Форум

Страницы : 1 ... 89 90 91

#2251 20-11-2020 в 20ч27

Гвардия Обсидиана
Rira
Приспешница Сильф
Rira
...
Сообщения: 1 206

Рэйвенкло, 6 курс
Харриет Ариэль Портер
Поле для квиддича. Трибуны

Веймин Хорн. Упоминаются: игроки в квиддич.

Всю игру девушка сидела рядом с семикурсником, который перевелся к ним в школу еще в прошлом году. Он весь матч внимательно следил за игроками на поле, чем и привлек к себе внимание Портер. После разговора с Софией, девушка неожиданно стала немного по-другому смотреть на людей со старших курсов. Все они могли что-нибудь рассказать про Бенджамина Уоллса, что пропал сегодня утром из Больничного крыла. Даже этот юноша, что сейчас сидел рядом с ней, мог с ним общаться, пересекаться на совмещенных парах, сидеть за одной партой, в конце концов.

- Хорошая выдалась игра, правда? Напряженная. Хаффлпафф уже несколько лет занимал лидирующие позиции, но у Гриффиндора Поттер, - обратилась Портер к сидящему рядом юноше, следя взглядом за ловцом львиного факультета, что приземлился на поле рядом со своей радующейся командой. Харриет вернула свое внимание на Хорна и слегка ему улыбнулась, решив долго не ходить вокруг да около. - Веймин, вы знакомы с Бенджамином Уоллсом, хаффлпаффцем с седьмого курса? Он пропал сегодня утром.

Девушка чувствовала, что это не последний семикурсник, которого она поймает и задаст подобный вопрос.

- Не подумайте, я вас не подозреваю. Может видели его. Он выглядел очень плохо последнее время.

Сама Харриет видела Уоллса всегда лишь мельком, никогда с ним не разговаривала, кажется, он как будто всегда был один... Или нет?


https://pp.userapi.com/c845523/v845523815/203005/5DVbGf0uDJE.jpg

Офлайн

#2252 20-11-2020 в 23ч07

Гвардия Тени
Intermezzo
Серый кардинал
Intermezzo
...
Сообщения: 1 982

Рэйвенкло
Кейли Танака. 7 курс

Поле для квиддича. Трибуны
Оскар Хоукинс
Упоминаются Рэйвен Стюарт, Уильям МакГаффин, Джеррард Фитцджеральд

— Ты меня знаешь, я готова хоть сейчас. Только юбку снять и надеть форму. Спроси об этом лучше у Рэйвен — кажется, она волнуется. Или у Уилла.

Кейли небрежно кивнула назад, в сторону МакГаффина, который, как ей показалось, подсел к ним поближе. Вслед за кивком последовал резкий энергичный поворот ее головы и испытующе-любопытный взгляд на их увлеченного книгой загонщика. Да уж, упитанную свинюшку им подложила София, неожиданно объявив о своем переводе в Шармбаттон за неделю до матча со Слизерином. Уилл производил впечатление человека, которому нужно время, чтобы привыкнуть к новому члену команды и сыграться с ним. Особенно если этим человеком будет новый загонщик. Да что уж Уилл — всей команде Рэйвенкло будет нелегко.

Тем временем на поле Гриффиндор уверенно и увлеченно мазал по кольцам Хаффлпаффа, и Кейли с наигранной истомой вздохнула и подняла нарочито мечтательный взгляд к капитану команды Гриффиндора.

— Джеррард Фитцджеральд... Ну кто не мечтал о нем хотя бы раз, да?

Она перевела озорливый взгляд смеющихся глаз обратно на Оскара, с лукавой улыбкой ожидая его ответа.


https://c.radikal.ru/c11/1901/ee/667f62dea4e5.gif

Офлайн

#2253 21-11-2020 в 00ч24

Гвардия Абсента
Mugen
Сподручная Единорогов
Mugen
...
Сообщения: 315

Гриффиндор, 7 курс
Евгений Кавецкий
Поле для квиддича. Трибуны
Урсула Кассандра Лестрейндж, + мельком игроки и некоторые другие студенты

— А для чего же тогда Вы пьете? — поспешил полюбопытствовать Кавецкий, кажется, действительно заинтересовавшись этим вопросом. Сам Евгений выпивал, разумеется, чтобы предаться хмелю и, возможно, потерять чуточку рассудка, чтобы голова была блаженно пустой, поступки наивно-глупыми, взгляд шальным, а тело расслабленно-вялым, но готовым на всякого рода глупости.
Редко когда князь позволял себе напиваться до беспамятства, но следовало признать, что бывало и такое. Культуру вина он начал постигать слишком рано, чтобы ни разу не потерять себя хотя бы на одной дружеской попойке. Потом, возможно, он стал держать себя в некоторых рамках по некоторым причинам: во-первых, круг его общения уже не совсем располагал к тому, чтобы праздно расписать спиртное литрами, тяжко быть другом зануды; во-вторых, все-таки превращаться из более или менее приличного молодого человека в свинью ему казалось совсем не забавным с тех пор, как он и сам стал все чаще наблюдать тех, кто этот принцип не поддерживал.
В жизни его папеньки знакомых, падких на алкоголь, было предостаточно. Когда они на страх и риск свой бывали в России, в Крыму, где служил когда-то его дед, то там всегда на чьей-нибудь даче кто-то да пил. Сейчас уже, разумеется, не так фривольно, учитывая, что круг общения его родителя не состоял из волшебников. Зачем баловались водкой они, Евгений доподлинно не знал. Но, скорее всего, это уже вошло в привычку. И вполне возможно, что вследствие погони за той самой «эйфорией», которую Урсула так легко отринула.
Кавецкий уже толком не следил за матчем. Он обращал свое внимание на поле лишь тогда, когда трибуны особенно громко завывали. Случалось это в нескольких случаях: команды забивали друг другу или по кому-то попадал или грозил попасть тяжелый бладжер.
Евгений на секунду почувствовал долю неправильности своего поведения: ведь обещался же потом рассказать Константину подробности игры, а сам пропускал даже больше половины действий. Но, с другой стороны, главным ведь был счет. А все прочие подробности Фаунтлерой мог бы узнать и из газеты. К слову о нем:
— Вы к Константину предвзяты. Он умеет веселиться. Но для развлечений выбирает занятия более... вдумчивые. Не чета пляскам в «Кабаньей голове» после кружки огневиски, — на лице гриффиндорца появилась широкая и вместе с тем несколько лукавая улыбка. Вытащить соседа на подобного рода мероприятия было тяжело. А если и удавалось, Константин никогда не был активным их участником. За редкими, очень и очень редкими исключениями. Евгению казалось, что у Фаунтлероя был в этом потенциал — жить чуть более праздно — но что-то тому мешало. Как бы то ни было, между ними в их приятельстве было одно неглавное правило: ни один не лезет другому в душу.
— Удивительная прозорливость, мисс Лестрейндж. И впрямь замена, — заметил Кавецкий, вновь обращая внимание свое на поле. Сам он был не так увлечен квиддичем, чтобы осознавать все финты и тактики игроков. Если говорить о спорте, то Евгению куда больше нравилась, например, охота. Хотя, разумеется, назвать это именно спортивным состязанием было несколько сложно. Да и волшебники данное занятие не приветствовали. Для этого, как минимум, требовалось ружье, которое в мире магов в руках держали, вероятно, единицы.
— Новые игроки заметно стараются,«хотя и не совсем им удается», добавил он про себя, снова поднимая глаза к небу, где лавировали на метлах команды под искрометные шутки комментатора, которые Евгения совсем не веселили.

Когтевран, 7 курс
Веймин Хорн
Поле для квиддича. Трибуны ---> Неподалеку от них
Харриет Ариэль Портер, упоминаются игроки на поле и Бенджамин Уоллс

Квиддич для Веймина был чем-то новым. Основательно познакомиться с этой знаменитой игрой юноша сумел только тогда, когда с семьей перебрался в Англию. Отец когтевранца хоть и был европейцем, но прежде Вейшенг учился в закрытой школе, и редкие встречи с родителями совсем не хотелось тратить на разговоры о спорте, когда других — более важных — тем находилось с избытком.
Теперь ситуация изменилась, и квиддич стал для полукровки более доступным. За эти месяцы, правда, Веймин так и не понял, нравится ему этот вид спорта или же нет. В любом случае, волшебник относился к посещению матча как к поводу приобщиться к местной культуре. Тем более что для жизни студентов Хогвартса игра была важной составляющей. Наверняка всю следующую неделю и неделю после матча между Когтевраном и Слизерином все еще будут обсуждать, что происходило на квиддичном поле.
У самого колдуна принять сторону какой-либо из команд не вышло. Следовало признать, что знакомых с Хаффлпаффа он имел чуть больше, нежели с Гриффиндора, а потому из солидарности с первыми на вопрос «за кого болеешь?» отвечал, что за «Барсуков», но глубоко в душе семикурсник признавал, что обе команды играли достойно и потому определиться, за кого же переживать больше, он вряд ли бы сумел.
Его соседи, кажется, тоже были на трибунах, но Вейшенг в их компанию на этот раз не входил: он был единственным юношей в их комнате, что не был причастен к квиддичу в качестве игрока. Ребятам было, что обсуждать между собой, а Веймин предпочитал избегать разговоров, в которых мало чего понимал. Ему куда больше хотелось просто наслаждаться зрелищем, не задумываясь обо всех тонкостях игры.
Потому компания мисс Портер пришлась как нельзя кстати. Они перекинулись несколькими фразами за игру, но, в целом, не мешали друг другу, и Хорн находил это очень удобным. Его матч как-то уж слишком сильно поглотил своей насыщенностью и зрелищностью. Отчасти, потому что он был для юноши чем-то новым, отчасти, потому что Веймин сам не отличался излишней суетливостью и страстностью. А уж на поле всего этого было хоть ложкой ешь!
— Правда, — легко согласился семикурсник, а после сразу же спросил:
— А господин Поттер, верно, давно играет, да? Я много слышал о том, что он хороший ловец, но не то, чтобы мне были известны подробности, — когтевранец мягко улыбнулся девушке в ответ на ее улыбку, поднимаясь следом. К своему стыду, Вейшенг вообще невероятно мало знал об игроках. Даже не всех мог узнавать в лицо. В сравнение с Хуаньюэ Хогварст был слишком большим, чтобы Хорн смог ориентироваться в нем и в его студентах, так же свободно, как рыба в воде. После пятидесяти с небольшим учеников, которые окружали его в прошлом, масса студентов в английской школе чародейства и волшебства напоминала ему базар.
— Бенджамин Уоллс? Нет... Нет, не знаком. По крайней мере, не близко, — заочно, наверное, все слышали об этом юноше с Хаффлпаффа. Копаясь в собственно памяти, когтевранец вдруг понял, что вообще мало что мог сказать об Уоллсе. Они посещали некоторые совместные занятия, но этого было слишком мало, чтобы завести тесное знакомство. Молодые люди никогда не проявляли друг к другу интереса. Веймин только знал лишь хаффлпаффца в лицо. Как и большинство своих сокурсников, разумеется.
Тем не менее, новость о том, что студент куда-то пропал, заставила Вейшенга чуть нахмуриться, точно про себя он что-то обдумывал, пока они с Харриет медленно спускались с трибун по лестнице после окончания матча:
— Его ведь уже ищут? — закономерный вопрос. Почему-то семикурсник подумал, что если Харриет знала о пропаже Бенджамина, то могла знать и что-то о поисках. Хорн не выглядел напряженно, но в душе у него все равно что-то неприятно завозилось: сам то он вообще ни о чем не знал. В голове его промелькнула мысль, что, может быть, где-то о пропаже хаффлпаффца и сообщалось, но он или был рассеян, или невнимателен и все прослушал. С другой стороны, если бы дело имело огласку, то вряд ли бы они могли так спокойно смотреть матч, пока Уоллс бродит неизвестно где. Ведь Веймин тоже слышал, что Бенджамин не просто так несколько дней лежал в лазарете.
— Как-то это чудно́, — пробормотал он чуть тише, почти шепотом, а затем вслух произнес, — Нет, не припомню, чтобы видел кого-то похожего на господина Уоллса ни вчера, ни сегодня. Хотя, если совсем честно, то я особенно никуда и не ходил. Но я сомневаюсь, что он мог далеко уйти: территория школы кажется большой, но на самом деле тут почти некуда ходить. Только если дело не касается леса, — однако Веймин очень сомневался, что только-только встав с кушетки парень, который «выглядел очень плохо», мог бы уйти вглубь запретного леса, да еще и средь белого дня.
— А вы знаете... — вдруг начал Хорн, когда они вместе с когтевранкой спустились с трибун и уже несколько отдалились от них за этим нехитрым диалогом, — Знаете, я думаю, что мы могли бы пройтись немного и, если уж не поискать его сами, то, по крайней мере, поспрашивать других семикурсников. Может быть, мы нашли бы кого-то, кто был знаком с ним ближе и может знать, куда господин Уоллс мог направиться.

Последнее изменение внесено Mugen (21-11-2020 в 00ч24)


https://b.radikal.ru/b13/1809/1c/43245073c2f8.jpg https://b.radikal.ru/b38/1809/43/e4fe013b85f7.jpg https://c.radikal.ru/c43/1809/a2/0a3947e1a648.jpg

Офлайн

#2254 21-11-2020 в 04ч24

Гвардия Обсидиана
Qetsäl
Серый кардинал
Qetsäl
...
Сообщения: 1 427

предыдущий пост: от Кентина, от Гретты
Суббота, прошлый день (30 октября)
Кентин Клиамин Бруак Пикт | Гриффиндор, VII курс
Коридоры → за пределами Хогвартса
» Гретта Фостер → один (→ условно Женевьева Пикт) | упоминается Герман Картер-Ландау

           — Позвольте заметить, есть ещё добропорядочные качества: например милосердие! Мистер Пикт, в наше время невозможно быть немилосердным к окружающим. Каждому, определённо, нужна помощь с чем-то в этом мире. Будете ли Вы чистым и добрым христианином, если не будете милосердствовать? — на таких чистых и философских словах застыла не только мисс Фостер, но и юный мистер Пикт.

           Христианин? Кентин совсем не ведал, кто это. Лишь благодаря сестре, совсем немного зная греческий, мог юноша предположить, что характеристика эта связанна с помазанием, от чего интереса стало ещё больше. Даже дальнейшие слова милейшей особы ненароком Кентин прослушал, продолжал держаться пальцами за свой подбородок, глаза обращая к потолку — рассуждал.

           — Мисс Фостер, можете мне потом рассказать, что значит христианин? Мне, как волшебнику, магловские слова — чужды, и без чужой помощи я совсем не справлюсь, — сдался Кентин после нескольких секунд раздумий, которые быстро стали, к стыду, не самыми серьёзными из-за всех ассоциаций со словом помазание.

           — Ай! Так это Герман! Мне стоило догадаться, — с улыбкой изумился юноша и со взором девушку таким радостным глядя, словно он сам только что разгадал самую сложную загадку в Великобритании. — Боюсь, мне всё же придётся дать Вам знать, и пусть же не обрушиться на меня потом кара Мерлина и всех рыцарей круглого стола за этого сорванца, — воспринять его внимание всерьёз, возможно, не будет недостойно. Конечно, не все эмоции детей нужно расценивать бесспорно, ведь всё же они бывают чуть инфантильнее нас, юнцов. Но как те, что лишь чуть старше их, мы можем проникнуться чувством первой привязанности и чуть-чуть пойти им на встречу и помочь разобраться с первыми ростками серьёзных чувств... Простите, это говорит мой детский «я», над которым раньше посмеялись и поглумились за подобную привязанность, так что не воспринимайте мой совет буквально, только как ничего незначащее мнение... И не то чтобы я считаю Вас той, кто готова поступить с юным созданием так жестоко, мисс Фостер, — совсем наоборот... — опять сконфузился мистер Пикт и прикусил себе язык.

           — Вы знаете, чего хотите, мистер Пикт!? Я вдруг осознала; не хочу замуж, хочу путешествовать. Стать мореплавателем! Да... Вы натолкнули меня на мысль, — неожиданно бойкий взгляд мисс Фостер заставил Кентина вновь улыбнуться; смотря на девушку с полным пониманием, юноша ей утвердительно кивнул.

           — Честно? Ещё не до конца. Возможно, хочу пойти по стопам своих отцов и стать судьёй — идти со знаменем порядка и охапкой идеалистических мыслей, хе-хе. Однако, признаюсь по секрету, море, и всё связанное с ним, привлекают меня не меньше. — Поделился с Греттой Кентин тем, что не мог бы озвучить при родной сестре или отце, за страхом быть не воспринятым всерьёз. — Не утаю и скажу, что Ваш выбор может быть и не совсем типичен для девушки, однако я рад за Вас и хочу поддержать. Возможно, я мог бы дать Вам пару книг на тему связанных с морем. И, если Вы найдёте что-нибудь сами, был бы не против потом почитать сам. К примеру, в судах и мореплавании я разбираюсь нетактично мало, особенно с магловской точки зрения, а вот про флору и фауну могу рассказать достаточно много. Возможно, могу чем-то чуть-чуть поделиться и про погодные капризы в водной степи... Меня только надо научиться останавливать говорить, — усмехнулся юноша.

           Выдохнув и вдохнув свободно, Кентин был рад, что не прогадал с подарком.

           — Благодарю Вас, мистер Пикт. Это лучший подарок в моей жизни. Даже не задумывайтесь о том, что он может мне не понравиться; я бы, хотела пожелать Вам прекрасных выходных и Вашего  общего дня рождения с сестрой. Я бы осмелилась Вам подарить что-то от себя, но, боюсь, я не такой прекрасный дипломат и наблюдатель как Вы, потому спрошу напрямую: чтобы Вы и Ваша сестра, мисс Пикт, хотели бы получить в качестве подарков? Надеюсь, мой вопрос Вас не обидит совсем.

