикурсник, неспешно повернув голову в ее сторону, испустил едва слышимый вздох облегчения. Она все еще была здесь, рядом с ним. – Смотри, – продолжил свою речь чародей обыденным тоном, – тут будто что-то не так. Видишь? – Темные очи всмотрелись в девичьи ожидая с ее уст подтверждения. Но, казалось, дева была отнюдь не согласна с ним. Она будто не видела того же, что и он. Не слышала. – Сейчас. Должно быть, с твоего места плохо видно – Заключил представитель орлиного факультета и сделав осторожный шаг в сторону, как можно нежнее потянул темноволосую на себя. На то место, где он стоял прежде. – А теперь? Видишь?
Дарина скептично смотрела в место, куда усиленно показывал Уильям, и не видела ничего, кроме куста, пары колонн и скамеек – все было как обычно.
– Эм. Что именно не так?
– Все! – Недоумевающее воскликнул шатен. Почему она этого не видела тоже?! – Этот куст. Он не вписывается сюда. Ему здесь не место. Он не должен стоять здесь. Находиться в этом месте. – Юноша говорил бегло, избавляясь от ненужных слов, давящих изнутри, чувствуя как в нем зарождалась злость. Злость, непринятие и потерянность. – Этот куст… будто из другой реальности… ему нужно… вернуться обраться туда, в его… в его… – Недоговорив Уилл замолчал, как если бы ему не хватало слов или он не знал как правильно выразить собственные мысли. Свободной рукой тянется за своей палочки из сосны. – Я все исправлю. Мне нужно. Я должен.
– Он всегда здесь рос, – терпеливо вдохнув, ответила Дарина, заодно одаривая убийственно дружелюбным взглядом парочку студентов, что пялились на Уильяма вовсю, – Оставь куст в покое.
– Но… – Студент вздыхает, опустив руку, так и не доведя до завершения действие по добыванию палочки своей из внутреннего кармана мании. Как если бы слова подруги действовали на него отрезвляюще, наводя порядок в кипе разбросанных вещей в его туманной голове. Уголки губ молодого колдуна опускаются вместе с бровями в некой грусти, на лице его застывает новая эмоция и он не пытается бороться с нею.
Уильям молчал всю оставшуюся дорогу. Дарина, цепко держа его за руку, уверенной тяжелой поступью с неприступностью ледокола шла вперед по коридорам Хогвартса. Студентов вокруг практически не было – большинство сидели по кабинетам, слушая первую пару. Сам Уильям пропускал заклинания, Гриндер это знала, но ее это не волновало.
Он просто шел за ней, держась за руку, пока в туманной голове медленно угасали световые лампы. Связь с реальностью постепенно покидала его, оставляя одного в пустоте коридоров. Темный взор старательно всматривался вокруг: в лица, что блекли на фоне, теряясь в массе других, в голоса, звучащие все тише и тише, – все в какой-то момент перестанет иметь какое-либо значение. Некая отдельная чужая вселенная, существующая где-то там вдалеке сама по себе, никоем образом не касающаяся паренька. Но он продолжал идти. Двигаться вперед, ведомый теплом ладони, что не позволяла теряться в небытие, блуждая в тишине, погружаясь в кромешную тьму. Она вела его, показывала путь, дарила надежду, которую он сам же у себя отнял. Так жестоко и беспощадно. Доверившись судьбе, сломал то хрупкое, некогда столь родное, важное, дорогое. Разрушил, без шанса на исправление, сдал назад, не попытавшись. К чему это все? Так сильно ли хотелось быть мучеником, прикрываясь благой целью? Так ли он был прав?           
На втором этаже, где располагалось больничное крыло, лекарствами не пахло. Отчаянно бьющий в окна дождь был настроен серьезно, стремясь умыть Хогвартс от накопившейся грязи, сажи и пота.
Загонщик Рэйвенкло! МакГаффин! – проходивший мимо младшекурсник указал на Уильяма пальцем, а после обратился к Дарине, увязываясь за ней следом и с детской непосредственностью продолжая, – Его почти весь Хогвартс ищет! Капитан Хоукинс у всех спрашивал про него, к нему потом еще присоединился тот с Гриффиндора... Шумный и неумный.
Либо Пеитон, либо Фитцджеральд, либо Зак.
– Очень интересно, – выдавила из себя Дарина, хмуро сжимая губы.
Да-а-а... – мальчишка почесал затылок и шмыгнул носом, – Его даже профессор Флитвик искал, вот! Все искали!
– Ты почему не на паре? – любезно отвязывалась от незваного спутника Гриндер, крепче сжимая руку шагающего за ней Уильяма.
Так я это... Свободный! – младшекурсник растерялся и принялся судорожно поправлять галстук. – Мы же в дождь не летаем, вот я и... Да-а-а, – мальчишка наигранно тяжело вздохнул, бессильно опуская руки.
Они почему-то остановились, Тео понимал это, но не осознавал полностью. С каждым шагом тело становилось тяжелее и все сложнее было продолжать путь. Он взглянул на нее, на то место, где дева должна была находиться, едва уловимым тихим, но четким голосом произнес:
– Мне нехорошо, Дарина.Не получается дальше идти. –  Я пытаюсь, правда стараюсь, но сил больше не осталось.Они куда-то испарились, покинув меня. 
Голова нещадно гудела, перед взором краски предательски темнели. Странно. МакГаффин точно помнил, что сказал это. Произнес те мучавшие его последние минуты слова, но слизеринка никак не отреагировала на них. Возможно ли, что все вокруг уже было ненастоящим и слов он этих не говорил вовсе. Как давно? Как давно студент перестал различать что реальность, а что нет?
Наконец-таки отправив младшекурсника куда шел, Дарина вместе с Уильямом зашли в больничное крыло. Едва увидев их, дежурившая медсестра тихо ахнула, вполголоса произнеся фамилию Уильяма, а после, всплеснув руками, вмиг скрылась в небольшом кабинете.
Они снова остановились, проделав еще немного шагов. Немного ли? Уильям больше ни в чем не был уверен. С ним ли до сих пор его милая Оливка из детства? Не ушла ли и она давным-давно. Глубокий вдох делая, разлепляет шестикурсник уста и тихим, хриплым голосом произносит:
– Дарина… прости, что разрушил твой мир, отказавшись рушить собственный. – Стоило словам слететь, как внутри становится так спокойно, ничто более не мучает юнца, ничто не колеблет. Звуки вокруг замолкли, перестав трезвонить в ушах и реальность, видимая взору, наконец угасла.
– Что? – недовольно нахмурилась Дарина, и Уильям в тот же миг, закрыв глаза, бессильно осел вниз по стенке. Он попытался схватиться и за нее, тем самым потянув девушку вниз, на себя. Удержать его Гриндер не хватило сил, и она кое-как не совсем осторожно и бережно усадила парня на пол.
Буквально через десять секунд из ранее закрытого кабинета появилась мадам Помфри и, дав медсестре пару четких указаний, на пару с ней же занесла Уильяма в комнату для осмотров. Дарина шла чуть позади нее, попутно отвечая на краткие вопросы медсестры. Когда Гриндер поняла, что ничем более помочь не может, — а поняла она это довольно быстро, – то скоро ушла из больничного крыла.