           — Н-... Н-нам? — растерялся Кентин. Первейшая мысль, что возникла после слов мисс Фостер, была не из самых радужных: Женевьева никогда бы не приняла подарок от такой, как мисс Фостер, от грязнокровки. — Я буду рад получить от Вас носовой платок с Вашей вышивкой, мисс Фостер, — чуть порозовев в лице, сказал Кентин нетвёрдо, не крася свой вид дрожащей ухмылкой и прищуром. — А моей сестре ничего не надо, честно. Она у нас... духовная особа. Ей хватит поздравлений от Вас, которые я обязательно передам! — и Кентин, будучи лгуном несовершенным, медленно покачал головой в разные стороны.

           — Наверно, мне стоит идти. — Сглотнув, Кентин надел свою шляпу обратно, чемоданчик с пола поднял. — Прошу прощения, что задержал, мисс Фостер. Но мне было очень приятно с Вами встретиться. Поболейте за меня за нашу гриффиндорскую команду, пожалуйста, — говорил Кентин, уже проходя мимо девушки. Но отойдя на некоторое расстояние, остановился и обернулся к ней. — Болейте за них в четыре раза сильнее, ведь... Хе... — юноша отвернулся, как из-за стыда, — я поспорил кое с кем на нашу победу... Ладно! До свидания, мисс Фостер. Хорошего Вам дня! — И уже с более широким, неуклюжим шагом, приподнимая на прощание шляпу, Кентин направился к лестницам, ведущим вниз. А дальше — к главным дверям и прочь из замка в милый, сырой, одинокий и родной дом.

предыдущий пост: от Вербальда, от Изабель и Томаса
Суббота, прошлый день (30 октября)
Вербальд Дэвид Хенсли | Слизерин, VII курс
Скачки «Хосс-Игл»
» Колм Мур, Изабель Хьюс, Томас Хьюс, Эдит Хьюс, Роберт Хьюс, Бедивер Хенсли, Мерауда Рэвин, Иэгэн Мур | упоминается Максвелл Роу

           — Вот только, к сожалению, не все они охотно согласятся пересечь океан, чтобы навестить нас. Они, скажем так, вместо путешествий отдают предпочтение оставаться на континенте.

           На слова Томаса Колм ехидно буркнул себе под нос: «Плохие друзья». Благо, расслышал это только Вербальд. И всё же, не мог он не согласится со столь коротким замечанием, хоть и осознавал, что судить это так крайне некорректно, особенно не зная всех подробностей.

           — Тем не менее, если учитывать не только наших друзей из Ильверморни, к нашей семье на приёмы непременно будут заезжать деловые партнеры и некоторые из влиятельных волшебников Америки. Не сомневаюсь, что и Вам однажды выпадет возможность познакомиться с ними.

           Теперь и Вербальда слова Хьюса-младшего немного рассмешили: через своё стёклышко видения, расценил юноша это как подаяние. С еле видимой усмешкой, чуть борт шляпы ко лбу притянув, Вербльд сказал: «Сочту за милость».

           Тайные, неловкие переговоры между братом и сестрой тактично Вербальд игнорировал, а Колм попросту не слышал. Да и в целом, Мур-младшей наконец проявил интерес к скачкам и сфокусировался на них, чем на разговоре, в котором и так не принимал дельного участия.

           — Вы наверняка уже или знакомы с ним или наслышаны о Максвелле Роу, верно?

           — Мне кажется, что слышал, но точно не припомню. Меня не особо интересуют слухи, мистер Хьюс, так что надеюсь на Вашу помощь: как друг, расскажите мне о Вашем мистере Роу. Конечно, если хотите.

           — Это тот, о ком мы с Малфоем и остальными говорили в Хогсмиде, — опять послышалось бурчание Колма, доносимое только до ушей Вербальда. Однако подсказа друга юноше не помогла. Даже в каком факультете был Максвелл, если такое и озвучивалось, не мог Вербальд припомнить. Он действительно был довольно глух до слухов, особенно о слухах не очень волнующих его личностей, да не будет мистер Роу в обиде за это.

           После этого, Томас оставил их небольшую компанию, решив сопроводить своего отца к столу с напитками, оставив вопрос о победителе открытым.

           — Осмелюсь предположить, что это будет лошадь буланой масти, — пролепетала мисс Хьюс.

           — Вы выбрали хорошего кандидата на приз, мисс Хьюс. — Высказался Вербальд. Он и сам был бы не прочь отдать свой голос за этого скакуна в этом детском споре, несмотря на хромые знания в сфере лошадей и самих скачек. Но, чтобы поддержать небольшую забаву, решил он выбрать кого-то другого. — Тогда... персиковая. — Определился Вербальд. Правда, спроси его, почему — никогда бы не ответил; никогда бы юноша не признался, что выбрал лошадь претендентом в победители исключительно из-за приятного ему окраса.

           За небольшим моментом молчания, за который Вербальд смог абстрагироваться от всех шумов зрителей, слухом сфокусировавшись лишь на летучем ветре, а до боли меланхоличным взглядом цепко наблюдать за мчащимися лошадьми, шелковистый голос Изабель немного застал его врасплох; минутка тишины в компании юной особы и на редкость молчаливого друга подсознательно показалась юноше такой спокойной и бережной (в ассоциации даже почему-то приходило горячее молоко на ночь, из далёкого детства), особенно в сравнении с компанией своей семьи, что он как будто впал в полудрёму.

           — Мистер Хенсли, вчера мне посчастливилось познакомиться с Вашими друзьями. С мистером и мисс Пикт.

           — Я рад за Вас.

           — Должна признаться, что была удивлена узнав, что они близнецы. Такие разные, но при этом так тесно связаны друг с другом... Изумительно.

           — Характером они действительно разительно отличаются. На них только и стоит писать разные статьи и диссертации в вопросе о последствиях... разных вещей... — Разум всё ещё был покрыт дымкой, и из-за этого у Вербальда непростительно сильно развязался язык. Сняв шляпу, в надежде остудить голову, да облокотившись о плечо друга, пальцами он слегка надавил на висок. — Я лишь скажу, что, пожалуйста, не будьте слишком строги к мисс Пикт, хотя и не стоит отмалчиваться, когда она будет делать что-то не то. Компания мистера Пикта, к слову, может оказаться Вам по душе.

           — Мистер Хенсли, мистер Мур, позвольте спросить. Вы планируете посмотреть всю программу скачек? И также в воскресенье?

           — Прискорбно, но нет, мисс Хьюс. Думаю, после следующего забега нам придётся удалиться, а на завтра у нас другие планы, — ответил Вербальд ровно, мимолётно обратив на девушку взгляд. — Осмелюсь предположить, что Вы планируете посетить «Хосс-Игл» и завтра? Не собираетесь посмотреть на квиддич между Гриффиндором и Хаффлпафом?

Последнее изменение внесено Qetsäl (21-11-2020 в 10ч45)


https://i.ibb.co/Ryc06RJ/4ntpdn3y4n37bxsosmem7wcy4nhpdngttoopbxty4gypbpqosmem7wf54g8pdbsozdemomby4n67bxty4n6pbxsos5emmwce4ggnbwf54nhnbwf94gypbpqosueadwcn4napbcsozdeafwccrdem3wfa4gynbwft4n47bp3y4n7pbxstodem7wf54g.png

https://i.ibb.co/sFTJ0W5/1234678.png

Офлайн

#2255 21-11-2020 в 13ч02

Гвардия Тени
Esperança
Приспешница Сильф
Esperança
...
Сообщения: 1 035

Рэйвенкло.
Оскар Хоукинс, 6 курс.
Территория квиддичного поля. Трибуны.

»» Кейли Танака.
Упоминаются: Рэйвен Салли Стюарт, Уильям Теодор МакГаффин, София Анж Коннорс, Джеррард Фитцджеральд, Чад Джастин Катберт Гамп, староста Рэйвенкло (5 курс) + нпс и другие студенты (на фоне милашка Бертрамка).


На ответ девичий Хоукинс понимающе кивнул, переведя взгляд куда-то вдаль за горизонт:
- Рэйвен в квиддиче лишь с начала этого года, новенькой быть не просто в чем бы то ни было. – Выражение лица говорящего стало серьезнее. – Кажется, все знают намного больше тебя, делают в десятки раз лучше, выглядят увереннее и решительнее, чем ты. Все эти ошибки и трудности, с которыми тебе, возможно, только предстоит столкнуться – они уже проходили. – Шестикурсник вновь возвращает внимание на лицо собеседницы. – Должно быть, это давит, заставляя чувствовать себя одиноко в центре всей этой толпы, пока медленно земля беспощадно поглощает тебя. – От собственной ассоциации, показавшейся ему необычайно нелепой и странной, только после того, как была озвучена вслух, студент усмехается. – К тому же, это «проклятие ловцов» закрепившее свои корни в нашем факультете, доподлинно не известно когда и кем впервые озвученное вслух. Не самая лучшая позиция для начинающей чего-то новое впервые, не правда ли?
Сделав паузу, как если бы давая времени напарнице на переосмысление сказанных им фраз, капитан устремил взор на поле, где вовсю боролись меж собой две команды. Победа любой ценой. Думают ли они так же? Сколь сильно поражение скажется по одной из них, заставит ли пересмотреть приоритеты, изменить что-либо?
Как бы сильно Оскар не старался, он вновь и вновь возвращался мысленно к их предстоящему матчу. Они уже проигрывали в прошлом году под его командованием и в позапрошлом тоже. Волшебник до сих пор помнит грусть в глазах Кроуфорда, которую тот пытался сокрыть от других. В его последний учебный год, последний раз с ними. Чувствовал ли он себя тогда виноватым? А Оскар…
- В любом случае, стараюсь как могу подбодрить малышку Рэйвен, где подсказать, помочь, указать на слабости. И многие наши ребята тоже. Мы отличная команда, в этом я ничуть не сомневаюсь! – Уверенным звонким голосом провозгласил юноша, смотря в лицо Кейли. – Да и нет никакого проклятия! Наверняка его выдумали факультеты-соперники, чтобы сломить наш командный дух. Заставить сомневаться, теряться и раз за разом ошибаться. – Улыбка его становится шире, а блеск в очах зазорнее. – Но мы не поддадимся этим роскозням, выйдем гордо и докажем обратное. Ты ведь со мной, мой дорогой напарник? – Оскар чувствовал себе бодрее и свежее, нежели когда пришел. Он готов был сиять уверенностью и заряжать им всю свою команду. Уилл, который оказался ближе, чем некоторое время назад, наверняка их слышал. Не время хандрить, игроки приходят и уходят, они найдут загонщика среди своих и он будет ничуть не хуже Софии. С Уиллом они еще сработаются. МакГаффину не впервой менять напарника. Он справится. Немного больше тренировок и ребята будут на высоте.
Поглощенный думами, не сразу обратил внимание, как его собеседница… внезапно сменила тему? Моргнув растерянно, шестикурсник взглянул по-детски наивно в лицо Танаки, как если бы убеждаясь в наличии шутки. Секунда и улыбка вновь трогает его уста.
- Серьезно? Надеюсь, ты говоришь о себе, об ошибках своей бурной, неопытной молодости, ибо я ни разу ни о каких Фитцджеральдах не мечтал. – Чародей рассмеялся в такт словам своим, не сдержав звонкий смех, рвущийся наружу. – Если что, я ничуть не хотел задеть твои «светлые» чувства. – Решил исправиться шатен, отсмеявшись. Казалось, он хотел добавить что-то еще, но в этот момент вернулся Чад, демонстративным видом не взглянув ни на кого из них, занял прежнюю позицию у края, встав полу боком к зрителям. Оскар нахмурил брови, в то время как Тео поднял книгу повыше, пряча за ним свое лицо.
- Ну что, Чад, успел осуществить свои грязные делишки, оставаясь незамеченным? – Бодрый голос младшего старосты раздался с рядов чуть повыше. Пронзительный взгляд одарил холодно младшекурсника, подняв на него безошибочно свои зоркие очи.

Последнее изменение внесено Esperança (22-11-2020 в 11ч46)


I had a dream, to anyone who might care,
not what you'd think and it feels like yesterday was a year ago

https://c.radikal.ru/c19/2006/35/0f0c2b2733f1.gifhttps://b.radikal.ru/b01/2010/48/3e44ff416c5e.gifhttps://c.radikal.ru/c05/2008/65/36626ac0492a.gifhttps://c.radikal.ru/c08/2006/76/6808523c58ab.gifhttps://b.radikal.ru/b36/2006/52/320765902e0e.gif

Офлайн

#2256 21-11-2020 в 15ч05

Гвардия Тени
Dqo
Серый кардинал
Dqo
...
Сообщения: 681

Слизерин, 7 курс.
Велари Кристел Блэк.
Суббота. Большой зал, -> Коридоры, гостиная Слизерина, скачки Хосс-Игл, прогулочный дворик.

Владислав Кронгельм, Валентин де Войе.

Мисс Блэк не спешила нападать на мистера Кронгельма объяснениями и допросами, а просто и честно ждала его ответа. Если бы мистер Кронгельм вдруг резко отказался от её предложенной задумки для его дня рождения — Мисс Блэк бы поняла его. С другою стороны, в то время, как большинство учеников на скачках у Гриндеров, а некоторые и вовсе по домам разъехались — провести столь важный день в одиночестве было бы не столь приятно, сколько в компании. Впрочем, вспоминая мистера Кронгельма, Блэк не могла вспомнить хотя бы пару моментов, когда он находился с кем-то в большой компании. Только его друг мистер де Войе и приходил на ум: Валентин, в отличии от друга любил внимание к себе, что было очевидным фактом для Велари. Она часто обменивалась с ним любезностями, приветствиями и общались они на разные темы. Валентин, очевидно, был гораздо дружелюбнее и общительнее своего закрытого соседа. Велари его помнила таким ещё с детства.

Наконец, размышления слизеринца остановились на согласии и Велари, вместе с ним поспешно встала, уже не касаясь даже пальцами своей тарелки и чашки. Аккуратно пригладив платье руками, которые от чего-то сами потянулись к тёмной ткани, мисс Блэк тут же скромно добавила: — Летучего пороха у меня достаточно, мистер Кронгельм, но если Вас смущает факт, что Вам, чтобы покинуть скачки придётся всегда находиться в моей компании, Вы можете попросить свой. — последний раз оглянувшись на свой стол, мисс Блэк неспешно направилась к выходу из большого зала вслед за мистером Кронгельмом, не стараясь особенно торопиться. Для Велари этот разговор о палочках показался закрытым после её слов, однако мистер Кронгельм, пред открытыми дверями большого зала вдруг продолжил тему. На это мисс Блэк не стала бы отвечать, если бы к своему ответу "Желаю", он не добавил вопрос, заставивший голову девушки с высоко приподнятым подбородком повернуться в его сторону. Глаза её посмотрели на мистера Кронгельма несколько удивлённо, но мисс сдержанно улыбнулась: — Хорошее замечание, мистер Кронгельм. — отметила Велари, но тут же добавила: — Не думаю, что подобное предложение может Вас оскорбить. Вы не похожи на человека, кто оскорбляется странными предложениями. — вспоминая случай с Гремучей Ивой, предположила волшебница. Она хотела бы добавить, что извиняется за своё поведение, если оно действительно его оскорбило, но не стала — в глубине души, она почему-то знала, что мистер Кронгельм не способен обижаться на неё за такие мелочи, а оскорбиться.. Нет. Он не человек подобного склада ума.

Оба волшебника из короткого разговора сошлись на том, что им стоит воспользваться летучим порохом Мисс Блэк, мешочек которого она повязала на своё платье, чтобы не потерять. Мисс Блэк и мистер Кронгельм вскоре оказались в гостиной слизерина, где каждый взял по щипотке пороха и произнёс переместился на скачки. Мисс Блэк была первой, оказавшись на прогулочной дорожке, на которой после встретила и мистера Кронгельма, видно, отряхающего от порошка руки. Она неспешно к нему приблизилась, мысленно даже удивившись, что он проследовал за ней следом, а не в последний момент решил остаться: её удивление, к слову, совсем недолго продлилось, оставалось вспомнить только вчерашний день.

— Что впервые хотите посетить, мистер Кронгельм? Отсюда открывается вид на чудесный лес, но если вдруг, мы можем проследовать.. — она указала рукой в сторону трибун, — К трибунам. Держу пари, сейчас там проходит конное шоу, или, может быть, взлёт на чистокровных гранианских крылатых конях. Моя семья несколько раз была на скачках у семьи Гриндеров, поэтому о некоторых частях программы я знаю. — пояснила девушка неспешно, подобно настоящей леди обхватив под руку мистера Кронгельма, ведь они прибыли сюда парой, — После скачек обычно начинается охота и крикет. Вы играете, мистер Кронгельм?

Слизерин, 6 курс.
Маркус Бенджамин Булстроуд.
Поле для квиддича (трибуны).

Дарина Гриндер. Упоминается: Натаниэль Малфой, команда Райвенкло, Чарли Эндрюс. 

Дарина по всей видимости тоже не испытывала особой радости наблюдая за игрой, от чего Маркус, вечно забатлывающий её разными темами и сам превратился в некую копию Дарины, скучающе-попивающей содержимое бутылки. Подобно ей он даже сгорбился, но быстро пришёл в обычное положение, выпрямившись насколько это возможно, расправив плечи: шея его от подобного даже "заныла", заставляя вернуться к привычному положению. Маркус часто позволял себе разваливаться на диване, или за столом, но спина его всегда оставалась прямой и этой "сгорбленности" он долго не выдерживал.

— Да-а, Малфой бы показал им настоящую игру. — задумчиво протянул Булстроуд, после усмехнувшись как-то зловеще: — Ну и ты сама её увидишь, когда мы будем играть против Райвенкло! Что нам, слизеринцам, стоит сбросить с метлы худшую команду по квиддичу Хогвартса? Чаще всего проигрывают именно они, что там за сильные игроки? Грязнокровка Стюарт, что в метле трясётся, как4 будто только что родилась? Её легко сбросить.. Гарсиа? Девчонка. На её фоне даже Эндрюс будет мужественнее выглядить. МакГаффин настолько невнимательный и будто вечно сонный, что, я уверен, бладжер забьёт в свои же ворота. — представив это, Булстроуд рассмеялся громко: —.. Что в сухом остатке? — он вытянул ладонь перед подругой, загнув несколько пальцев, — Хоукинс? Малфой выбьет его из метлы, держу пари. — сделав паузу, Маркус всё же загнул все пальцы на руке, — В итоге.. Лёгкая победа. Ничего интересного.

Булстроуд посмотрел на подругу, которая прикрыла глаза на пару секунд. Сразу дотронувшись её плеча, чтобы проверить, не уснула ли она, Маркус слегка одёрнул Дарину, затребовав, чтобы та открыла глаза, — Ты уснула от такого веселья? — усмехнувшись фразе, которую произнесла Гриндер, добавил тут же Маркус и слегка потянулся. Для него тут было совсем не весело, а скорее.. Утомительно.

— Анджело повезло, если бы он попал в Джеррарда, например, или в Принца, то никого бы не выбил. А так.. Дуонс довольно посредственный игрок, просто везение! Она ведь даже не упала с метлы.

Последнее изменение внесено Dqo (21-11-2020 в 15ч33)


Офлайн

#2257 21-11-2020 в 19ч28

Гвардия Обсидиана
Rira
Приспешница Сильф
Rira
...
Сообщения: 1 206

Рэйвенкло, 6 курс
Харриет Ариэль Портер
Трибуны --- Замок

Веймин Хорн.

- Его ведь уже ищут?

Харриет задумчиво нахмурилась, глядя себе под ноги. Если ей рассказала София, а узнала от кого-то другого, значит ряд учеников все-таки знают о случившемся, и, скорее всего, тоже выдвинулись на поиски пропавшего семикурсника. А преподаватели?

- Честно сказать, не знаю. Вы второй человек, с которым я разговариваю о мистере Уоллсе, - Портер покачала головой, от чего тонкая коса, в которую были собраны ее волосы, сползла с девичьего плеча. Если задуматься, то пока шестикурсница спешила на игру, то краем уха слышала пару разговоров, в которых фигурировала имя Бенджамина. Черт, нужно было остановиться и присмотреться к людям вокруг...

- Я не против, - тут же ответила Харриет, когда Веймин предложил ей поискать мистера Уоллса вместе. Во-первых, приятная компания, как ни крути. Во-вторых, две головы всегда лучше, чем одна. - Не предлагаю вам сразу идти в лес, нужно оставить его на самое, так сказать, вкусное, можно даже на темное время суток, да.

Девушка кивнула со знанием дела, как будто ходит в Запретный лес каждый вечер.

- Но сначала лучше оглядеть ближайшие территории к замку и первый этаж замка с подвалами. Лазарет находится на втором этаже. Я думаю, что в состоянии мистера Уоллса ему бы было проще спускаться вниз, чем бежать наверх по движущимся лестницам, - конечно, она могла ошибаться, но с чего-то нужно было начать. - Идемте к замку. Начнем оттуда. Может быть, найдем там единомышленников.


https://pp.userapi.com/c845523/v845523815/203005/5DVbGf0uDJE.jpg

Офлайн

#2258 22-11-2020 в 00ч55

Гвардия Тени
Intermezzo
Серый кардинал
Intermezzo
...
Сообщения: 1 982

https://a.radikal.ru/a12/2010/b3/9eab2bfacf88.gif

К В И Д Д И Ч

Бертрам весь перерыв искал Магнуса, Инграма, Сибилл или Жонкилию, но никого из них не было на трибунах Хаффлпаффа. Младшекурсники, что искренне обожали Жонкилию со всей широтой детской души, наперебой говорили Кэмпбеллу, что та с подругой ушла еще во время первой четверти и до сих пор не вернулась. Поднявшись в комментаторскую будку ни с чем, Бертрам размашисто уселся на кресло и со свистком мадам Глини бодро начал:

— Для тех, кто пришел на трибуны только сейчас, краткий пересказ. Счет равный 10:10, Хаффлпафф отлично показывает себя в обновленном составе, а Гриффиндор не устает удивлять нас заменами игроков и безрезультатными Вулонгонскими плясками. Никогда не думал, что среди гриффиндорцев столько танцоров! — Бертрам с неприкрытым удовольствием усмехнулся себе под нос и пробежался взглядом по своим заметкам, что делал во время матча, — После первой четверти была замена Вивьен Дуонс на Александра О'Коннела, а во время второй четверти загонщик Гриффиндора Вероника Вальверде уступила биту Максвеллу Роу. Дурмстранг и Ильверморни теперь играют в составе Гриффиндора, но пока ничего кроме Трансильванского блока О'Коннела Гриффиндор не смог противопоставить Хаффлпаффу. Начало третьей четверти, квоффл в воздухе, и О'Коннел не дает Хаффлпаффу даже посмотреть на него! Квоффл у О'Коннела, он обходит Грейвза, пасует Фитцджеральду.

Бертрам приподнялся с места, в глупой счастливой улыбке наблюдая происходящее на поле.

— Это был отличный пас, но Фитцджеральд упустил его, закрываясь от Трэверс и тем самым открывшись для перехвата Лесли! Квоффл у Джилроя Лесли, он петляет от погони Принца и О'Коннела. А новый загонщик Роу сразу проявляет себя в деле, его бладжер летит в сторону Хён Со... И пролетает дальше! В ловцов не так-то просто попасть, не зря это самые шустрые игроки команды. Бладжеры Пеллегрини будут поточнее — одним из них он только что отцепил от Лесли хвост в лице Принца. Не попал, как вы видите, но заставил уворачиваться и потерять темп. Лесли пасует квоффл Грейвзу, и вместе с квоффлом Грейвз получает бладжер прямиком от биты Роу! Нейтан снова демонстрирует нам отработанный на "Превосходно" захват ленивца.

Быстрым движением Бертрам протер глаза и присмотрелся получше.

Поттер заметил снитч! Он гоняется за ним через все поле, лавируя между охотниками обеих команд, Пеллегрини летит прямо над ним. Он запускает в Поттера бладжер ударом громовержца, но Поттер под опекой Хантера. Хантер отбивает бладжер в Хён Со, она уворачивается! Хён, теперь догоняй снитч! — нетерпеливо выкрикнул Бертрам и тут же, будто опомнившись, немножко пристыженно сел на свое место, — Мне кажется, сегодня Зак натрет больше мозолей на языке, чем на руках. Грейвз пасует Трэверс, бросок небесным крюком...

Трибуны Хаффлпаффа радостно закричали, болельщики беспорядочно повскакивали со своих мест, яро размахивая черно-желтыми шарфами.

— Прямо в верхнее кольцо! — моментально подхватил ликующую волну Бертрам и провел чуть дрожащей рукой во свои коротким кудрявым волосам, Бриана Трэверс забила третий за сегодняшнюю игру квоффл, счет 20:10 в пользу Хаффлпаффа!

Кэмпбелл счастливо улыбнулся — кажется, в сборной Хаффлпаффа сегодня зажглась яркая восходящая звездочка. Он был уверен, что такой неудержимый талант Ленс уж точно не упустит. Может, со стороны казалось иначе, но по собственному опыту Бертрам знал, что забить в кольца Шайдеру не так-то легко. Бриана сделала это на своем первом же матче, и Кэмпбелл чувствовал переполняющую его гордость за девушку, будто он был чуть ли не ее учителем.

— Надеюсь, наши фотографы успели запечатлеть этот момент — бросок был очень красивым, — искренне похвалил Бриану Бертрам, пусть та и не могла его услышать. Шайдер пасует квоффл Фитцджеральду, и-и-и сразу же снова Вулонгонская пляска.

Кэмпбелл мысленно уже ни раз позлорадствовал на эту тему — сколько бы Гриффиндор ни использовал один из излюбленных приемов Хаффлпаффа, баллов ему это явно не приносило. Ленс, похоже, тоже это замечал, а потому Хаффлпафф обходился сегодня без танцев на поле. Наверное, чтобы ненароком не подсказать соперникам, как лучше исполнять этот прием. Если бы Бертрам мог, он бы обязательно злодейски расхохотался своим размышлениям, но злодей был из него такой же, как из лабрадора грозный дракон.

— Квоффл у Принца, Лесли сидит у него на хвосте. Уворот от бладжера Роу! Вы видели, Роу украл бладжер прямо из-под носа Пеллегрини и направил его в Лесли! Ловко, очень ловко, — Бертрам задумчиво прикоснулся рукой к подбородку. Анджело был очень хорошим загонщиком, и чтобы новичок стащил у него бладжер из-под биты — это был прямо-таки нонсенс!

Поттер уворачивается от бладжера Льюиса, — продолжал говорить он. Начистоту, "уворачивается от бладжера" было сказано слишком сильно — мяч пролетел настолько мимо Эда, что Зак даже не среагировал на него. Принц пасует О'Коннелу. Похоже, сегодня финт Порскова не дается гриффиндорцам, Трэверс перехватила квоффл!

Следующие семь секунд матча для Бертрама — и разбирающихся в квиддиче болельщиков, — были будто в замедленном действии. Бриана летела к кольцам Гриффиндора, Лесли понемногу приближался к штрафной зоне для резкого и неожиданного броска, как не менее резко и неожиданно...

— Бриана!!!

Она полетела вниз с метлы. Бертрам не мог более выдавить из себя ни звука, широко открытыми глазами беспомощно наблюдая замедляющееся с помощью заклинания падение девушки — и причиной тому был отправленный Максвеллом бладжер прямо в ее голову. Секундное замешательство прошло так же быстро, как его спина покрылась холодной испариной.

Он не думал, когда, бросив все, кинулся к выходу из комментаторской будки. Все, чего Бертрам сейчас хотел — оказаться на поле рядом с Брианой и убедиться, что она жива. Однако едва распахнув дверь — слишком сильно и размашисто, та аж плаксиво стукнулась ручкой о стенку, — Кэмпбелл чуть носом не влетел в своего декана.

— П-профессор Бири, что Вы здесь делаете?

Поднялся свежим воздухом подышать. — Герберт Бири доброжелательно улыбнулся, перегораживая собой проход, — Куда Вы?

— Там Бриану сбили!

Вы ничем ей сейчас не поможете.

— Я должен быть там, Вы не понимаете!

Понимаю. Вернитесь обратно, Бертрам, — профессор Бири положил руку ему на плечо, тяжело и уверенно, одной лишь силой слов заставляя Кэмпбелла развернуться. — Бриане помогут наши медики, а в Ваших силах помочь болельщикам не волноваться за нее.

— Да как?! Как, если я...

Вы справитесь, — мягко перебил Бертрама Герберт Бири, в отцовском жесте огладив его по плечу.

Бертрам напряженно насупился и под невесомым давлением декана бухнулся обратно в кресло. Да как он справится с успокаиванием нескольких сотен учеников, если Бриана — вон она, лежит на земле и не двигается? Рядом с ней беспокойно опустился Нейтан, Ленс оставался еще в воздухе. Кэмпбелл пару раз глубоко вдохнул — и это вообще его не успокоило!

— Т-только что мы видели, как Бриану Трэверс сбил с метлы бладжер Максвелла Роу, — Бертрам неконтролируемо заговаривался, а руки его дрожали от горячего возмущения. — Выпущенный ею квоффл висит в воздухе, на поле вышла медсестра, — скрепя сердце Бертрам наблюдал, как Бриану кладут на носилки и уносят прочь. Он тяжело посмотрел на летящего к квоффлу Принца, явно быстрее всех вышедшего из оцепенения, и серьезно продолжил, Принц пользуется ошеломлением Хаффлпаффа, подбирает квоффл. Он летит к кольцам как молния, бросок... И нашего Генри этим не провести.

Бертрам не ослышался — по трибунам действительно прошелся томный девичий вздох, — и слабо усмехнулся.

Генри Олдфорд закрыл кольца с помощью приема, который называется "Морская звезда на палочке". В чем она заключается, вы сами сейчас увидели. Олдфорд пасует квоффл Грейвзу, бладжер Пеллегрини летит в Поттера, Хантер отбивает бладжер, — игра вновь набирала упущенный темп, и Бертрам без труда успевал за ним, но сердце его все еще болело за малышку Бриану. Эдмунд Поттер "сел на хвост" золотому снитчу, он даже не отвлекся на сбитую Бриану — настолько был сосредоточен на цели, чего не сказать о Хён. И Бертрам отлично понимал Хён Со.

Грейвз пасует Лесли, и небесным крюком квоффл влетел в среднее кольцо как родной! — Бертрам с победной яростью ударил кулаком по подлокотнику и чуть не уронил кресло, с которого вскочил секундами ранее. — Пусть Гриффиндор и не думает, что без одного охотника Хаффлпаффу не справиться! Ленс только что доказал — Хаффлпафф просто так никогда не сдается! Счет 30:10 в пользу Хаффлпаффа! Так-то, ха!

Болельщики Хаффлпаффа вовсю скандировали "Так их!", "За Бриану!", "Ле-сли! Ле-сли!", и только стоящий за спиной Кэмпбелла профессор Бири останавливал его от того, чтобы не кричать это вместе с остальными хаффлпаффцами. Ленс же действительно стал играть нетерпеливее, напористее и жестче.

— Квоффл пролетел прямо над перчаткой вратаря. Этот бросок был близок к призрачному, но Шайдер его все-таки заметил.

"Мерлин, только продержитесь еще полторы четверти и сбейте уже наконец Поттера!"

Монфор-Л'Амори пасует О'Коннелу, О'Коннел уворачивается от бладжера Пеллегрини, успешный пас Фитцджеральду. Фитцджеральд обходит Грейвза, бьет по кольцам Хаффлпаффа и весьма метко попадает прямо в Олдфорда! Пас Лесли, обманным маневром он обходит Фитцджеральда на пути, Принцу и О'Коннелу его не догнать, бросок! Эх, это было бы слишком сказочно, — Бертрам поджал губы и вздохнул, Монфор-Л'Амори перехватил квоффл, пас Принцу... Мерлин, нет!

Бертрам обеими руками стукнул по ограждению и обреченно стиснул зубы. Эд держал руку высоко поднятой в воздух, и меж его пальцев задорным золотом поблескивал пойманный снитч.

Эдмунд Поттер поймал снитч! — Бертрам сделал паузу, пока болельщики Гриффиндора выплескивали свои крики, визги, свист и овации на поле, — Матч закончен, Гриффиндор победил со счетом 160:30. Но я напомню, я напомню, что Гриффиндор натанцевал себе лишь один забитый квоффл. Его забил Джеррард Фитцджеральд в первой четверти. Джилроем Лесли было забито два квоффла — в первой и третьей четверти, и еще один квоффл в кольца Гриффиндора прилетел с легкой руки Брианы Трэверс. Будем надеяться, что с ней все в порядке, и на следующем матче мы снова увидим ее в основном составе. С вами был Бертрам Кэмпбелл, хорошего вам воскресенья!

Последние его слова прозвучали бодро и ярко. Он сказал своей палочке "Фините Инкантатем", попрощался с профессором Бири и, грустно вздохнув, откинулся на спинку кресла. Бертрам запустил холодные побледневшие пальцы себе в волосы, ладонями растирая лоб и глаза. Как так может быть, его команда проиграла...


https://c.radikal.ru/c11/1901/ee/667f62dea4e5.gif

Офлайн

#2259 22-11-2020 в 11ч12

Гвардия Обсидиана
Qetsäl
Серый кардинал
Qetsäl
...
Сообщения: 1 427

До начала игры
Роксана Кэнди Ривер | Хаффлпаф, VII курс
Территория неподалёку от квиддичного поля → Хогвартс
» Анджело Пеллегрини → одна | упоминается Джилрой Лесли, Лесси Пиритс

           — Всё бу-дет аб-со-лю-тно нор-маль-но, слышишь?!

           Как странно — Анджело уже и не помнил ничего, что предшествовало нынешнему моменту. Перед ним, уж слишком близко, еле сфокусировался он на виде бледно-карих глаз Роксаны. Её тёплые руки, придерживающие его за скулы, вызывали только больше мурашек и дрожи по всему телу.

           — Ты что рот открыл, ворон считаешь, а?! — строго сказала Роксана, и тут же помогла Анджело закрыть челюсть. — Как так выходит, что новички волнуются меньше тебя?! Уж объясни это бедной и несчастной мне! — Руки убрав от лица, Роксана крепко схватила оцепеневшего, больно бледного юношу за плечи. — Два года игры! Два! ДВА! — девушка перед самым его носом пролезла рукой и уже показывала число на пальцах. — Где твоя уверенность?!

           — На дне... — словно и сам со дна, Анджело тихо вымолвил и чуть понурил голову. Говорить и подавать голос ему приносило только больше тянущей боли и страха. Словно в груди была всасывающая всё живое бездна.

           — Э? — уж больно по-деревенски подала голос Роксана. Наклонившись к юноше, снизу она пыталась посмотреть ему в глаза. Но взглянув на, словно покрытые лаком, глаза, как губы у юноши напряглись, а уголки опустились, перекошенные непониманием черты лица девушки постепенно начали мягчаться от удивления. — Э? — Только и смогла девушка снова произнести коротко гласную, растерявшись совсем. Колени она чуть согнула, и уже стояла и держала Анджело не как ужасно строгий учитель, мучающий своего ученика, а как несчастная мать, пытавшаяся выяснить, что случилось с её дорогим чудом. Не смогла девушка выявить ни единого намёка в юношеских глазах, которые могли бы помочь ей в сложившейся ситуации.

           Роксана выпрямилась, продолжая глядеть на Анджело вдумчивым и невесёлым взглядом. После минуты бездействий, под молчанием и тем не менее нарастающим шумом заполняющих трибуны зрителей, Роксана всё же обхватила Пеллегрини, зажмурилась, прижимая его к себе с каждой полусекундой всё крепче и крепче, пока не стало больно и нельзя было вздохнуть.

           — Хочешь, после игры я тебя поцелую?! — резко отстранив Анджело от себя, Роксана с бойким взглядом задала ему такой вопрос. А лишь секундой позже, не медля, поцеловала того в лоб. — Вот прям как сейчас, только в губы? — После пары мгновений тишины, Анджело лишь выдал протяжное «не», и с этим голова его перекосилась на бок, совсем повиснув от бессилия. — Не важно, выиграешь или нет! — встряхнула грубо девушка друга. — Прямо после игры могу накинуться! Поцелуй будет даже лучше, чем у вашего дурака-капитана с Лесси. Как тебе?