Последнее изменение внесено Esperança (Сегодня в 00ч49)


I had a dream, to anyone who might care,
not what you'd think and it feels like yesterday was a year ago

https://c.radikal.ru/c19/2006/35/0f0c2b2733f1.gifhttps://d.radikal.ru/d37/2006/59/3cf2d3cdbad1.gifhttps://c.radikal.ru/c08/2006/76/6808523c58ab.gifhttps://b.radikal.ru/b36/2006/52/320765902e0e.gif

Офлайн

#1770 15-07-2020 в 21ч05

Гвардия Тени
Dqo
Серый кардинал
Dqo
...
Сообщения: 624

Слизерин, 7 курс.
Велари Кристел Блэк.
Большой зал.

Хлои Элис Гринграсс, Джаслин Банишевски. Упоминаются: Владислав Кронгельм, Валентин де Войе, НПС, Максвелл Роу, Тадзио Принц, Леонард Пеитон, Джилрой Лесли.

Мисс Гринграсс по своему обыкновению как всегда была дежурно любезна, как и подобает настоящей старосте. Велари любила эту черту в ней. Позволив положить маленькие ладони себе на собственные колени, мисс Блэк загадочно улыбнувшись, глянула на обеих, немного склонив голову в бок: — Как я и думала. Видите, Джаслин! Даже мисс Гринграсс не осведомлена семьёй мистера Кронгельма. Этой информацией, полагаю, обладаю лишь я и мистер де Войе, — Блэк сделала лёгкую паузу, приставив указательный палец к своей щеке, — У него не менее интересная семья!

— Мистер де Войе и мистер Кронгельм действительно много времени уделяют друг дуруг. — подметила спокойно Банишевски, чуть прикусив нижнюю губу, — Но что там дома у мистера Кронгельма, Велари? — на секунду вопрос её озадачил, но она снова аккуратно перескачила на тему о Кронгельмах и их поместье. Кристел покачала головой.

— Тогда из-за бури мы, проезжающие мимо, были вынуждены к ним попроситься. Нас приняли, но Кронгельм старший явно не скрывал своего недовольства, — указала по воспитаниям мисс Блэк, расправив салфетку на столе и расположив её на своих коленях, — Не скажу точно, дамы, сколько времени мистер Кронгельм старший решал, куда нас с семьёй расположить, но было это долго и заставило меня замёрзнуть. К камину я не подходила близко, потому как могла подпалить свой кринолин. — спокойно произнесла девушка, состроив непонятное лицо недовольства.