           Уже и Роксана в конец упускала свой боейвой настрой, теряясь в догадках, как ей растормошить друга? Казалось, помочь должны лишь самые крайние средства.

           — Нет-нет, не... No, no, sciocco... Не надо... Ужас, фу... — вяло продолжил говорить Анджело, медленно мотая головой из стороны в сторону, не смея взглянуть девушке в лицо.

           — В смысле «фу», не поняла? Ты на что намекаешь?... — Роксана вновь сменила свой настрой на комично-хамоватую простолюдинку из степных местностей Канзаса. — Слышь, а хочешь я тебя ударю? Мозги на место встанут, — заговорила она по плутовски, да и прищурилась, словно разбойник на золото.

           Не дожидаясь ответа, освободив плечо Анджело из цепкой хватки, Роксана замахнулась рукой, и вот — не получилось. Остановилась в миллиметре от щеки.

           — Я не могу дать Вам пощёчину, мистер Пеллегрини, — с досадой сказала она. — Поэтому... — слабо девушка начала бить Анджело по рукам, пыталась кулаком дать в грудь, в живот; трясла, взъерошивала волосы, тормошила его как могла — Могу ещё пожелать тебе всего плохого, хочешь?! Раз нормальные приободрения на тебя не работают! — сердито восклицала Роксана

           — Ну попробуй, — в бледных глазах зародилось что-то сродни твёрдости стали, и то, как посмотрел Анджело на Роксану, сверху вниз, рассердило её уже не на шутку.

           — Тогда... Да чтоб ты проиграл! Чтоб тебя же кто другой загонщик сбил, или ты сам о кольца ударился! — схватив юношу за ворот, она начала его трясти, громко, чётко выговаривая тому каждое слово со всей напускной издёвкой, на которую была способна, смотря тому в глаза. — Ничего у тебя не получится! Неудачник! — И, что удивительно, Пеллегрини выпрямился. Смотрел на Роксану не как на подругу, а на настоящего оппонента, — с обидой, жестокостью, эгоизмом. «Я смогу...» — Фу, ты вообще такой противный! Как ты вообще попал в команду? Дуралей, ни на что не годный... К-какой-то, м-маглорождён-ный, который хочет попытать счастье... в... в волшебном мире... У тебя нет шансов, — удар за ударом становились всё медленнее и медленнее. Роксана испугалась за то, что перешла черту. Глаза стали круглее всяких лун, и в них плескался блик обеспокоенности.

           — Ты права, — буркнул Анджело. — Я в принципе не понимаю, зачем вообще играю в этот квиддич... Но...

           — Но?!

           — Но я им всем покажу...

           — Да... Ой... Да н-неужели? Не верю! Ничего не получится! — продолжала говорить Роксана, уходящему от неё Анджело. — Вот Одетт в тебя верит! Она просила передать огромной, большущей удачи. Она просит играть тебя бережно! А вот я такая паршивая не буду в тебя верить и удачи желать не буду, потому что попусту! — Подбежав к Анджело, его она подтолкнула в спину, сама чуть не споткнувшись и не упав, как только потеряла опору. — Дура-а-ак!... Удачи... У тебя всё получиться, — сказала Роксана тихо Анджело, уже идущему вслед за своей командой.

           Ликования толпы стали громче, и вот уже слышно, как эхом разносятся слова комментатора.

           Роксана Ривер делает несколько неуклюжих шагов назад, задирая голову, чтобы из-за трибун попытаться увидеть парящих в небе игроков своего факультета и их соперников, гриффиндорцев. Пересчитав всех по нескольку раз, она словно уверяет себя, что Анджело там, хоть и трудно его сейчас разглядеть, и с ним всё в порядке.

           Сжимая у груди кулачки, отходит она потихоньку всё дальше и дальше, пока не разворачивается и начинает бесшумно бежать от квиддичного поля по направлению к замку.

До начала игры
Виктория Ирис Блоссом | Гриффиндор, VI курс
Тадзио Флориан Принц | Гриффиндор, VI курс
Территория неподалёку от квиддичного поля
» одни → Бенедикт Уокер, Салливан Стюарт | упоминается Эдмунд Поттер, Джеррард Фитцджеральд

           Ажиотаж первой в учебном году игры был заразен. Веселья, волнения, шума и обсуждений из этого котелка с пеной выливалось через край. Виктория не была исключением, и, как староста, решилась злоупотребить своим положением и навестить команду своего факультета. Но уже почти совсем перед началом матча, Виктория бессознательно находит себя перед Принцем.

           — Не принимайте слишком много мук на сердце своё и душу, госпожа Порядок. Команда наша приз получит, и опасения обратного можно утопить в нашем глубоком, застывшем озере, — рассуждал охотник Гриффиндора, пока перевязывал свои ботинки. — Или в сливочном пиве. — Говорил Тадзио оживлённо, без тени сомнений и волнений. Единственная тень, что Принца накрывала, принадлежала Виктории Блоссом, которая, скрестив руки, возвышалась над ним, и взглядом, в коем был холод и тяжесть стали, пыталась раздавить, испепелить его воодушевление; строгий и апатичный вид Виктории был контрастом сияющему лицу Принца, улыбка чья могла сейчас согреть любого.

           — Я тоже верю, что Эдмунд Поттер нас не подведёт... — ровно произнесла Виктория, лицо поглубже пряча за золотисто-багряным шарфом.

           — Несомненно! — воскликнул Принц, бойко сжимая кулак перед собой, взглядом следя за тем, как Виктория бережно берёт его далеко не новенькую метлу. — Но Джеррард натаскивал нас всех, и потому мы все постараемся показать себя сегодня. Вот увидишь, в честь победы я даже могу тебе подарить... коробку конфет, — и улыбка юноши стала чуть шире и хитрее.

           — Ну, не знаю... Мне кажется, ты теряешь хватку. Я даже не могу и представить, что ты можешь такого интересного нам показать на поле, — продолжила Виктория говорить чёрство, вяло осматривая метлу в своих руках. Скомканный вид хвоста слегка смущал и вводил девушку в раздражение. — Тебе стоит приобрести новую метлу, — сказала она и перевела взгляд на Тадзио, а взглянув — жар от головы до опят упал стремительно, как камень с колокольни.

           Глаза у Тадзио до этого момента всё время были в беззаботном прищуре, и блики солнца игрались в радужках его красиво, но сейчас, повернувшись в сторону виктории, открытым взором смотря ей снизу вверх, тень от стены вышлифовала его взгляд, сделав матовым и бесчувственным. Осталась лишь неизменною улыбка, и то уже была она неискренна.

           — Ты, наверно, знаешь, или догадываешься, что меня не редко клеймили цветущими фингалами, разбивали нос, губы, благо зубы ещё не выбивали. На тренировках я получаю ссадины, синяки, ушибы; на матчах в меня попадали бладжеры, после которых я мог отлежаться в лазарете ночь-другую; я сталкивался с другими игроками, и мы сшибали друг другу лбы, ловя фонтан из искр, а после оставаясь с шишками до той поры, пока прелестная мадам Помфри не приложила бы нам льда к увечью. Но из всего того, что я сказал, ничто не принесло мне столько боли, как твои слова. — Принц говорил, приподнимаясь со скамьи медлительно. А выпрямившись, наклонился к девушке и выхватил свою метлу из её рук; перевернув, древком он в землю её воткнул. — А что до метёлочки — нет лишних денег, чтоб на новомодных ветра рассекать. Но раз ты так печёшься, буду рад получить её в качестве подарка от тебя на Рождество, или на день рождения. Правда, он у меня в июне. — Почти что полностью опираясь на метлу, Тадзио был к Виктории так близко, что всего пара сантиметров и они могли соприкоснуться лбами. — Тебе адрес дать? — сказал Принц напоследок, но уже без улыбки.

           Виктория могла только продолжать сжимать кулаки, напрягать губы и смотреть в ответ в глаза Принца. Какой раз их обиды друг на друга выливаются таким образом, уже и не счесть, но длится это долго, и всё как от старых, так и новых обид, недопонимай, недомолвок и простых предвзятых мнений друг о друге, в которых они так боятся оказаться неправыми.

           Их раскалённый, как брусок стали в горне, момент, первым оборвал Принц: за спиной Виктории что-то привлекло его внимание, от чего он выпрямился и в чертах, в которых проявилось изумление, смягчился. За ним обернулась и Виктория, под своим взором замечая Салливан Стюарта, а вместе с ним и Бенедикта Уокер в небольшом костюме льва.

           — О нет, мы оказались в неподходящий момент, — на страшную редкость лукаво и озорливо проговорил Бенедикт, в такой же манере прикрывая свой рот рукой, как от стыда за увиденным того, что должно было оставаться скрытым. Видимо, увидев Тадзио и Викторию вдвоём, для себя он выявил совсем противоположную от истины ситуацию. Но что слова и жесты — они остались не замеченными! — куда сильнее девушку и юношу впечатлила уже упомянутая шляпа в виде львиной головы. Шляпа была с пышной рыже-бурой гривой, и располагалась вокруг лица, как и полагается для льва. Но помимо этого к этому чуду были приделаны глаза и пасть (как верхняя, так и нижняя челюсть) с зубами. В итоге выглядело так, как будто голова Бенедикта выглядывает изо рта хищного животного.

           — Г-где ты эту прелесть раздобыл? — еле побеждая порывы смеха подивился Тадзио. Виктория оставалась стоять радом с ним в онемении и с вытянутым лицом.

           — Я сделал сам! — гордо и громко сказал Уокер. Лицо его было румяным, уголки губ были до самых ушей, и, кажется, хотели быть ещё выше. У юнца как будто даже щёки немного набухли, как если прибавил он немного в весе, но то лишь всем казалось. Мордашкой своей ярый гриффиндорец сейчас был уж слишком похож на карикатурные эскизы улыбающихся детей в детских книжках.

           — Откуда шерсть? — продолжал спрашивать Тадзио.

           — Мне одолжил профессор УЗМС! Который ещё был до замены. А пасть помог мне сделать лесничий и Салли!

           — Но почему ты не попросил меня тебе помочь? — уже без смеха и радости изумился Принц.

           — Я просто хотел сделать всем гриффиндорцам сюрприз! — всплеснул руками Бенедикт. — Виктория, тебе нравится? — озадачился юноша из-за продолжительного молчания старосты и совершенного ошеломлённого её вида.

           — М-... ми-... В-выглядит довольно мило и з-забавно, — неровно проговорила Виктория. Бенедикту этого хватило, чтобы вновь расплыться в ребяческой улыбке, а глазам наполниться непередоваемым воодушевлением и восторгом.

           — Но это ещё не всё, — наконец подал голос Салливан, и из-за спины достал шарф в цвета Гриффиндора и обмотал вокруг своей шеи.

           — Ты за нас? — уточнила Виктория.

           — Если бы я начал болеть за Хаффлпаф, завтра бы нашли мой разбившийся труп под совятней, — бесстрастно, привычно ровно для себя выразился Салливан, от Виктории переведя взгляд на Тадзио, на что последний, как ни причём, пожал плечами. — Но это шутка и смерти я не боюсь. Но в целом, есть ещё кое-что, что мы хотели показать, — закончил Салливан и обернулся к Бенедикту.

           — Да! — воскликнул пятикурсник. — У большого льва есть львёнок-сын! — И из внутреннего кармана пальто достал он своего пушистика. — Он с утра не спит, наверно, тоже хочет посмотреть на игру. — Наивно лепетал Бенедикт. — Но есть ещё кое-что.

           — Давайте, выкладывайте быстрее, — беспокоился Принц что не успеет он улицезреть каждый запрятанный сюрприз, приготовленные его друзьями, до того момента, когда придёт минута ему отправиться на поле.

           Стюарт и Уокер кивнули и одновременно прокашлялись. Не сводя друг друга взгляда, один в один они начали отсчёт: «Один, два, три, четыре»!. Глубокий вздох, и громким шёпотом начали они выкрикивать:

           Гриффиндорцы — храбрые,
           Сильные, отважные.
           Приз у нас уже в кармане,
           потому что мы в ударе!
           Грифиндор наш победит,
           Мерлин нам благоволит!

           Выслушав лишь до середины, Принц не мог удержать себя на ногах и упал на колени в конвульсиях от собственного смеха. Виктория же не могла подать и звука, но и не могла отвернуться от горе-стихоплётчиков. Лишь спрятала она своё лицо от возможных посторонних смотрящих за ладонями от смущения. Но оба воодушевлённых болельщиков так и продолжали свою маленькую кричалку:

           Лишь на поле оказавшись,
           В сердцах наших братьев и сестёр львы просыпались.
           Пусть не страшиться барсук-простачок
           При виде острых когтей и страшных клыков,
           При виде огня в глубоких томных глазах,
           И при виде тяжёлого шага, от которого дрожь в самих костях.
           Он сам нарвался — и был таков!
           Лев не оставил после него и усов!

           Ребята остановились на глубокий вздох и продолжили:

           ФИТЦ-ДЖЕ-РАЛЬД,
           ЭД-МУНД ПОТ-ТЕР,
           ВИВЬ-ЕН ДУОНС,
           ЗАК-КИ ХАН-ТЕР,
           ВАЛЬ-ВЕР-ДЕ,
           ТЕД-ДИ ПРИНЦ
           И КОТИК ШАЙДЕР ВПЕРЁ-Ё-Ё-ЁД!
           Р-Р-Р-Р-Р-Р-А-А-А-Р-Р-Р-Р!

           Под конец оба встали в позу набрасывающихся на жертву львов и зарычали со всей гордостью, сломив валяющегося на полу Принца до писка и коликов в животе, а Викторию до пара из ушей от смущения.

           — А ещё за каждые попадание в кольца мы будем рассыпать блёстки, — с задором продолжил Бенедикт.

           — Да, наши карманы переполнены ими до краёв, — подхватил Салливан, правда эмоцию задора передать ему не удалось.

           — В-вы очень хорошо подготовились, — пролепетала с хрипотцой Виктория, пока помогала Принцу встать на ноги. — Но вам не кажется, чт-

           — Я в этот стих душу вложил! — сказал Бенедикт и бойко поднял кулак перед собой, добавляя важности своим словам. — Я горд им и им я буду подбадривать боевой дух нашей команды!

           — Но навряд ли его кто-либо из игроков услышит, — начала неуверенно Виктория.

           — Так пусть все болельщики Гриффиндора его подхватят и мы вместе будем её кричать! Так её точно услышат! — уверенно сказал Бенедикт и вытянул над собой сжатые в кулаки руки.

           — Да! — повторил Салливан за Бенедиктом его жест.

           — Да! — выкрикнули они одновременно.

           Виктории нечего было на это ответить и с досадой она приняла своё поражение. Принц продолжал тихо смеяться себе под нос, вытирая под глазами маленькие слезинки.

           Но долго такому ребяческому веселью длится было не суждено и уже скоро должна была начаться игра. Невольно окинув Принца напоследок, Виктория подмечает, что золотистые волосы его слишком свободно заплетены и в дальнейшем могут помешать его игре.

           — Ты слишком слабо завязываешь свои волосы, — отчитала девушка юношу. — Дай я попробую хоть как-то это исправить.

           — Флаг тебе в руки, — без особого энтузиазма сказал Тадзио и присел на корточки, дабы Виктории было легче сотворить задуманное.

           Не удивительно, что волосы не держались в коротком хвосте совсем, ведь было они связаны тонкой тёмно-розовой лентой. Что ни пробуй, но с этим и Виктория тут не справиться.

           — Я дам тебе свою заколку.

           — Чтобы надо мной смеялись, нет уж, спа-

           — Я уже закалываю, — ровно ответила Виктория. Волосы её мягко упали ей на плечи, а волнистые, отросшие патлы Принца теперь были аккуратно собраны. — Не потеряй её, Принц. И удачи. Тебе её много понадобится.

Последнее изменение внесено Qetsäl (Сегодня в 03ч55)


https://i.ibb.co/Ryc06RJ/4ntpdn3y4n37bxsosmem7wcy4nhpdngttoopbxty4gypbpqosmem7wf54g8pdbsozdemomby4n67bxty4n6pbxsos5emmwce4ggnbwf54nhnbwf94gypbpqosueadwcn4napbcsozdeafwccrdem3wfa4gynbwft4n47bp3y4n7pbxstodem7wf54g.png

https://i.ibb.co/sFTJ0W5/1234678.png

Офлайн

#2260 22-11-2020 в 12ч02

Гвардия Обсидиана
Shaundi
Одаренная легендарным талантом
Shaundi
...
Сообщения: 939

Суббота.
Хаффлпаф, 6 курс.Изабель Хьюс.
Хаффлпаф, 7 курс.Томас Хьюс.
Скачки “Хосс-Игл”.
Вербальд Хенсли, Бедивер Хенсли, Мерауда Рэвин, Колм Мур и Иэгэн Мур + все присутствующие на скачках у Гриндеров.
Упоминаются - Женевьева Пикт, Кентин Пикт.


Изабель скромно улыбнулась высказыванию мистера Хенсли относительно ее выбора возможного победителя скачек. Взглядом она отыскала персиковую лошадь - кандидата ее собеседника. Юная волшебница визуально оценила прекрасно сложенного скакуна. Вряд ли она смогла бы со стороны дать точную оценку какой-либо из участвовавших в скачках лошадей, потому в своих оценках Изабель опиралась лишь на собственные познания и интуицию. Однако, мисс Хьюс ровным счетом было все равно, кто останется победителем. Ей просто нравилось наблюдать за скачками. А еще лучше - участвовать в них самой.

- У нее тоже есть все шансы на победу. - Все же высказалась она в ответ на выбор мистера Хенсли. Настаивать на участии в диалоге мистера Мура юная волшебница не стала, хотя ей и было любопытно узнать выбор этого юноши.

- Благодарю за совет. Если честно, мне они показались весьма интересными. Разумеется, каждый по-своему. - Не сводя взгляда со скачек, молвила мисс Хьюс. Она, само собой, умолчала, что вовсе не кампания мистера Пикта ей пришлась по душе, а его слова относительно другого человека. Изабель и без того сейчас смущалась под редкими многозначительными взглядами, направляемыми в ее сторону родителями.

- Понимаю. - С плохо скрываемой грустью в голосе ответила юная волшебница, узнав, что завтра ей не получится застать на скачках столь приятную ее сердцу кампанию. - Вы совершенно правы, мистер Хенсли. Программа скачек на завтра обещает быть не менее интересной. - При мыслях о воздушных заездах Изабель едва могла сдерживать свое восхищение. Полеты верхом на лошади, а не на метле, всегда были для нее столь желанны и одновременно недоступны. Родители никогда не позволят юной мисс Хьюс подвергаться такому риску. Случись что, мать тут же схватит инфаркт. Верховая езда на обычной лошади - своего рода компромисс.

- Квиддич? Не думаю, что успею посетить его в это воскресенье. Быть может в следующий раз у меня получится посмотреть на квиддич. - Без каких-либо эмоций ответила Изабель. Она не забывала про квиддич и помнила о желании Томаса посетить его. Однако, сама мисс Хьюс не могла похвастаться тем же. К тому же, при желании, она всегда сможет потом расспросить о квиддиче брата. Хотя, поразмыслив немного, Изабель решила, что и спрашивать не потребуется, ведь Томас сам все расскажет ей, как только у него представится удобная для того возможность.

- Мистер Хенсли, с Вами все в порядке? - Обеспокоенно поинтересовалась юная волшебница, когда наконец отвела взгляд со скачек и перевела его на юношу. Она только сейчас обратила внимание, что рука мистера Хенсли пальцами упиралась в висок, словно его беспокоили головные боли. Мысли Изабель в панике метались из стороны в сторону. Юная мисс Хьюс на время даже позабыла, как дышать. - Могу я Вам чем-то помочь? - От волнения сжав свои маленькие ручки в кулачки, Изабель слегка приблизилась к сидящему рядом с ней мистером Хенсли и посмотрела ему в глаза. Ее переживания и желание помочь были искренними. Изабель надеялась, что мистер Хенсли это поймет и не сочтет юную волшебницу излишне навязчивой.


https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/12/3c64ba1cb67036ba10e25d8e9de382b0.gif https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/12/dd5b2d73035a54f2fac84b486b672e6d.gif https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/12/4f51018d68e91369528f8108298173be.gif

Офлайн

#2261 22-11-2020 в 15ч24

Гвардия Абсента
Mugen
Сподручная Единорогов
Mugen
...
Сообщения: 315

Хаффлпафф, 5 кус
Дейзи Элинор Макдермотт, Джервейс Олливандер Лидия Шерил Чейз; упоминаются: игроки на поле, и некоторые другие студенты
Квиддичное поле. Трибуны ---> ...


– Есть ли предположения на кого могут заменить? — интересуется очаровательная мисс Чейз, на что Дейзи, чуть задумавшись, пожимает плечами:
— Это было лишь предположение. С трибун сложно сказать, что у них там стряслось. Может быть, Джеррард и оставит ее на поле. Но заменить ее могут, скорее всего, только на Роу.
— Там есть еще Картер-Ландау младший,
— напомнил ей Джервейс, но Макдермотт усмехнулась, встряхнув копной кудрявых волос:
— Именно что младший. Может быть, он и засияет на поле как новая звезда, но точно не в этом матче. А, возможно, даже не в этом сезоне, — хаффлпаффка знала, что многие игроки начинают играть с совсем младших курсов. Кто-то с третьего, кто-то вовсе со второго. Сама она застала только тот период, когда еще мальчишкой на поле впервые вышли звезды Слизерина. Такие, как, например, Булстроуд, который покорял поле лет в четырнадцать, не больше.
Но сама Дейзи к столь юным талантам относилась слегка скептически. Особенно, когда речь шла о позиции загонщика. У мальчишки на третьем курсе вряд ли были шансы померяться силой с кем-то вроде Закарии или Анджело. К слову о первом, так Хантер по-прежнему проявлял себя с лучшей стороны даже после этого столкновения. На поле вышел некий Максвелл Роу, о котором хаффлпаффцы, несомненно, знали, но только заочно: не было времени или повода познакомиться с новичками в команде до матча.
Короткая справка из рубки от Бертрама, касательно того, что за фрукт этот парень, была как нельзя кстати. По крайней мере для Джервейса, который вообще редко прислушивался к сплетнями и не столь часто общался с гриффиндорцами, чтобы замечать в их рядах новых студентов. О’Коннел, который выглядел более внушительно был, разумеется, исключением. Увидев такого парня в коридоре, было бы сложно его не запомнить. Ильверморнец такого же неизгладимого впечатления не производил.
Впрочем, все решала игра: Олливандер и Дейзи подсознатлеьно многого ждали от новичка, ведь капитан заменил им давнего, проверенного игрока, который пока еще не подводил команду ничем, кроме допущенной несколькими минутами ранее ошибки.
Хаффлпаффцы особенно радовались, когда Гриффиндор мазал по кольцам команды-соперника. Макдермотт продолжала отчаянно верить, что была причастна к тому, что после неудачной защиты Олдфорд теперь с каждым неудачным броском возвращал себе свой знаменитый статус. Пятикурсница даже досадливо подумала, что в следующем году Ленсу и его команде придется несладко, ведь они потеряют такого замечательного вратаря!
Они уже понесли подобные потери в этом году, когда выпустилась добрая половина основного состава, и теперь на поле, в основном, играли новички, далеко не все из которых выделялись талантом к игре. Больше всех выделялась Брианна. И Дейзи с Джервейсом были искренне рады успехам девушки. После удачно разыгранной с Нейтаном комбинации, в теле и душе у Трэверс будто бы открылось второе дыхание, и теперь хаффлпаффка отличалась на редкость славными передачами и частенько завладевала квоффлом, мешая гриффиндорцам вырваться вперед по забитым в кольца очкам.
Еще одним запоминающимся игроком, разумеется, был Джилрой. Впрочем, Дейзи его успехам не удивлялась: было бы странно, если бы капитан команды отставал от своих игроков. Чего нельзя сказать о Фитцджерральде. Хоть гриффиндорец и забил один мяч, затем он все чаще мазал, хотя пытался бить по кольцам с завидной периодичностью.
— Ох, продолжайте в том же духе, мистер, — хехекнула Дейзи, когда очередной квоффл капитана команды-соперника не был заброшен в ворота, — Хоть всю игру бей туда, все равно не попадешь.
Джервейс на это несколько злорадное замечание подруги лишь несколько снисходительно улыбнулся и покачал головой. Все-таки иногда, когда дело доходило до чего-то, что Макдермотт очень сильно нравилось, она становилась похожей на ребенка. Олливандер знал, что если слова хаффлпаффки иногда и казались злыми, а отдельные высказывания об игре и игроках — резкими, то это лишь потому, что каждую игру она переживала очень эмоционально. Точно сама была там, на поле, и вместе с командой летала на метле, забивала мячи и всеми силами старалась вырвать у оппонентов победу.
Иногда, глядя на нее, Джервейс жалел даже, что Дейзи боится высоты. Она наверняка стала бы хорошим игроком, не будь у нее этого страха. Сам Олливандер весьма смутно представлял себя на поле. Он умел летать на метле и делал это довольно сносно. Когда отцу его требовались новые поставки материалов для изготовления палочек, то Джервейс сам доставлял их родителю в деревянных ящиках. И делалось это, разумеется, на метле. Пока мистер Олливандер передавал свои знания и умения сыну, материалов ему требовалось, подчас, немного больше обычного.
За обучением семейному делу всегда следовали разного рода траты. В том числе и сырья. Поэтому Джервейс мог с гордостью сказать, что не только неплохо владел искусством полета на метле, но и умел делать это с лишним довеском. Однако сам он в команду никогда не пробовался — не был уверен, что ему это нужно. Ведь, в конце концов, он уже выбрал свой жизненный путь. А лишние травмы на поле могли подпортить его будущие профессиональные навыки.
Чем напряженнее становилась игра, тем больше хаффлпаффцы помалкивали. Они неотрывно следили за каждым приемом, и Макдермотт подскакивала и размахивала своим флажком, когда команде что-то удавалось, а затем несколько обиженно куксилась, если не выходило. Особенно обидно было ей за Льюиса, который никак не мог реализоваться в своей роли загонщика.
— Бриана Трэверс забила третий за сегодняшнюю игру квоффл, счет 20:10 в пользу Хаффлпаффа! — выкрикивает голос Бертрама из комментаторской будки, и Дейзи с громким писком бросается поочередно обнимать Олливандера и Лидию за плечи:
— Вы видели? Видели? Ох, Мерлин! Какая же она молодец! А ведь это ее дебют! Вот как нужно играть! Я тоже очень надеюсь, что Магнус это заснял, я хочу себе победную фотографию с Брианой! Повешу ее на стенку! — Джервейс, нисколько не сопротивлявшийся радостным порывам Мадермотт, тихо посмеялся, но, очевидно, тоже был рад триумфу хаффлпаффки на поле.
— Надо будет обязательно ее поздравить после матча, — предложил он, на что Дейзи тут же активно закивала, посвистывая и размахивая своим флагом. Это тоже было традицией: если новичок особенно отличался, Макдермотт уделяла ему привилегированное внимание в статье, а после матча они с Олливандером обязательно от души их поздравляли с успехами. Для себя девушка даже пометила, что следовало бы разжиться еще орешками и какими-нибудь вкусностями в качестве подарка. Уж Бриана точно их заслужила!
Вот только радость за девушку очень скоро сменилась строго противоположными эмоциями. Новая борьба за квоффл после Вулонгонской пляски. Трэверс в который раз завладевает мячом, и теперь уж Дейзи точно всеми силами верит в то, что девушке под силу забить еще один мяч. Однако всего секунда, и хаффлпаффка летит камнем вниз с метлы. Казалось, что в этот момент все трибуны взволнованно ахнули, а после затихли. Олливандер и Дейзи беспорядочно хватая руками свой бинокль, прилипли к нему, пытаясь разглядеть, что же случилось с девушкой. Оба они видели, что бладжер угодил ей прямиком в голову, но теперь хотели наверняка, наверняка убедиться!
— Ах, черт! Бедная Бриана! Какой слизняк это сделал?! — возмущенно выпалила Макдермотт, чувствуя, как все внутри сжимается от волнения. Для них с Джервейсом видеть подобные случаи на матчах профессионалов было не в новинку. Квиддич — по-своему жестокий спорт, и все же девичье сердце не могло оставаться к такому равнодушным!
Ведь они играли в школе, а не на профессиональной арене, и ведь такой удар мог навсегда лишить девушку возможности выйти на поле в следующий раз, а то и вовсе убить ее! Хаффлпаффка поджала губы. Она упустила из виду автора этого броска, но точно желала сказать ему пару ласковых. И когда, после того как Трэверс унесли с поля в заботливые руки медиков, а Бертрам назвал имя этого негодяя, пятикурсница в сердцах шикнула:
— Если этот Роу сделал это нарочно, то это очень многое говорит о его моральном облике! А если же нет, то пусть лучше учится бить точнее, а не размахивает битой, как зеленый перваш своей первой палочкой! Как же так можно! И как только Фитцджерральд его на поле выпустил?! — она ругалась так громко, что Олливандеру приходилось каждый раз дергать хаффлпаффку за рукав, что заставить ту сесть обратно. Ведь с каждым своим выкриком, Дейзи все чаще норовила вскочить с трибун и, видит Мерлин, вот-вот выпрыгнула бы на поле, чтобы отстаивать честь и здоровье Брианы, и, если надо, даже на кулаках.
Джервейс же, хоть и был шокирован и взволнован не меньше, оставался чуть менее эмоционален в своих оценках. Он перевел взгляд с Дейзи на поле, чтобы высмотреть этого самого Максвелла Роу. Не было похоже, чтобы гриффиндорец собой гордился. Он и сам, наверное, не ожидал, что подобное случится. К сожалению, не важно, случайно или умышленно был совершен подобный удар: этот случай совсем не красил репутацию новичка как хорошего игрока.
— Успокойся, Дейзи. Я уверен, что Мадам Помфри позаботится о Бриане, и с ней все будет хорошо.
— Да как же ты не поймешь! В голове ведь столько всего важного! А если она больше не сможет ходить? Или говорить? А если не сможет больше играть???

— Перестань, пожалуйста, накручивать. Мадам Помфри не допустит, чтобы студентка осталась инвалидом. А ты слишком резко реагируешь. Вот, возьми мой шарф и подыши в него, как в пакет, — он размотал узелок на своей шее, вручая полоску ткани в руки Макдермотт. Дейзи еще сидела и шумно дышала через ноздри, как надутый сыч, но затем все же резко выхватила из рук Олливандера его шарф и, как он и советовал, намотала его на лицо, делая несколько глубоких выдыхов, чтобы успокоиться.
Юноша ласково погладил ее по кудрявым волосам, чтобы выразить солидарность, а затем добавил:
— Мы обязательно сходим к Бриане в лазарет и узнаем, как она там. Думаю, тогда тебе станет менее беспокойно.
— Если этот Роу тоже не будет там на коленях просит у Бриану прощенья, я напишу о нем такую гадость, что в течение всей жизни не отмоется!
— оторвавшись от шарфа в сердцах выпалила Макдермотт, заставив Олливандера как то по-отечески приобнять ее за плечи и вновь успокаивающе погладить по голове. Он посмотрел через свое плечо на Лидию, на лице которой тоже было немало тревог, а затем, мягко ей улыбнувшись, произнес:
— Может быть, мисс Чейз тоже захочет пойти с нами и поддержать Бриану? Я думаю, ей будет приятно, если как можно больше ее знакомых поддержат ее после травмы.
Дальнейший матч для Макдермотт и Олливандера прошел более вяло. Даже когда Лесли забил очередной квоффл в ворота соперника, принеся им новые десять очков, ни Дейзи, ни Джервейс уже не могли так бурно радоваться этому. Перед глазами у пятикурсницы еще стояло бледное лицо падающей с метлы Трэверс, которое она видела в бинокль. Скорее всего, это лишь казалось ей: будучи впечатлительной особой, она могла и додумать часть пугающих подробностей, и от этого, признаться, едва ли становилось легче.
Тем не менее, игра продолжалась и, чтобы выполнить свой журналистский долг, девушка вновь наблюдала за происходящим через бинокль. Джервейс, который и прежде вел себя несколько тише, тоже сосредоточенно следил за игрой, хотя мысли его были несколько за пределами поля. Юноша тоже часто досадливо вспоминал Бриану, которая забивала мяч в кольцо и так досадно и опасно выбыла из игры. Взгляд хаффлпаффца волей-неволей цеплялся за загонщика-Роу, но в отличие от Дейзи, отчаянно его ругавшей, Джервейс все же был менее резок в своих оценках. Тайно он даже пожелал парнишке удачи, ведь она ему определенно понадобится в обозримом будущем.
Когда Эдмунд Поттер поймал золотой снитч, принеся своей команде победу, Макдермотт, все еще несколько раздраженная и расстроенная, не сдержалась в очередной раз:
— Вот ведь! Победа, тоже мне! 160:30! Гордись Гриффиндор, что у вас есть Поттер! Это исключительно его заслуга! — фыркнув, Дейзи подобрала свои флажок и шарф Олливандера, несколько резко заталкивая атрибуты болельщика и свой блокнот в сумку, которая всегда была у нее с собой. Она с силой запихала все принадлежности на дно, точно бы видела вместо мягкого шарфа под своим кулачком чье-то лицо. Олливандер предполагал, что то была мордашка мистера Роу, который наверняка даже и не догадывался, сколько праведного гнева в его сторону готова была выслать корреспондент школьной спортивной колонки.
Джервейс знал, что долго злиться она не сможет, что наверняка простит Максвелла, если его простит Бриана, и что к понедельнику будет, как ни в чем не бывало, бегать по Хогвартсу в поиске игроков для интервью к следующему номеру газеты.
Пятикурсник оторвался от сидения, выпрямляясь и следуя вниз с трибун за Дейзи и другими болельщиками.
— Ты хочешь сейчас отправиться в больничное крыло? — уточнил он, шагая рядом.
— Не знаю... — совсем неуверенно и тихо проговорила пятикурсница, — Я не уверена, что Бриану уже можно навестить... Но... Но ведь можно дойти и узнать, верно?
— Верно,
— согласился Джервейс, мягко улыбаясь девушке в ответ.

Последнее изменение внесено Mugen (22-11-2020 в 15ч28)


https://b.radikal.ru/b13/1809/1c/43245073c2f8.jpg https://b.radikal.ru/b38/1809/43/e4fe013b85f7.jpg https://c.radikal.ru/c43/1809/a2/0a3947e1a648.jpg

Офлайн

#2262 22-11-2020 в 23ч49

Гвардия Обсидиана
Rira
Приспешница Сильф
Rira
...
Сообщения: 1 206

Гриффиндор, 6 курс
Эдмунд Феликс Поттер
Поле для квиддича

Все ребята Гриффиндорцы и Хаффлпаффцы, играющие в квиддич. Упоминаются: болельщики на трибунах

Вот он, прямо перед ним, маленький золотой мячик с тонкими трепещущими крылышками. Сейчас для Эдмунда ничего, как будто, не существовало, кроме этого самого момента - нельзя было упустить снитч, уже нельзя. Поттер вытянул руку, едва ощущая кончиками пальцев прохладу от маленькой золотой поверхности. Как же расстроится Кэмпбелл, сидящий сейчас в комментаторском кресле, перед внутренним взором предстало лицо Ленса, но все это затмило представление того, как будет радоваться его команда. Они заслужили этого не меньше, чем другие. Тридцать пять кругов отбеганы не напрасно!

- Эдмунд Поттер поймал снитч!

Юноша ощущал, как в его пальцах бьется крошечный снитч, и Эд сильнее их сжал, демонстрируя всему стадиону победу Гриффиндора. Неожиданно как будто включили звук, и шквал криков и аплодисментов обрушились на игроков. Эдмунд поискал соигроков по команде глазами, счастливо улыбаясь. Всем скомандовали приземлиться, и Поттер устремился вниз, чтобы встретиться с ребятами.