— А жена мистера Кронгельма старшего? Как она приняла вас? — поинтересовалась Банишевски негромко.

— Довольно хорошо. Я была уверена, что миссис Кронгельм и мистер Кронгельм любят друг друга, как всякая другая чета. — глаза девушки посмотрели на потолок большого зала и она несколько насмешливо улыбнулась, — Меня и мистера Кронгельма отправили смотреть дом почти сразу же, как мы разместились. Я была так нелепа, топая по большим лестницам в своём кринолине! Но мистер Кронгельм учтиво ждал меня каждый раз, когда я поднималась или спускалась. — легкая улыбка, напоминающая о том дне тронула уста мисс Блэк, она обратила взгляд на свою пустую тарелку и точно оживилась: — А ещё мне вспомнилось, что Кронгельмы никогда о себе почти-ничего не говорили, словно нарочно стараясь перевести тему и свести её о их семье до минимума. — заметила спокойно Блэк, припоминая эту привычку в мистере Кронгельме и сейчас — он часто отходит от довольно важных вещей, покрывая их встречным вопросом.

— Наверное, там было очень страшно спать! — выпалила чуть громко Банишевски, — Совсем незнакомый вам дом, незнакомые вам люди.

— Любые случайности всегда меня мучительно волнуют. — громко выдохнула Велари, наконец переключив внимание с разговоров на еду; она добавила на свою тарелку кусочек ножки курицы, золотистый картофель, душистые пряности в виде лаврового листа, укропа и небольшой крупицы лука, неспешно начав свою трапезу.

Вскоре мисс Гринграсс смела их покинуть по своим собственным делам и мисс Блэк с ней довольно тепло попрощалась, а тема о Кронгельмах, которые старательно обсуждали между собой слизеринки, довольно быстро прекратилась и переключилась к другим, не более важным темам. Например, мисс Блэк заинтересовалась переполохом, случившемся в большом зале чуть скоро до их прихода: кто-то из учеников получил кричалку, которую слышали все столы Хогвартса, довольно нелецеприятным содержанием написанную: — Будто этот джентльмен заботится о взглядах косых на леди больше, чем об учёбе! — заявила возмущённо одна из слизеринок, поясняя мисс Блэк и мисс Банишевски ситуацию. Она так же рассказала, что нападению, судя из кричалки подверглась мисс Фоули, мирно разносящая пергаменты для газеты; и собиравшая их, голубка бедная, точно на полу, ползая и плача.

— Ужасы, право, творятся здесь. — повернув голову в сторону Тадзио Принца и ещё нескольких учеников, мисс Блэк разочарованно качнула головой в сторону и повернулась к собственной тарелке, — Мистер Принц точно дворовой пёс опять нападает на кого-то. — заключила волшебница по обыкновению спокойно, откладывая изящно вилку в сторону.

— Точно ж! — потвердила активно Банишевски, — Совсем недавно подрался с мистером Лесли, говорят, тот закончил посещением больничного крыла!

— Мужчины. — вскинув рукой в сторону, чётко проговорила слизеринка, — Посадите Цапень в цветочный горшок и надейтесь, что он у вас разрастётся, — она сделала лёгкую паузу, — Так и мужчины могут надеяться, что им удастся решить что-либо на скудной почве их агрессивных рукоприкладств. — мисс Блэк поднимается с места, улыбаясь аккуратно, а взгляд упрямо устремляется к двери, — Я пойду, развлекайтесь. — поклонив голову слабо, мисс Блэк покидает слизеринский стол, а следом за тем и большой зал, в котором наделалось слишком много шуму, что отнюдь ей не нравилось и совсем не устраивало.

Последнее изменение внесено Dqo (15-07-2020 в 21ч20)


i know, you know, we know
we weren't meant for each other and it's fine

https://d.radikal.ru/d38/2005/bd/fa5ca9b25235.gif https://d.radikal.ru/d02/2005/4c/ccb4ede7c81f.gif https://b.radikal.ru/b30/2005/9d/272932065679.gif https://b.radikal.ru/b12/2005/d1/96dcee4436ad.gif https://b.radikal.ru/b19/2005/88/8892b45bd686.gif

Офлайн

#1771 15-07-2020 в 22ч56

Гвардия Абсента
Sonbe
Победившая цыпленка
Sonbe
...
Сообщения: 890

Хаффлпафф, 7 курс
Давид Картер-Ландау
Коридоры ==> Больничное крыло ==> [...]

Гретта Корали Фостер, мадам Пофмри ==> Соло

Удивленно вскинув брови, Давид слушал девушку, а затем тихо прыснул от смеха в рукав своей мантии. Он старался не хохотать в голос, чтобы не смутить мисс Фостер своей смешливостью, а заодно и не хвататься за ноющие при каждом резком вздохе ребра. Однако сдержать этот эмоциональный поры хаффлпаффец был не в силах.
Он и не думал, что староста так серьезно воспримет его, пусть неудачную, но шутку. Впрочем, в любой штуке – как верно замечали маглы – была доля правды. Хот держать Картера-Ландау за руку было, право слово, необязательно – он мальчик уже большой – а вот то, что Гретта пообещала юноше сохранить его визит в больничное крыло, очень сильно грело его душу.
Брюнет совсем не хотел беспокоить своих родных, да и чтобы они толпились здесь,  не хотелось ему тоже. Вряд ли мадам Помфри оставит его в качестве своего пациента надолго.
Когда они добрались, мадам Помфри обнаружилась на своем месте: медсестра все чаще сидела за своим небольшим столом в окружении разного рода баночек и емкостей. Вокруг нее витал аромат лекарств, которыми пропахло все больничное крыло. На кушетках лежали незадачливые студенты, которым, как и Картеру-Ландау, не посчастливилось попасть сюда.
Давид никогда не видел, чтобы женщина эта покидала свое рабочее место. Вероятно, они и обедала, и спала наверняка тоже где-нибудь здесь, спрятавшись за ширмой от любознательных учеников. Эта мысль  так повеселила его, что Давид не сдержал придурковатой улыбки, отчего наверняка выглядел так, будто при неизвестных обстоятельствах его вчерашних приключений пострадали не только его бока и нога, но еще и разум.
Мадам Помфри, впрочем, не показалась этим возмущенной или удивленной – очевидно, она часто видела, как покалеченные студенты ведут себя, точно дураки.
Не без помощи мисс Фостер добравшись до отведенной ему кушетки, Жид присел на нее, с нескрываемым блаженством: пока он не напрягал свою ногу, то и чувствовал себя как никогда прекрасно. Он молчал какое-то время, довольно щурясь, а затем вдруг спохватился, глядя поочередно то на Гретту, то на школьную медсестру:
– Да, мисс Фостер абсолютно права! Вчера я, знаете ли... эээ... – он замолчал, нахмурившись, а затем прищелкнул несколько раз пальцами, пытаясь подобрать подходящее слово, – Повредился! Да, повредился знатно! – осенило его, наконец, – Уронил кое-что тяжелое на ногу, да и во всех остальных местах пострадал. В общем, самолечение мне не помогло. Мази дрянные были, или сам я не поддаюсь лечению ими – не знаю. Короче говоря, поутру обнаружил, что на большом пальце правой ноги отвалился ноготь, представляете! И сам он весь синий, и кровит, и болит страшно! Там вообще вся стопа синяя, так что наступать на нее сложно – оттого и хромаю. О, а еще, Вы знаете, дышать временами неприятно! Покалывает что-то в ребрах, и даже не вздохнуть не посмеяться нормально. А еще...
– Достаточно, – жестом прервала его словесный поток Мадам Помфри, на лице которой радости явно не читалось. Она вообще с каждым словом его делалась все мрачнее, и, казалось, лишь чудо позволило Давиду договорить даже до этих пор хотя бы.
Картер-Ландау в повторении не нуждался, а потому затих сразу же, сложив руки свои на коленях и глядя на медсестру, точно верная и преданная собака. К сожалению, на мадам Помфри эти взгляды действие возымели бы вряд ли. В глазах ее читались негодование с легким налетом осуждения. Само собой ей бы вряд ли понравилось то, что нерадивые студенты пытаются лечиться сами, а потом являются сюда без ногтей на пальцах!
Так, по крайней мере, казалось юноше.
– Показывайте, – скомандовала женщина, тоном, не терпящим возражений, указав брюнету кивком головы на его ботинки. Она отлучилась на некоторое время за какими-то препаратами, а затем вернулась к кушетке, расставив часть своих скляночек на тумбочке рядом с кушеткой.
– Ах, да, мисс Фостер... – Помфри, очевидно, хотела попросить девушку удалиться, но вдруг вспомнила, глядя на больного:
– У Вас ведь, молодой человек, нет экзаменов на сегодня? – осведомилась женщина, на что Давид тут же отрицательно мотнул головой:
– Никак нет, мадам, иначе меня бы здесь не было,  – он улыбался, а вот медсестре такой ответ по вкусу явно не пришелся: мадам Помфри окинула брюнета суровым взглядом, под которым хаффлпаффец съежился, но никак комментировать его слова не стала, а лишь добавила, обращаясь к старосте седьмого курса Гриффиндора:
– Чудесно. В таком случае, мисс Фостер, Вы можете идти, – после этих слов медсестра воспользовалась ширмой, чтоб отделить себя и Давида от остальных пациентов. И все, что успел Картер-Ландау, прежде чем это случилось, одними губами прошептать гриффиндорке одними губами «Спасибо Гретта!».
В процедуре его лечения приятного было мало. Когда мисс Фостер покинула больничное крыло, Помфри потребовала семикурсника избавиться от носков и обуви, а затем с ужасом обнаружила, что намотанный юношей абы как бинт пропитался его кровью, смердил и, кроме того, намертво прилип к его ране, оставшейся после того, как Давид оторвал собственный ноготь.
Конечность несколько опухла и, в целом, представляла жалкое зрелище. Женщина несколько секунд осматривала это безобразие, а затем пригрозила, конечно, что будет отдирать от его ноги повязку без обезболивания, все-таки какую-то микстуру от боли ему сунула. Варево было гадкое, но возмутиться Ландау не смел – от настроения  мадам Помфри зависело будущее его ноги.
По итогу конечность ему исправили. Синяки его и ушибы обработали тоже. Медсестра заставила его лишь куковать на кушетке до вечера – дабы мази успели подействовать – и к ужину отпустила, снабдив снадобьем для наращивания новой ногтевой пластины, несколькими мазями для заживления синяков и снятия отека.
Признаться, Давид наверняка бы мог провести и куда меньше своего времени в больничном крыле, но позорно заснул. Выгонять его мадам Помфри, к удивлению, не стала. Однако, убедившись, что все теперь с Жидом было в порядке и нагрузив медикаментами, выставила за дверь уже после пробуждения.
Женщина эта творила действительно чудеса. Нога не так сильно беспокоила Давида, и хотя по-прежнему он прихрамывал, был уверен, что на настойке чудодейственной и вооруженный мазью, уже к выходным забегает, как раньше. А то и раньше!