- Мы победили! Эд, ты поймал снитч! - кричал, казалось, громче всех Зак. К ним спустились запасные игроки, и к крикам присоединились Ричард и Герман, которые, казалось, позабыли враз обо всех обидах.

- Джерр, мы победили! Джерр? - Эдмунд оглянулся на друга, что встал чуть позади шумной радующейся компании. Александр стоял почти рядом с ним, воздержавшись от веселья и о чем-то задумавшись. Фитц открыл было рот, чтобы ответить другу, но все тут же обратили на капитана взгляды, ведь, обычно, он принимал активное участие в дружеских победных объятиях.

***


Сегодняшний матч был для Джеррарда особенным. Нет, не так. Особенным. Ни один из множества сыгранных с его участием матчей не мог сравниться с этой игрой: ни взволнованный дебют на поле, ни головокружительные взлеты и падения, заканчивающиеся вечеринками в Больничном крыле. Это все было не то.

Это был его последний матч. Нет, даже больше - последний полноценный день в Хогвартсе. Его отец был непреклонен в своем решении перевести Джеррарда в Ильверморни, и Джерр не смел ему перечить. У того явно были неопровержимые доказательства и аргументы в пользу своего решения, он наверняка знал, что так будет лучше.

Но было ли это лучше для самого Фитцджеральда?

Последнее время Джерр старался как можно чаще проводить время со своими друзьями. Казалось бы, куда уж больше? Джеррард перестал уделять должное время домашнему заданию, ведь каков был смысл в его исправном выполнении сейчас, перед самым концом его пребывания в Хогвартсе? Гораздо более важной вещью для Фитцджеральда было другое. Он жадно запоминал каждое выражение лица своих многочисленных друзей, стараясь ничем не выдавать свое состояние. Наверное, его товарищи могли отметить, что всю неделю Джерр был словно на особом подъеме. "Кажется, мое тело начало вырабатывать Веселящее зелье! Еще немного, и я спою вам!" - хохотал Джеррард в очередной из многочисленных компаний, принимавших его как своего. Но чем громче был его смех, чем смешнее и глупее звучали его шутки, тем сильнее его нутро сжималось и отчаянно кричало о предстоящей потере.

Отягощало и то, что он не мог поделиться этим ни с кем. Даже с Маркусом или Эдом. С его стороны это было глупо и эгоистично, ведь на носу был матч против Хаффлпаффа, и он не мог подвести ни Ленса, ни своих ребят подобным резким заявлением. Эту ношу он возьмет на себя. Это будет правильно. Он капитан.

Джеррард догадывался, как сильно его хаффлпаффскому товарищу нужна была эта победа, но втайне он опять же эгоистично очень сильно желал Хаффлпаффу проиграть. Он корил себя за это, но совершенно не мог по-другому. Да, Джилл теперь капитан, но у него впереди будет еще много матчей, а этот будет для Джерра последним. И гриффиндорец безумно хотел завершить свою карьеру игрока в квиддич ярко. Хотел всей душой испытать неподдельную радость своей команды, в последний раз неудержимо, безбашенно и истинно по-львиному развлечься, с реками выпивки и тоннами позитива. Он бы нехило просел по своим долгам в Трех метлах, но он уже договорился обо всем с трактирщиком: о том, что обязательно пришлет все деньги, до последнего сикля.

Как же ему не хотелось в свой последний вечер в Хогварсте видеть даже тень печали на лицах своих товарищей!

Весь матч Джеррард был словно заводной, и с непоколебимым, даже фанатичным задором подбадривал всю команду, что бы с ней не случалось. Глаза его горели как никогда, руки тряслись от переполняющей его энергии. Эду даже пришлось немного поумерить его пыл, но Джерр очень надеялся, что его друг не заподозрит в его поведении ничего лишнего.

Каждый раз, когда Фитцджеральд оказывался в штрафной зоне и встречался с пышащим спокойной, самодовольной уверенностью взглядом старины Олдфорда, каждый нерв тела Джерра напрягался особо сильно. У них с Генри было собственное противостояние. Джерр знал, что вызывает в хаффлпаффском вратаре особый азарт, который был полностью взаимным. Бывало, они оба в свободную минутку втайне ото всех тренировались на пустующем квиддичном поле. Джеррард не понимал зачем, но Генри когда-то даже подсказал ему пару приемов перед матчем Гриффиндор\Рейвенкло в прошлом году и рассказал о своих наблюдениях за Стефэнасом Кэрроу.

- Целься в левое нижнее, - чуть лукаво приподняв бровь, говорил ему Олдфорд. - У нас здесь слепая зона.

И вот, на этом матче, ему впервые удалось обхитрить Генри и забить в его кольца квоффл. В этот раз Джеррард особенно тщательно выбирал стратегию игры, и его недавняя дружеская потасовка с Ленсом тоже не осталась без внимания в тот момент, когда Фитцджеральд наконец решил хорошенько, не без помощи Эда, проанализировать команду противников. Кажется, капитан Хаффлпаффа был несказанно обескуражен этим!

Но его натянутые как струны нервы, увы, не могли верно служить ему вечно. С каждым голом, забитым Хаффлпаффом, Джеррард был все ближе к своему пределу. Казалось, его маленькая мечта вот-вот готова была ускользнуть от него, и изменить все его будущее не в лучшую сторону. И он все сильнее ругался на себя, когда запускал квоффл либо прямо в руки Олдфорда, либо откровенно "в молоко".

Но Эдмунд, его прекрасный и верный друг, не подвел команду и его. Он поймал снитч, чем вмиг сделал возможными все стремления Джеррарда, о которых он переживал последнюю неделю. И сейчас он словно бы со стороны наблюдал за тем, как прыгали и кричали победные возгласы его товарищи по команде. Он... Он смог. Они смогли. У них получилось.

***


Высокий парень неожиданно вытянулся по струнке и низко поклонился опешившей команде.

- Что это с ним? - услышал Эдмунд краем уха голос стоявшей позади него Вероники.

- Спасибо за игру! - громогласно объявил Джеррард, выпрямился и широко улыбнулся, но было в этой улыбке что-то такое, от чего у Поттера рухнуло сердце. Он знал своего друга как облупленного, пусть тот и старался выглядеть и держаться всегда уверенно. Джерру сложнее всего было скрывать это от Эда, и больше молчать он не мог. Игра уже подошла к концу... - Для моей последней игры это замечательный подарок.

Он все таки произнес это. Сказал... Руки внезапно задрожали, вслед за непослушным подбородком, пусть его глаза и улыбка искрились неподдельным счастьем.

- П.. последней игры? - непонимающе повторил Поттер, ощущая, как вся радость от победы резко испарилась не только у него, но и у всей команды.

- Я... я кое-что скрывал от вас все это время.

Джерр потупил взгляд и неловко потер затылок. Затем набрал побольше воздуха в грудь и решительно окинул взглядом всю свою команду.

- Меня переводят в Ильверморни. Я возвращаюсь в Америку. Я не хотел никому говорить, чтобы вы лишний раз не волновались.

Джерр приложил все свои усилия, чтобы его голос не дрожал. Но, кажется, вышло не очень.

Эдмунд неверяще потряс головой, за спиной послышался чей-то всхлип. Он и сам готов был дать волю слезам обиды и отрицания, но вместо этого тоже вытянулся по струнке, как их капитан минуту назад. Быстро сообразив, что хочет сделать Поттер, к нему присоединились Зак и Шайдер, после все игроки команды.

- Спасибо за игру! - послышался над стадионом выкрик из разных голосов, и некоторые болельщики, что еще не успели покинуть трибуны, удивленно переглянулись.

***


- Макс, ты чего как в воду опущенный? - поинтересовался Эдмунд, когда они уже сели в раздевалке, чтобы разобрать ошибки игры, хотя сам себя сейчас чувствовал не так хорошо, как предполагалось после победы. Закария хлопнул его по плечу и прошептал ему на ухо, когда Поттер немного наклонился в сторону друга:

- Он сбил Бриану. Попал ей прямо в голову, - чтобы подтвердить свои слова Хантер пальцем постучал себя по виску. Эд удивленно распахнул глаза, он был слишком поглощен снитчем, что не заметил такой серьезный поворот игры.

- Раз пока я все еще ваш капитан, - Джерр встал перед ними, сложив руки за спиной. - Так что разберем ваши ошибки на игре.

Некоторые нахохлились еще больше, чем было до этих слов, но никто не высказал возражений. Вивьен Доунс с ними сейчас не было, ребята сказали, что ее забрали в Больничное крыло еще до окончания игры.

- Во-первых, вам всем нужно будет больше тренироваться, придумывать... свои приемы. Я мало уделял этому внимания, но сегодня убедился в том, что это была моя ошибка. Стратегия, по которой мы сегодня играли, оказалась несовершенной. Во-вторых, контролируйте свои эмоции. Не ругайтесь на сокомандников и не сомневайтесь в них, - он остановил взгляд сначала на Александре, затем на Веронике, после чего взглянул на Закарию, который серьезным видом его слушал. - Закария лучше всех показал себя сегодня. Макс, - Джерр обратился к новенькому, который тут же поднял глаза на капитана. - Мы все понимаем, что с Брианой вышла случайность. Я уверен, что в руках мадам Помфри она в безопасности. Но игра не закончилась на ее падении с метлы. Ты все так же был нужен на поле. В этот момент соперники могли воспользоваться ситуацией. Конечно, я говорю про более серьезные игры, чем школьный квиддич, но все-таки.

Он на минуту замолчал, переводя дух. С одной стороны, было у него ощущение, что он теперь никто, не имеет права их отчитывать, но все молчали, все еще воспринимая его как капитана команды, поэтому Джеррард продолжил разбирать ошибки каждого игрока и общие в целом.

***


- Макс, эй, Макс, - привлек внимание к себе однокурсника Поттер, когда они всей командой возвращались в замок. - Если хочешь, мы с Заком сходим с тобой к Бриане. Еще узнаем, как там Вивьен. Надеюсь, у них двоих все обошлось...

- Не думаю, что мадам Помфри сейчас к ним кого-нибудь пустит, - отозвалась Вероника, которая переживала за Дуонс не меньше остальных. - Но Вив точно отделалась легче, чем Треверс...

- Давайте сначала дойдем до башни, а там уже посмотрим, что будем делать, - отозвался Джерр, идущий чуть впереди. Все согласились.

***


В гостиную ребята входили под радостный смех и поздравительные крики. Эден Корнштайн сдержал слово, ведь у многих присутствующих были бутылки со сливочным пивом, которые семикурсники протащили в гостиную.

- Это для разгона, - с улыбкой на губах отозвался семикурсник, подходя к Эдмунду и Джеррарду и протягивая им по бутылке. - Потом в Хогсмид, как говорится, по традиции.

Поттер сразу сделал несколько глотков. Во-первых, они победили, ему можно. Во-вторых, осознание того, что Джеррард уже завтра отправится в Америку, и Эд вот так сейчас общается с ним в последний раз, начало наконец-то доходить. Он, как и все остальные, не был готов к такой новости. Друг хлопнул его по плечу, когда Эден отошел от них, возвращая Поттера в реальность.

- Сердишься на меня? Разочарован? - негромко спросил Джерр, пряча взгляд, чтобы не смотреть лучшему другу в глаза. О чем он думал, скрывая эту новость от Эда. Ведь тот почувствовал, что с ним что-то не так.

- Я думаю, что ты сделал это только от того, что беспокоишься о всех нас, - отозвался Поттер. - Но я бы все-таки хотел знать. Это из-за отца?..

- Да, - голос Джерра стал еще тише, когда речь зашла о его семье, и Эдмунд понял, что лучше поговорить об этом в месте без свидетелей.

- Давай повеселимся сегодня как никогда, - вдруг сказал Эдмунд, улыбнувшись и хлопнув парня по плечу. Джеррард улыбнулся ему в ответ, и парни поспешили к шумной компании, которая приняла их поздравлениями и свистом. Они успеют еще поговорить завтра, до отъезда, а сейчас они будут праздновать победу Гриффиндора и радоваться сегодняшнему дню.

Последнее изменение внесено Rira (23-11-2020 в 08ч19)


https://pp.userapi.com/c845523/v845523815/203005/5DVbGf0uDJE.jpg

Офлайн

#2263 23-11-2020 в 02ч52

Гвардия Тени
Dqo
Серый кардинал
Dqo
...
Сообщения: 681

Хаффлпафф, 7 курс.
Когтевран, 7 курс.
Элия Нилам Ануру.
Каталина Виктория Клаенс.
Коридоры Хогвартса.

Между собой. Упоминаются: Мадам Помфри, Бенджамин Уоллс, Себастьян Пиритс + НПС.

За своё столь недолгое прибывание в Хогвартсе, Элиа едва ли успела с кем-то познакомиться. Некоторое стеснение (пусть и язык она знала отлично), охватывало её каждый раз, когда нужно было к кому-то подойти и представиться первой. К тому же, мисс Ануру не совсем представляла, каким образом и с кем первой ей стоит заговорить. Дело было вовсе не в правилах этикета: девушка воспитывалась по английским обычаям и неудивительно, что её родители решили выдать её за Англичанина, подготавливая к этому лет с двенадцати, чтобы расширить свои влияния не только на Индию и Африку, но так же и на другие страны. Главною их целью на данный момент была Англия. Брак мисс Ануру был полностью выгодным её родителям и их семье, а Пиритсы так же были выбраны не случайно — семья Ануру долгое время занималась землевладельчеством и землепользованием, что дало отличный старт к союзу Пиритсов и Ануру. Отец Элии так же некогда работал в Отделе магического правопорядка, как и его отец до него. Переезд планировался за несколько месяцев до начала учебного года в Хогвартсе, но из-за некоторых трудностей переезд отложили и мисс Ануру была вынуждена поступить в школу чародейства и волшебства, к своему сожалению, только в октябре, потому, она посчитала, ей труднее завести знакомства в школе. Впрочем, почти всё лето она отправляла письма Себастьяну Пиритсу, который переодически отвечал на её вопросы, рассказывая о школе и об Англии, Лондоне, упоминая так же летнюю резиденцию Пиритсов, которую те отстроили сами ещё до рождения самого Себастьяна. Мисс Ануру, определённо, не испытывала большой любви к мистеру Пиритсу, вопряки своим ожиданиям. Их брак казался ей необходимым решением семейной проблемы, но она не исключала, что молодой юноша ей нравится так же, как если бы она была влюблена и писала об этом своей матери два дня назад. Элия, к сожалению, в силу своей неопытности общения с Англичанами, не осмаливалась подходить к мистеру Пиритсу первой; виделись они за две недели всего один раз, что очень удручало и молодую леди, и её мать. Впрочем, с новостями, что творятся в Хогвартсе последние несколько дней, мысли юной особы о Себастьне поубавились. Сегодня она даже посетила свою первую игру по квиддичу и была ею довольно, пусть и не уверенна, что поняла всё верно.

Мадам Помфри, с которой Элии удалось пообщаться пару раз, потому как женщина любезно, как только юная волшебница приехала, предоставляла ей травы для лучшего сна, сразу понравилась девушке некоторой строгостью и проницательностью. Потому услышать о том, что случилось с Бенджамином Уоллсом сегодня, после всех сторонних обсуждений, что мисс Ануру слышала, было невыносимо больно за переживающую мадам Помфри. После игры, которую Элия наблюдала в компании Кейли Танаки, иногда поясняющей девушке правила, мисс Ануру решила поискать мистера Уоллса, в общем-то, вообще не представляя, как тот выглядит. Думая о мистере Уоллсе, ей представлялся больной, бледный от какой-то болезни молодой юноша, с серого цвета глазами и серыми волосами, в форме пуффендуя. Это всё, пожалуй, что ей удалось представить. Проходя по коридору первого этажа, мисс Ануру заметила леди в барсучьей форме, что ютилась от чего-то неподалёку. Лицо её, бледное, показалось ей обеспокоенным и почему-то именно у неё решила спросить Элия, как выглядит мистер Уоллс, и узнать другую информацию, которая поможет его найти. Она подошла к девушке, склонив слабо голову, а затем произнесла: — Добрый день. Меня зовут Элия Ануру, я хотела бы спросить у Вас о Мистере Уоллсе. Возможно, вы опишите мне его.. Более подробно. То, что случилось, разумеется, трагедия. Пусть я здесь совсем недавно, хотела бы поучаствовать в поисках. — когда Элия закончила, она заметила одну странность в кудрявой, будто нарумяниной молодой леди: светло-зелёные глаза, похожие на летнюю траву, посмотрели будто сквозь Ануру, а сама волшебница даже не приоткрыла рта, чтобы что-то сказать. Вместо этого леди показала жестом тонкой, белой руки с изящно согнутыми пальцами на собственное горло.

Тогда Элия сразу всё поняла: девушка была немой. Впрочем, губами она пыталась что-то объяснить мисс Ануру, но говорила незнакомка так скомканно и, как показалось самой Нилам, заикающись, что Элия её не поняла. Тогда девушка высвободила руки из красно-золотистого сари*, которые в нём укутала, жестами рук сказав следующее: — Если Вы не может говорить, простить мне дерзость, но мы с Вам можем общаться таким способом.

Тогда, незнакомка перед ней, казалось бы, выдохнула и чуть уверенне показалась Элии. Она расправила плечи, чуть склонив голову в благодарности или приветствии, а затем показала: — Очень приятно познакомиться с Вам. — на пару секунд она обвела пальцами своё ухо, слегка акцентировав на нём внимание: — Я могу слышать Вам речь, если Вам удобно говорить... — вежливо добавила девушка, после представившись лишь по имени, которое медленно произнесла и губами: Каталина.

Тогда мисс Ануру улыбнулась уголками губ, вновь задав вопрос о пропавшем хаффлпаффце. В этот раз вопрос был поставлен наиболее удобно для Каталины, но сама Элия несколько сомневалась в своих способностях говорить жестами, поэтому некоторые отдельные фразы озвучивала вслух.