https://c.radikal.ru/c18/1806/c3/9b32f1d2a124.gif https://a.radikal.ru/a20/1806/91/3c11762aaa5d.gif https://c.radikal.ru/c18/1806/c3/9b32f1d2a124.gif

Офлайн

#1772 16-07-2020 в 00ч47

Гвардия Обсидиана
Qetsäl
Серый кардинал
Qetsäl
...
Сообщения: 1 402

Вербальд Дэвид Хенсли | Слизерин, VII курс
Четвертый этаж. Зал трофеев → Коридоры
» Изабель Хьюс

           — Со мной всё в порядке, спасибо. — Ответила Изабель, отводя взгляд под гнётом внимательного слизеринского взора. — Пожалуй, нам пора покинуть этот зал. — Вербальд утвердительно кивнул, спрятал волшебную палочку во внутреннем кармане мантии и вместе с девушкой начал наводить порядок в трофейном зале, перед тем как уйти. Оба, как только двери за ними закрылись, договорились дойти вместе до подземелья, а дальше разойтись по своим гостиным, переосмыслить произошедшее и отдохнуть.

           — Мистер Хенсли, мне следует извиниться. Прошу прощения, обычно я не такая... растерянная, — уже идя по коридору, подала голос Изабель.

           — Я в упор не вижу в этой ситуации Вашей вины. Извинения тут совсем ни к чему, мисс Хьюс, — ровно ответил ей юноша, на ходу поправляя запонки. Кажется, ни ситуация, ни даже ненужные, но искренние извинения Изабель его не трогали. Взгляда на девушку он продолжительное время не обращал, игнорируя раздосадованный её настрой.

           — Если бы не Вы, те трофеи наверняка бы... — Вербальд мимолётно, искоса посмотрел на Изабель, сверкнув бледными глазами, затем возвращая своё внимание на пустой путь коридора впереди. — Мистер Хенсли, я благодарна Вам за оказанную помощь. Как я могу отблагодарить Вас? — Слова девушки, вопрос её выбил молодого человека из колеи: он тут же резко остановился, но продолжал держать голову прямо. — Прошу Вас подумать над этим и дать ответ, когда Вам будет удобно. — Добавляет Изабель.

           Молодому человеку сейчас очень хотелось рассмеяться, однако, сдержав порыв, всё закончилось на слабой лукавой улыбке и на более не остром, а довольном косом взгляде на девушку. За обыкновенную помощь в общей беде ему ещё никто не предлагал своих услуг. Однако, не раннее отсутствие опыта получения подобных благодарностей его забавляло, сколь не притворно молодая особа их предложила.

           Вербальд Хенсли оставил вопрос и просьбу без ответа. Слизеринец лишь слегка утвердительно покачал головой, а перед тем как возобновить шаг, прикрыл на мгновение глаза, а когда открыл — его обычный, сосредоточенный внешний вид вернулся, позабыв о живости ранней.