— Я сама поиск наш староста. — скромно отметила мисс Клаенс, губы её чуть сжались. Мистера Уоллса она знала, разумеется, но никогда им тесно общаться не приходилось.

Обе девушки решили, что им лучше пройтись и поискать пуффендуйца вместе. В то время мисс Клаенс рассказала о том, как Бенджамин Уоллс выглядит и поведала о том, что в пятницу, возможно, на него напало какое-то магическое животное, что было известно ей по слухам. В само больничное крыло Клаенс не ходила из-за боязни увидеть что-то по истине страшное, что в своей голове она сама придумала, случившееся с мистером Уоллсом. Слухи в какой-то степени успокаивали молодую особу, давая ей понять, что всё не так плохо, как себе вообразила. Когда же мистер Уоллс пропал из больничного крыла, в этот раз Каталина решила не оставаться безучастной и начала искать его сама. До квиддичного матча ей удалось проверить подвал и некоторые комнаты на первом этаже. Сейчас мисс как раз возвращалась из трофейной. После осмотра первого этажа, волшебницы неспешно двигались на второй этаж.

Тогда Каталина, возобновив внимание собеседницы к себе, спросила: — Вам нравится язык жестов? Откуда Вы его знает? — она остановилась на лестничной клетке, повернувшись к Элии лицом.

— Моя бабушка с рождения была глухонемой. — произнесла вдруг Элия, добавив: — Но у нас язык жестов отличается от Вашего. Вы используете **дактильный алфавит, которым я заинтересовалась, когда изучала французский.

Тогда Каталина по-свойски загадочно улыбнулась, собрав кисть и отогнув указательный палец, девушка начала говорить: — Моя преподаватель общение со меня через это алфавит.. Мой родитель, француз, но переехать Фландрия до моей рождения. — руки девушки остановились и она сделала лёгкую паузу, давая своей собеседнице возможность понять её. Она всегда говорила с большими паузами, или произносила слова только губами, чтобы её лучше поняли. — Там, откуда Вы родится использует нет дактильный алфавит?

Мисс Ануру неловко качнула головой. Её бабушка пользовалась традиционно индийским языком жестов, а чаще всего использовла губы для того, чтобы её правильно поняли.

— Я понимать. — ответила Каталина, жестом руки предложив девушке подниматься наверх. В отличии от настоящей речи, её речь не могла отличаться сменой времени, числом или наклонением. Потому некоторое время, в детстве, мисс Клаенс и в письме не отличала времена, склонения и числа. Всё для неё сводилось к одному времени, роду, числу. От того она казалась некоторым очень глупой, или по крайней мере неграмотной волшебнице.

Второй этаж обе девушки уже обходили вместе, переодически останавливаясь на то, чтобы поговорить, или позадавать друг-другу вопросы. Элии хотелось побольше разузнать о Хогвартсе и англичанах, потому сейчас она имела отличную возможность услышать что-нибудь ценное и полезное от мисс Клаенс, которая показалась ей очень добрым, общительным, хорошим человеком.

*Са́ри — традиционная женская одежда на Индийском субконтиненте, представляющая собой ткань длиной от 4,5 до 9 метров[1], шириной до 1,2 метров, особым образом обёрнутую вокруг тела. Носится сари с блузой, известной как чоли или равика, и нижней юбкой (павада/павадаи на юге, и шайя в восточной Индии). Самый распространенный стиль ношения сари — ниви, когда один конец два раза обёртывается вокруг бёдер, драпируя ноги, а верхний край укрепляется на тугом пояске нижней юбки и затем перебрасывается через одно плечо. На улице женщины обычно накидывают свободный конец сари (паллу) на голову, как шаль. В традиционной Индии материал, из которого сделано сари, зависел от социального и материального положения женщины, но сам способ носить его был единым для данной местности.

**Дактилология (др.-греч. δάκτυλος — палец + др.-греч. λόγος — учение) — своеобразная форма речи (общения), воспроизводящая посредством пальцев рук орфографическую форму слова речи, поскольку использует дактильную азбуку. Тем самым дактилология сочетает в себе признаки как устной речи, поскольку используется для оперативного общения, так и письменной, поскольку имеет форму последовательности знаков в соответствии с нормами орфографии.

Дактильный алфавит французского жестового языка используется для обозначения понятий, для которых нет отдельных жестов, а также для ввода французских слов в речь.

Последнее изменение внесено Dqo (23-11-2020 в 02ч57)


Офлайн

#2264 23-11-2020 в 09ч57

Гвардия Обсидиана
Qetsäl
Серый кардинал
Qetsäl
...
Сообщения: 1 427

Суббота, прошлый день (30 октября)
Вербальд Дэвид Хенсли | Слизерин, VII курс
Скачки «Хосс-Игл»
» Колм Мур, Изабель Хьюс, Томас Хьюс, Эдит Хьюс, Роберт Хьюс, Бедивер Хенсли, Мерауда Рэвин, Иэгэн Мур

           — Благодарю за совет. Если честно, мне они показались весьма интересными. Разумеется, каждый по-своему.

           — На их месте я был бы весьма польщён Вашими словами, — ответил Вербальд, в душе, вполне возможно, действительно с радостью принимая за друзей адресованную им похвалу. — Но то, как высказался я о них ранее, должно остаться только между нами. Те слова были весьма лишними и крайне необдуманными, и не должны были быть мной озвученными, — признался юноша тоном весьма бесстрастным.

           Грусть собеседницы из-за его ответа Вербальд не мог оставить без внимания.

           — Мне жаль Вас огорчать, мисс Хьюс. Но я желаю Вам прекрасного времяпровождения на завтрашних скачках. Завтра Вы найдёте прекрасную и более оживлённую компанию для себя и Вашей семьи, — уже не так ровно выразился юноша, но под конец тихонько выдохнул устало: сложно было признавать несовершенство собственной компании. — Если Вы не против, буду рад встретиться с Вами в Хогвартсе.

           — Мистер Хенсли, с Вами всё в порядке? — обеспокоилась вдруг мисс Хьюс, встревожив своим вопросом и самого Вербальда; очнувшись, совсем избавившись от остатков нахлынувшей полудрёмы, от изумления юноша вытянулся в лице и оцепенел, не мог и пошевельнуться. С ним было что-то не так? Ответ на этот вопрос бессознательно Вербальд пытался вычитать в светлом серебристом взгляде Изабель.

           Не пропустивший этого мимо ушей, Колм переключил внимание с забега на этих двоих. Сначала озадачено он посмотрел на девушку, а потом уже перевёл недоверчивый взгляд на облокотившегося на него друга.

           — Ну, — начал Колм чуть погодя, обернувшись к Изабель с невозмутимым выражением лица, — он действительно выглядит не как обычно. Живее, что ли, — на свой саркастический ответ Колм удостоился лицезреть тыльную сторону ладони Вербальда прямо перед своим лицом, но на подобный жест «великодушной просьбы замолчать» громоздкий юноша отреагировал протяжным и отрывистым, возмущённым «э»; он очень хотел поставить своего друга на место, но тот уже вернул себе дар речи и всё своё внимание начал уделять прелестной особе.

           — Могу я Вам чем-то помочь?

           — Мисс Хьюс, — тут же начал Вербальд за девушкой, сам к ней наклонившись, да в желании смягчить её волнение коснувшись легонько пальцами сжатых в кулачки её рук, — я в порядке. Со мной всё было нормально. — Говорил Вербальд и смотрел девушке прямо в глаза. Ещё не до конца собравшись, черты лица его выглядели мягко и пока могли передавать его подлинные чувства, что были немного схожи с эмоциями мисс Хьюс сейчас. — Чем я мог Вас встревожить?

Последнее изменение внесено Qetsäl (23-11-2020 в 20ч12)


https://i.ibb.co/Ryc06RJ/4ntpdn3y4n37bxsosmem7wcy4nhpdngttoopbxty4gypbpqosmem7wf54g8pdbsozdemomby4n67bxty4n6pbxsos5emmwce4ggnbwf54nhnbwf94gypbpqosueadwcn4napbcsozdeafwccrdem3wfa4gynbwft4n47bp3y4n7pbxstodem7wf54g.png

https://i.ibb.co/sFTJ0W5/1234678.png

Офлайн

#2265 23-11-2020 в 23ч34

Гвардия Тени
Mikolik
Постигающая основы
Mikolik
...
Сообщения: 116

Гриффиндор
Максвелл Роу, 6 курс
Квиддичное поле
Упоминаются: Джеррард Фитцджеральд, Вивьен Дуонс, Тадзио Принц, Александр О'Коннел, Анджело Пеллегрини, Бриана Треверс (Тройка), Джилрой Лесли, Шайдер Монфор-л’Амори

Первая половина матча. Взмыв в небо следом за остальными, Максвелл тут же ощутил, насколько же там был холоднее воздух. Резкий ветер, бьющий прямо в лицо в два счета заставил его щеки залиться румянцем. Сделав вдох полной грудью, Роу крутанул битой в руке и пальцами покрепче перехватил рукоять, не спуская своего цепкого взгляда с подброшенного мадам Глини в воздух квоффла, которым тут же попытался завладеть охотник Хаффлпаффа.

Но не тут-то было. Принц ловким движением с легкостью перехватывает квоффл, а находящиеся рядом Фитцджеральд и О'Коннел тут же начинают одновременно исполнять вулонгонгскую пляску, быстро-быстро замельтешив в обманном движении. И их тактика сработала на ура. Принц с квоффлом под мышкой стрелой устремился прямиком к кольцам Хаффлпаффа. Максвелл, стараясь не упускать ничего из вида, пустился за ним следом, чтобы иметь возможность в любой момент прикрыть ему спину.

Однако прикрывать Тадзио и не пришлось. Обманутые вулонгонгской пляской хаффлпаффцы не поспевали за несущемся к их кольцам охотником Гриффиндора. Но всё же, к несчастью, Принц то ли поторопился, то ли что-то ещё с ним случилось — забить ему не удалось. Цыкнув от досады, Роу тут же резко сменяет траекторию своего полета и так удачно подвернувшимся под левую руку бладжером запускает вдогонку хаффлпаффовской Тройке, что держала в своих руках квоффл.

Девчонка, свесившись с метлы, успешно уворачивается и Макс от недовольства кривит и поджимает губы. «Вот же чёрт, какая ловкая!». Он видит как Тройку нагоняет О'Коннел с явным намерением перехватить у неё квоффл. Александр действовал на поле довольно резко и агрессивно. И такое его поведение явно пугало некоторых игроков команды противников. Охотник под двенадцатым номером, что попытался было его заблокировать, явно струхнул и О'Коннел спокойно себе пролетел мимо него даже не обратив внимания.

Однако летящий в Александра бладжер смешал ему все карты. Находясь чуть выше, Роу успевает вовремя свеситься с метлы и прикрыть спину своего товарища по команде, подкорректировав битой направление полета бладжера, отправив тот летать в обратном направлении. Довольный успешно выполненным приемом Максвелл ловко вернулся в обратное положение и последовал взглядом за перемещениями квоффла в руках хаффлпаффцев.

Тройка передала пас своему капитану, отчего на хвост метлы тому тут же присели сразу и Фитцджеральд и Принц. Роу злорадно хмыкнул себе по нос — ишь какой резвый нашелся, от нас не уйдешь! — но вскоре ему стало понятно, что отобрать у хаффлпаффца квоффл до того как тот запустит им в их кольца парни ни как не успеют чисто физически, хоть разрыв образовавшийся между ними и был совсем небольшим.

У Макса была возможность в этот момент запустить бладжер наперерез Джилрою Лесли. Но вероятность того что вместо того чтобы попасть по нему бладжер угодит в Фитцджеральда или Принца была слишком высока и он принял решение не рисковать, тем самым давая шанс Лесли ударить по их кольцам. Отбивая бладжер совсем в другую сторону Роу надеялся лишь на то, что Шайдер сумеет выстоять, оставшись один на один с опытным охотником Хаффлпаффа.

И их вратарь выстоял!

Макс облегченно выдохнул и, не останавливаясь ни на секунду, уже летел следом за остальными в противоположную сторону поля. Прикрывая спины своих товарищей по команде, он чувствовал необходимость быть одновременно «везде», ведь если он зазевается хоть на секунду — повторится ситуация случившаяся с Вивьен. Боясь налажать, будучи не в полной мере в себе уверенным, Роу очень нервничал. Ответственность за других, лежащая на его плечах, давила на него, заставляя изрядно переживать из-за своей неопытности.

Однако, не смотря ни на что, Максвелл прилагал все имеющиеся силы.

Вторая половина матча началась со стремительного финта от О'Коннела. Он с ходу урвал преимущество для своей команды, но квоффл был упущен при передаче Фитцджеральду. «Вот же заноза!». Максвелл видел как Тройка отвлекла на себя их капитана и Джилрой Лесли спокойно перехватил у Гриффиндора квоффл. Однако внимание Роу тут же переключается на ловца Хаффлпаффа и он, прищурившись, быстро отправляет ей подарок в виде бладжера.

Черт!

Бладжер со свистом пролетает мимо. Макс недовольный собой хмурится и громко цыкает, но ничего с этим поделать не может: девчонка оказалась куда шустрее, чем ему казалось. Он вновь петляет в воздухе и видит как в этот момент охотники Хаффлпаффа собираются перебросить друг другу квоффл. «Ну уж нет!». Роу закусывает губу и с левой руки отбивает бладжер прямиком в парня, летающего под двенадцатым номером.

Да что ж такое-то!?

Максвелл потихоньку начинал злиться на себя из-за того что от его бладжеров все как-то слишком легко уворачиваются, а тут ещё и ко всему прочему им забили. Хаффлпаффские трибуны радостно взревели. Чертова девчонка под третьим номером — да когда она только успела?! — Роу весь в лице переменился от досады. Он ведь всего на секунду упустил квоффл из виду, сам уворачиваясь от свободно несущегося бладжера.

Шайдер отдал пас Джеррарду, а тот перебросил квоффл Принцу, которого не отпускал от себя Лесли. Стиснув зубы, Макс рывком сорвался с места: он видел как тот самый Пеллегрини, что ранил их Вивьен в первой четверти, собирался сейчас подпортить игру и Принцу. «Не позволю!». Роу в два счета оказался возле него: Максвелл действовал несколько грубо, задевая хаффалпаффца плечом. Но именно это и помогает ему украсть бладжер у Пеллегрини из-под носа и отцепить Лесли от Принца, ловко направленным в того бладжером.

Ха! Вот так!

Крайне довольный собой Максвелл не сдерживается от победной ухмылки в сторону Пеллегрини: ему было приятно осознавать, что он отобрал бладжер у более опытного игрока. Не зря он наблюдал за тем же Александром. Немного агрессии в движениях как это делал дурмстранговец, сыграли ему сейчас только на руку. Распыленный крайне удачно исполненным финтом, Роу подмечает как у охотников его команды в момент передачи друг другу хаффловкая Тройка ловко перехватила квоффл.

Не в этот раз!

Максвелл, не раздумывая, оказывается у бладжера и точным ударом отправляет его прямиком на перерез девчонке, что неслась в сторону гриффиндорских колец. Губы Роу тут же расползлись в хищной ухмылке: сейчас бладжер просвистит прямо перед ней и пока она ошеломленная такой внезапностью будет сбита с толку, Тадзио её нагонит и вернет обратно квоффл Гриффиндору, не позволив ей передать пас Лесли.

Однако всё пошло не совсем так как того хотел Макс и ухмылка медленно начала сползать с его лица:

— У-уклоняйся, ну же… — неуверенно пробормотал себе под нос Роу, не сводя широко распахнутые глаза с девчонки, он мог поклясться — ещё чуть-чуть и бладжер прилетит ей прямо в голову — и от этого румянец на его щеках заметно побледнел, а сам он не выдержав громко выкрикнул: — Уклоняйся же! Тройка!!!

Но девчонка не слышала его, как и не видела бладжер летящий в неё.

Максвелл оцепенел. Взглядом полным ужаса он наблюдал медленное падение хаффлпаффки вниз. И когда девушка оказавшись на земле даже не пошевелилась по спине его пробежал холодок и он посильнее вцепился пальцами в дверко метлы.

Он её что сейчас — УБИЛ?..

Видя, как один из хаффлпаффских охотников помчался к ней, Макс не справился с переполнившими его эмоциями и так же сорвался с места, а оказавшись в метре от земли, спрыгнул с метлы, рядом с нею же роняя на ходу свою биту. И только Роу хотел было подскочить к Тройке, как дорогу ему преграждает помощница мадам Помфри, оттесняя его в сторону, чтобы не мешался почем зря.

— Макс! — доносится до ушей голос Фитцджеральда, взволнованно смотрящего на него сверху в низ. — Возвращайся быстро обратно, игру ни кто не останавливал!

Джерр тут же умчался прочь, а растерянный Роу еще пару мгновений мешкался между приказом капитана и желанием хоть чем-то помочь лежащей без сознания девчонке, которая пострадала из-за его действий. Однако когда он увидел, что её уже перекладывали на носилки, собираясь унести с поля в больничное крыло, Максвелл всё же скрепя сердце подхватил в руки метлу с битой и взмыл в небо.

Вернувшись в игру, Роу застал момент, когда Принц бил по кольцам Хаффлпаффа, но, к сожалению, его попытка не увенчалась успехом. Инициатива вновь перешла вместе с квоффлом их противнику и, уже меньше чем через минуту, Джилрой Лесли принёс своей команде очередные десять очков. От криков с трибун «За Бриану!» Максу становилось не по себе. После случившегося он ни как не мог собраться и сосредоточиться на игре. Не стоило ему так рваться в загонщики. Играл бы себе охотником и ни кто бы ни страдал от его действий: манера игры охотников в квиддиче была аналогичной действиям игроков в кводдпоте, он знал о чём рассуждал.