           — Этот полтергейст часто вытворяет нечто подобное?

           — Да, на то он и полтергейст, — кратко, колко ответил Вербальд, уводя взгляд в противоположную от Изабель сторону. — Если Вы хотите от него избавится, попробуйте пригрозить ему вызовом Кровавого барона: Пивз его опасается. Но панацеей подобное средство не является и не всегда может сработать; лучше в целом подобными угрозами разбрасываться нечасто, иначе они потеряют свою практичность, — закончив с советом, Вербальд посмотрел на девушку. — Кровавый барон — это приведение школы, и принято считать его слизеринским покровителем. У вас, у Хаффлпафа, факультетским приведением считается Толстый монах, — только закончив фактическое изложение, юноша осёкся. — Извините, если рассказываю о том, что Вы уже знаете.

Последнее изменение внесено Qetsäl (16-07-2020 в 01ч05)


https://i.ibb.co/Ryc06RJ/4ntpdn3y4n37bxsosmem7wcy4nhpdngttoopbxty4gypbpqosmem7wf54g8pdbsozdemomby4n67bxty4n6pbxsos5emmwce4ggnbwf54nhnbwf94gypbpqosueadwcn4napbcsozdeafwccrdem3wfa4gynbwft4n47bp3y4n7pbxstodem7wf54g.png

https://d.radikal.ru/d13/2005/9a/3ff4963d7489.png

Офлайн

#1773 16-07-2020 в 00ч52

Гвардия Тени
MerienGardener
Властвующая над реальностью
MerienGardener
...
Сообщения: 4 107

Рэйвенкло, 7 курс
Деметрий Домриер
Теплица

Аннабель Уотерфорд

В ответ на изречение благодарности, мистер Домриер едва кивнул. Он считал это само собой разумеющимся: как элегантный джентльмен, блондин не бросил бы барышню в беде и обязательно помог бы ей в меру своих возможностей. Подавляющее большинство среди его сверстников наверняка почувствовало бы себя несколько неловко в подобной ситуации, но этот рэйвенкловец был невозмутим. Деметрий старательно избегал смотреть на мокрую одежду леди Уотерфорд, и дело было вовсе не в боязни подсмотреть ненароком нечто непристойное и даже не в стремлении скрыть какие-то мысли, а в его воспитании и понимании того, что его пристальный взор может быть расценен неправильно. Физические особенности тел противоположного пола не привлекали его равно в той же степени, как и собственного, поскольку, в его понимании, тело было ничем иным как материальной оболочкой сознания - сосудом для духа. Человеческое тело могло быть красивым или некрасивым, но его привлекательность измерялась этим молодым человеком не изящностью форм и не соблазном выпуклостей, а остротой ума и чистотой сердца. А посему, явись перед ним хоть целая толпа совершенно обнажённых незнакомых людей, Деметрий не ощутил бы даже толики смущения или капельки возбуждения, лишь лёгкое удивление.

Мадемуазель, Вы вольны возвращать сию вещь тогда, когда Вам будет удобно это сделать. — будто бы в подтверждение своих слов, он элегантным движением ладони указал на свою синюю мантию и в задумчивости продолжил: — Вам не за что извиняться, ведь это мне следовало бы раньше обратить внимание на то, что Вы испытываете некий дискомфорт. — встретившись взглядом с леди Уотерфорд, Деметрий закончил свою речь галантно: — Прошу прощения за мою невнимательность.

Проследив за взором барышни, он не сразу осознал, что же такое на его лице могло привлечь её внимание. Мистер Домриер по-обыкновению тщательно следил за своим внешним видом, не позволяя себе ходить ни в грязной, ни в одной и той же одежде больше одного дня. С особой педантичностью он относился и к своему личному пространству, будучи убежденным в том, что чистота и порядок окружающей среды напрямую влияет на чистоту и порядок мыслей человека. Несмотря на силу таких убеждений, Деметрий не спешил требовать от окружающих придерживаться чистоты и порядка, оставляя сие на усмотрение самих окружающих, что определяет его как весьма демократичную натуру в этом вопросе. в совокупности всё вышесказанное и стало причиной того, почему этот рэйвенкловец вопросительно приподнял бровь, не отводя своего взгляда от очей девушки:

Pardon?* — замешательство спустя мгновение сменилось озарением, а после и вовсе смятением. Мистер Домриер перевёл взор в сторону, всматриваясь куда-то в пространство, и, тщательно подбирая слова, всё же ответил: — Досадная неосторожность, леди Уотерфорд. Порой чрезмерная рассеянность становиться причиной маленьких неприятностей. — приложив ладонь к щеке, Деметрий ощупал указательным пальцем саднящую область, слегка сожмурившись из-за неприятных ощущений. Вновь вспомнив о том, сколько силы старший мистер Домриер вложил в одну-единственную пощёчину, юный волшебник нахмурился. Он никак не ожидал столь резкого и молниеносного удара, и собственная реакция на этот удар была для него столь же неожиданна.

*Pardon? (фр.) — Прошу прощения?


https://s6.gifyu.com/images/20200505_040057.gif

Офлайн

#1774 16-07-2020 в 22ч21

Гвардия Тени
Dqo
Серый кардинал
Dqo
...
Сообщения: 624

Хаффлпафф, 4 курс.
Давиния Шарлотта Аннтеа Скиллар.
Больничное крыло -> Коридоры.

Мерлин Макбрайд, НПС [Мадам Помфри], Анджело Пеллегрини. -> Одна.

Перед тем, как позволить себе пойти с мадам Помфри к одной из кроватей для осмотра, Шарлотта несколько раз оглянулась назад в сторону мистера Пеллегрини и Мерлин, вдруг ей в один момент стал ревностен его взгляд, что он подарил ей; он смотрел на неё лишь украдкой, но так аккуратно и тепло, что Скиллар сжала крепко свою рубашку, чуть ей большую, у груди. Она уловила, как Анджело что-то говорил, но не смогла прочитать по его губам, сколько бы внимательно в них не взглядывалась. Она вдохнула чуть громко, с детсткой злобой от них отвернув взгляд, когда мадам Помфри турнула девочку пройти к кровати.

Присев на застеленную пустую кровать, слёзы вновь подступили к глазам, но крепко сжав свои зубы она не дала им случиться — больше всего было неловко плакать ей при совсем взрослых мадам, которым необязательно знать любовные перепетии детской души —  да и интересны ли она таким мадам, что прошли многое, и своё отжили?

Взгляд Давинии резко превратился в пустой, мыслями она была явно не здесь и спина, горящая от боли, уже совсем и вовсе её не беспокоила, глаза глянули наверх, на звук отвлекшей её шторки, что задвигала сейчас мадам Помфри.

— В камин упали? — внимательно переспросила она, отмечая наличие травм.

Шарлотта редко кивнула, безэмоционально, но ослушиваться не осмелилась. Привстала, как ей наказала мадам Помфри, за ширмой оголила спину, сняв рубаху и развязала юбку, что присмотрела ей Макбрайд ещё в гостиной.

На счастье мисс Скиллар, ничего страшного с ней не случилось: лишь небольшие ожоги на спине и чуть ниже, но для упавшей леди в камин, она почти не пострадала. Мадам Помфри намазала ей спину своей мазью, заметив невольно тихое сопение хаффлпаффки и подала ей платок, на случай если ребёнок действительно чувствует боль, хныча из-за этого не прекращая, но так тихо и скрытно, что боиться признаться. Через десять минут Шарлотту отпустили: мадам Помфри наказала ей ходить каждое утро и вечер сюда, чтобы мазать больные ожоги мазью и быть честной в собственном самочувствии.

Вскоре Аннет целенькая вернулась к мисс Макбрайд и Анджело Пеллегрини, но взгляд её, что она выказывала этим двоим сейчас, выражался собственной необычностью: она посмотрела на них спокойно, тихо, только глаза, мгновенно указавшие в сторону Пеллегрини выдали в ней мечтательную грусть, что девочка тут же проглотила, когда ко всем троим приблизилась мадам Помфри, написавшая записки: — Вы можете идти на уроки. — ответила женщина с некою строгостью и недовольством в голосе, но взгляд её смягчился, когда она протянула  записки каждому по отдельности. Мисс Скиллар тут же кивком попрощалась, развернувшись резко и желая метнуться к выходу из больничного крыла, но мадам Помфри строго на неё глянула, добавив: — Мисс Скиллар, не забудьте прийти ко мне вечером. — качнув головой непроизвольно и, видимо, не представляя себе, как можно было так неосторожно играть рядом с камином, мадам Помфри ждала от хаффлпаффки чёткого ответа.

— Разумеется, до свидания! — нейтрально протянула Шарлотта, не оборачиваясь даже, а затем быстро скрылась за дверью, словно убегая подальше от ненавистного ею места.


                        Может быть, может быть она и убегала: от своего разбитого сердца.


Так или иначе, отдалившись на приличное расстояние от больничного крыла и мисс Макбрайд с мистером Пеллегрини, Давиния, по своему обыкновению, стало быть, должна была пролить море слёз и сожалений о том, что всё так получилось и произошло — но она не смогла. С ужасом она, стоящая за одной из стенок на повороте, отчаянно и ожесточённо тёрла свои глаза, пока не поняла совсем, что слёз у неё не осталось! Это тронуло детский разум до глубины души. Она зажмурилась сильно, касаясь руками прохладной стены и прижимаясь к нею спиной, несмотря на неприятную боль. — Ты хочешь замучить меня, чтобы я потеряла рассудок! — взмолилась она мысленно, не  к Анджело впервые, а стукнула по собственному сердцу рукой:
Или я одержима демоном, бесом, а имя ему — Анджело Пеллегрини! Тогда пусть пытает меня, убивает меня, мне не будет покоя и я соглашусь с этим. —
пальцы её выгибаются, отрываясь от стенки. Действительно, слёзы, которые она так отчаянно пыталась пробудить в себе, столь ей привычные и родные, больше не появляются. Она лишь зла, зла на саму себя, на Анджело, на Мерлин. Может быть даже на весь несправедливый мир, в котором оказалась.

Последнее изменение внесено Dqo (16-07-2020 в 22ч30)


i know, you know, we know
we weren't meant for each other and it's fine

https://d.radikal.ru/d38/2005/bd/fa5ca9b25235.gif https://d.radikal.ru/d02/2005/4c/ccb4ede7c81f.gif https://b.radikal.ru/b30/2005/9d/272932065679.gif https://b.radikal.ru/b12/2005/d1/96dcee4436ad.gif https://b.radikal.ru/b19/2005/88/8892b45bd686.gif

Офлайн

#1775 16-07-2020 в 22ч22

Гвардия Абсента
MiaCorra
Осилившая Даху
MiaCorra
...
Сообщения: 2 809

Хаффлпафф
Аннабель Гвендалин Уотерфорд
Теплицы
Деметрий Домриер


Слегка удивившись такому количеству эмоций от Домриера, девушка поначалу слегка опешила, осознав, что ее  вполне невинный вопрос оказался похоже для молодого человека, как неожиданным, так и достаточно болезненным. От Аннабель не ускользнуло, как ладонь юноши быстро оказалась у его щеки и, как он слегка сожмурился, почувствовав, по-видимому не самые приятные ощущения. Похоже, что и такие на первый взгляд спокойные старосты школы, блюстители правил, способны на то, чтобы с кем-то подраться. Почему-то именно эта причина первой пронеслась в мыслях девушки. Возможно, кто-то был слишком зол и недоволен тем, что Деметрий снял баллы с факультета за проступок ученика, а может и вовсе юноша втянут в тайный любовный треугольник и разбирался со своим соперником. Ну, или его дама сердца не оценила его поступок или его отсутствие. Может, он и ей снял баллы за что-то, а может и забыл про годовщину. Второе явно звучит как-то страшнее.
- Что же… - Гвен опустила голову и залезла рукой под мантию, доставая из недр одежды свою волшебную палочку. На полу практически ничего уже не напоминало о том, что раньше эта жижа была бумагой с текстом и схематичными рисунками. Собирать все это руками совсем не хотелось, да и куда выкидывать. Вряд ли мистер Бири обрадовался бы подобному удобрению его драгоценных растений, от которых они только быстрее заболели или того хуже, увяли.
- Экскуро! - взмахнув палочкой, сказала блондинка, и пол в теплице стал таким же чистым, как и раньше. Как же подобных заклинаний не хватало на каникулах, когда она возвращалась в поместье к бабушке с дедушкой. С магией жизнь казалась куда проще, да и признаться, интереснее. Конечно, ее ближайшие родственники надеялись, что смогут передать управление бизнесом ее будущему мужу, не имеющему отношения к магическому миру. Вернее, так думала только Вильгельмина, поскольку дед и понятия не имел, где на самом деле учится его внучка. Хогвартс явно даже отдаленно не напоминал школу для благородных леди хотя бы по количеству юношей на один квадратный метр.
- Спасибо Вам все же еще раз, мистер Домриер за мантию, - посмотрев уже на молодого человека, сказала девушка, - Надеюсь, что хотя бы сегодня Ваша чрезмерная рассеянность не притянет к Вам новые маленькие неприятности. Была рада с Вами познакомиться, до свидания, - девушка отвернулась и дотронулась до ручки, опуская ту вниз, как вдруг остановилась и обернулась через плечо, взглянув вновь на Деметрия.
- Приложите что-нибудь холодное, если не хотите просить в больничном крыле мазь - девушка тыкнула своим указательным пальцем в свою левую  скулу, а затем кивнула головой блондину, намекая на его побитую часть лица, - Может быть еще не поздно, и краснота не превратится в синяки. Они будут видны и болеть  куда сильнее, чем эти красные пятнышки - с этими словами Аннабель слегка улыбнулась и, кивнув головой, вышла из теплицы на улицу, где дождь уже прошел, оставив за собой приятный запах мокрой земли и растений, и поспешила в основной корпус приводить себя в порядок.

Офлайн

Страницы : 1 ... 69 70 71 72 73 ... 77