«Но нет, я решил пробовать себя в чем-то новом и полез в загонщики!». Ругая самого себя, Роу всё же ради команды продолжал следить за действиями противника и страховал товарищей от летящих в них бладжеров. Игра за считанные минуты успевает переместиться с одной части поля и обратно. Но ни попытка Фитцджеральда, ни попытка Лесли не увенчаются успехом. Шайдер делает пас Принцу и тут… игроки разом останавливаются, а трибуны Гриффиндора заходятся громкими криками и овациями. Не понимая, что происходит Макс забегал глазами во все стороны и с удивлением взгляд его останавливается на Поттере, победно поднявшим вверх руку с зажатым в ней меж пальцем снитчем.

И это означало только одно — игра наконец-то закончилась.

Последнее изменение внесено Mikolik (Вчера в 01ч04)

Офлайн

#2266 Вчера в 17ч12

Гвардия Обсидиана
Rira
Приспешница Сильф
Rira
...
Сообщения: 1 206

Хаффлпафф, 6 курс
Инграм Лисандр Селвин
Поле для Квиддича

Джилрой Лесли. Упоминаются: игроки в квиддич, Отто Цинманн, болельщики Хаффлпаффа.

Инграм обещал Джилрою поддержать их команду сегодня, и юноша сдержал свое общение. Даже позволил особенно активным болельщикам сделать ему две полоски цвета их факультета на щеках. Это не первая игра, за которой он наблюдает, и на которой болеет за своих, но это первая игра, где Джилрой в роли капитана. “Мимо, мимо, мимо” каждый раз скандировал в своей голове юноша, когда бладжер направляли прямиком в рыжеволосого игрока Хаффлпаффа. К счастью, Ленс был с метлой на “ты”, и загонщики команды знали свое дело.

Селвин проследил взглядом за другом, когда тот с победно поднятой рукой отлетал от Гриффиндорских колец после забитого квоффла, победно заулюлюкав вместе с остальными однофакультачанами.

- Was für ein toller Kerl*! Джилрой хорошо держится в роли капитана, верно? - послышался голос Отто Цинманна, который сидел позади Инграма со своими однокурсниками. И кудрявый юноша не мог с ним не согласится.

Хаффлпаффец не был враждебно настроен к гриффиндорцам, как некоторые из ребят, рядом с которыми он сидел, ведь в голове продолжала биться мысль, что это всего лишь школьная игра. Но после ночного разговора с Ленсом он понимал, как эта игра важна для его друга. Их команда играла лучше гриффиндорцев, которые, насколько понял Инграм, решили играть против Хаффлпаффа их же приемами. Селвин даже был уверен в победе Хаффлпаффа, но не зря Эдмунд Поттер так долго играет на позиции ловца...

- Эдмунд Поттер поймал снитч!

Стоило словам Бертрама разнестись над стадионом, кудрявый юноша сразу нашел рыжеволосого игрока Хаффлпаффа, сложно было с такой высоты увидеть его лицо, но сердце Инграма все равно болезненно сжалось. Мало того, что попали в Бриану и сбили с метлы, так еще... Хаффлпафф проиграл...

- Инграм, ты куда? - послышался ему вслед голос Ньюта, но юноша лишь быстро обернулся, чтобы помахать ему рукой, и споткнулся в проходе о длинные ноги Давида, чуть не прочесав носом деревянные ступени. Спешно извинившись перед семикурсником, парень поспешил на выход с трибун. Сейчас Джилрою будет совершенно не до него, нужно было объясниться с командой, подбодрить их, но для начала... эта поддержка была необходима самому Ленсу.

Команда Хаффлпаффа медленно брела к раздевалкам, и кудрявому юношу не составило труда привлечь к себе внимание друга. Он слетел с лестницы, что вела на трибуны, снова споткнувшись на последних ступенях.

- Ленс... - позвал Инграм, стараясь отдышаться и убрав со взмокшего лба кудряшки.

- А? - Джилрой обернулся, смотря опустевшими глазами куда-то в пространство перед собой. Но стоило ему сфокусировать взгляд на Инграме, на его лице появилась добродушная улыбка, отдающая хоть каким-то теплом.

- Инграм! Как тебе игра? Мы были близки к победе! - Лесли постарался максимально оптимистично подмигнуть Селвину.

- Вы... вы... - Инграм выпрямился, сделав несколько шагов навстречу Ленсу. Он видел, что этот оптимистический настрой, который Джилрой натянул на себя перед другом, был ненастоящим. - Вы были как звезды в чистом ночном небе, Ленс. Сияли так же ярко. Ты постарался на славу.

Ленс на секунду потупил взгляд и затем вновь посмотрел на Инграма с мягкой улыбкой, в которой было сложно различить радость или грусть.

- Спасибо. Среди нас и правда, кажется, зажглась новая звезда. Возможно, она светила настолько ярко, что кто-то даже захотел загадать желание, когда она падала.

Квиддич был травмоопасной игрой, после каждого матча обязательно кто-нибудь из игроков оказывался на больничной койке, и в этот раз этим игроком оказалась Бри. Инграм опустил взгляд на носки своих ботинок, ощущая, что больше ничего не может сказать другу, но в то же время ощущал, что не хочет его отпускать...

- Я.. мы будем ждать вас в гостиной.

Тут Лесли поднял свою еще облаченную в перчатку руку и положил на плечо друга.

- Слушай, - негромко произнес Джилрой. - Со мной правда все будет хорошо. По-секрету скажу, что мне нелегко далось это поражение, но это же просто игра. Дай мне пару минут, и я отойду и смогу сказать команде что-то внятное и обнадеживающее. Только сам себе сначала скажу это.

Инграм не хотел наседать, потому что видел этот пустой взгляд, который друг поднял на него минуту назад. Знал, насколько был важен этот матч для Ленса.

- Да... мы можем поговорить позднее. Сейчас ты нужен им, - юноша кивнул в сторону раздевалки, где скрылись остальные члены команды. - Я просто хотел, чтобы ты знал, что никто не винит тебя в проигрыше.

- Я буду ждать этого разговора, - Лесли улыбнулся заметно шире, а затем сделал шаг по направлению к хаффлпаффским раздевалкам. - А пока пойду давать пинки всем, кто посмеет унывать!

Он ушел, а Инграм постоял еще пару минут у лестниц, ведя в своей голове монолог о случившемся разговоре, но все-таки ему пришлось уйти. Выходя со стадиона, юноша снова втретился с Ньютом, который то и дело поглядывал на проходивших мимо слизеринцев.

-----
*Was für ein toller Kerl - какой молодец


https://pp.userapi.com/c845523/v845523815/203005/5DVbGf0uDJE.jpg

Офлайн

#2267 Сегодня в 03ч10

Гвардия Обсидиана
Qetsäl
Серый кардинал
Qetsäl
...
Сообщения: 1 427

Роксана Кэнди Ривер | Хаффлпаф, VII курс
Одетт Авелина Сюзанна де Бланш | Хаффлпаф, VII курс
Хогвартс. Спальня → [. . .] → Хогвартс. Дворик → Коридоры первого этажа → Подземелье → Гостиная Хаффлпафа → Спальня → Гостиная Хаффлпафа → Подземелье → Коридоры первого этажа → Часовая башня
» одни | упоминается Бенджамин Уоллс, Джилрой Лесли

           После завтрака Одетт де Бланш была сама не своя. Ей сердце словно протыкали калёными иглами. Возможно, даже волнение Анджело Пеллегрини перед матчем не могло сравниться с беспокойством девушки. Роксана же, приводившая себя в порядок у зеркала, казалось, выглядела куда менее встревоженно. Но черты её лица были тяжелы и остры, и молчание её нагнетало безнадёжность.

           — Как же дико сейчас так спокойно идти смотреть квиддич, — шагая из стороны в сторону, тихо ворчала Одетт под нос. — Неужто всем так наплевать на пропавшего человека? Всплеск эмоций соперничества им куда важнее, чем страшное событие? Почему директор не перенёс матч?... Хотя, возможно, чтобы с поиском не было суеты в замке... Наверно так... — сведя своё негодование на нет, девушка присела робко на край кровати и потупила взгляд в пол. — Но мы пойдём его искать? — спросила Одетт, обернувшись к Роксане.

           — Конечно, — ровно проговорила Роксана, не останавливаясь в своих действиях. — Но от слепых хождений туда-сюда проку будет мало. Давай подумаем... Все коридоры наверняка проверил завхоз, да и классы, скорее всего, тоже. Нужно проверить наименее посещаемые места... Или, может, что-то в этой чёртовой записке может дать на подсказку, — под конец грубо высказалась Роксана.

           — Пожалуйста, не начинай опять, — простонала Одетт. — Это сейчас так важно? — и под конец девушка чуть ли не огрызнулась сама.

           — ДА, ЧЁРТ, ВАЖНО! — выкрикнула Роксана, резко обернувшись и приблизившись, но Одетт испугалась ещё до этого: в широко распахнутых глазах напротив от уголков до зрачков раскинулись красная паутинка сосудов, меж бровей выступала складка, а волосы стояли дыбом; от девушки веяло страшной агрессией, злобой и страхом. — И я уже высказывала тебе своё мнение вчера, когда от тебя я впервые узнала об этой записке. Да, меня крайне волнует компетентность в сложившейся ситуации! А точнее её полное отсутствие, начиная с директора, Ленса и заканчивая тобой. Я честно не понимаю, какого чёрта эта записка так и оставалась только у твоего Ленса и не была передана декану, директору, мадам Помфри, хоть кому-нибудь из школьного состава.

           — Я уже тебе говорила вчера об этом! Я говорила почему.

           — О да, да, да... «Зачем? Записка слишком личная, Уоллс наверно не хотел её показывать всем», ага, да. Ну, то есть, Бенджамин у нас просто слёг от простуды, а не лежит в лазарете словно мёртвый... Точнее лежал, до сегодня. — отвечала с сарказмом Роксана, в воздухе ставя кавычки. — С каких пор это «личное» важнее здоровья?! Эта была записка больного человека и она, наверно, могла помочь, не говоря уже о том, что состав мог проинформировать о ней семью Уоллса! У него есть кто-то за пределами школы и волнуется о нём, чёрт подери! «Взрослые? Какие взрослые? Для нас они не существуют! Чужие чувства, видимо, тоже». — Продолжала громким, низким голосом девушка, где в каждой сыгранной эмоции крайне саркастического восторга, изумления или сожаления фонтаном брезжила язвительность и ярость. Бросая на трясущуюся Одетт свою тень, в её сторону она сделала два маленьких шажка, в лицо тыча пальцем. — Говоря о личном... «Да, это очень личная записка! Но я буду бегать по Большому залу и спрашивать сначала о каком-то волшебном слове, вскользь упоминая про неё, а потом, когда кто-то вспомнит об этом и спросит меня, что же в записке этой было, я буду абсолютно всем её показывать. Но декану не покажу, она ведь такая личная, ужас-то какой! И, ой, смотри, как продвинулось-то дело — сбежал мальчишка. Вот так я сохранил его “личное”»! — Роксану охватывала не меньшая дрожь, чем её подругу, и вызывало её не только бурное негодование от Джилроя Лесли, но и от страх за Бенджамина Уоллса.

           — Он делала это из лучших побуждений...

           — Когда, ты ещё вчера мне сказала, он получил эту записку? В понедельник? Но ты спросила его о ней в пятницу? То есть зная содержание этой записки, имея эту записку в своих руках, зная что Бенджамин твой товарищ и то, как ты за него беспокоишься, в конце концов это ты случайно проявила инициативу! Не он рассказал тебе, что там! Ты случайно узнала о содержимом! Но ладно... Молодец, потом ты спросила почему записка до сих пор у него, он ответил... но мы это уже проходили. Но ты! Почему ты не проявила инициативу и сама не пошла к декану?! Ладно он дурак, но ты-то что? — От переизбытка чувств девушка не могла спокойно стоять на месте и активно жестикулировала, иногда чуть ли не подпрыгивая на месте. Голос начал хрипеть как от усталости, так и от накатывающих слёз. — Не дай Бог это была последняя записка Уоллса в жизни, а этот дурень продолжал её держать в своих заполненных крошками карманах, а мы все слишком сильно заботились о «личном»! И вот итог! — Роксана остановилась не только потому, что закончила свою тираду, но и потому, что Одетт закрыла своё лицо руками и начала тихо плакать.

           Резко развернувшись от подруги, прикусив палец, Роксана подошла к двери и крепко схватилась за рукоятку. Она тяжело, отрывисто дышала. Всё её тело дрожало, еле не переходя в конвульсии, и девушка приобняла себя одной рукой за талию. В уголках глаз задержались слёзы и она быстро их смахнула. Сейчас она старалась ни о чём не думать. Хотела просто успокоиться.

           Всхлипы за спиной постепенно стали затихать, но голоса Одетт так и не подавала. Казалось, молчание длилось несколько часов, и с каждой секундой как будто бы кинжал впивался всё глубже под рёбра. Не выдержав напряжения, Роксана повернула ручку и распахнула дверь.

           — Ты куда?...

           — Пожелать Анджело удачи, — постаралась холодно ответить Роксана, и вышла за порог.

[. . .]


           Стремительной походкой, достаточно широким шагом, Роксана угрюмым видом вводила сонливый ветер в озадаченность, а стуком каблучков разбивала безмолвие пустого дворика. С утра осталось в воздухе напряжение от свинцовых, грозовых туч, и вместе с осенними остатками теплота он с каждым вздохом оседал на сердце по чуть-чуть, складываясь, потакая уже и так взволнованное сердце играть элегии и безрадостные марши, и тем взять контроль над каждой частичкой тела.

           Все мысли Роксаны суматошились вокруг как в землю провалившегося Бенджамина Уоллса и Одетт, что мучилась из-за него в сто крат сильнее, чем, наверно, сама Роксана, декан, и школьный лекарь, мадам Помфри.

           За спиной, а из-за шального рассудка будто у самого уха, слышался радостный вой квиддичных энтузиастов, но тот затих под рокотом закрытой двери. В прохладе коридора, как в воду опустившись, прозревает чадный разум и легче становится идти. Ускорив шаг, потом переходя на лёгкий бег трусцой, приподнимая подол узкой юбки Роксана Ривер спешит в барсучью гостиную, от туда уже выскакивая в свою спальню. Во взор сразу же бросается Одетт на их сдвинутых вместе кроватях. Лежала она сложившись пополам, глаза были закрыты, половиной лица уткнувшись в маленькую подушку из гостиной, одной рукой крепко сжимая раскинутое на кровати большое пальто, но на которое Роксана не обратила должного внимания. Тихим шагом подойдя поближе, Роксана вытягивает руку и останавливает у лица подруги. Дыхание слабое — спит крепко.

           С того самого момента, как Бенджамин слёг в больничное крыло, единственная оставшаяся староста седьмого курса Хаффлпафа не ведала, что значит выражение «крепкий сон». За ночь с кровати вскакивая раза по два-четыре, девушка была на грани срыва своего здоровья. И ладно бы хоть возмещала трату сил она трапезой, но не было совершено аппетита плотно есть, а потом и вовсе стало просто больно брать в рот даже маленькую ложку супа. Увидеть Одетт крепко спящей для Роксаны было седьмым чудом, и потому, в учёт беря всё происходившее с подругой как за всю неделю, так особенно и этим утром ранее, будить её она не стала.

           Стараясь не забивать голову ещё больше размышлениями о том, как, видимо, Одетт ужасно сильно от всего переволновалась и от того в конец лишилась всяких сил, что, как только Роксана покинула её этим утром дабы поддержать Анджело перед матчем, провалилась в сон, девушка лишь тихо присела на другую сторону кровати, ожидая её пробуждения. Но скоро, сама не имея много сил, повалилась на бок. Прикрыв глаза на миг, нутром она чувствует, как падает в бездонную дыру, а после резко кто-то тянет её вверх, на свет. Очнувшись на голос Одетт и её аккуратные подталкивания по плечу, Роксана широко распахивает глаза и вскакивает с места.

           — Идём? — Тут же спрашивает Одетт шёпотом. Смотрела она на девушку заботливо, но глаза её были усталыми: уголки были розоватыми, а под ними выделялись морщинки. Роксана лишь неловко кивнула, чувствуя как жар прилил к лицу. Всё ещё отмалчиваясь, она потянулась, чуть привставая на носочки, тем самым прогоняя остатки сонливости из тела, и стала потирать глаз кулачком.

           На Одетт де Бланш уже было накинуто светло-серое махровое пальто, а вокруг шеи слабо был завязан шарф. На руке Одетт висело то самое раскинутое на их кровати пальто, что Роксана видела ранее. Только сейчас девушка поняла, что оно было мужское.

           — А это чьё? — резонно поинтересовалась она.

           — Бенджамина, — ответила Одетт. — Я взяла пальто из его комнаты... Ему ведь наверняка холодно, и когда мы его найдём, нам не стоит будет беспокоиться о том, как его согреть. И он наверняка сейчас только в своей ночнушке... или пижаме, — голос у Одетт был слаб, но ещё теплилось в нём ласка и тепло, оставшиеся вместе с надеждой найти Уоллса. — И шарф я тоже взяла, — потише добавила она, поникнув голову да поглаживая чужой «пчелиный» шарф.

           — Продуманно, — только и могла ответить Роксана. С этим они молча вышли за порог своей спальни. Но пока Одетт уже проходила мимо камина, Роксана осталась у двери. — Но я хотела кое-что сказать. — подала девушка голос, после того как чуть-чуть прокашлявшись. Её подруга тут же остановилась и изумлённо на неё посмотрела. Роксана сжала перед собой ладонь, глубоко вздохнула и продолжила, постепенны расправляя пальцы в дальнейшем: — Я хочу извиниться за то, что я сказала ранее. Я обдумала то, о чём я на эмоция тебе накричала и хочу отметить то, в чём я была не права. Первая, самое важная и большая моя ошибка заключается в том, что я вылила на тебя свою злость зная, что тебе было очень плохо долгое время. Тебе больно и сейчас. Известие о пропаже Бенджамина поразило тебя и меня, но в тот момент я больше была зациклена на своих эмоциях... Второе... Вышло так, что я полностью пропустила, проигнорировала или даже забыла всякое упоминание об этой записке, хотя мне явно стоило быть внимательнее... В третьих, мои слова были лицемерны по отношению как к Джилрою, так и к тебе, потому что хоть я и обвинила вас в бездействии, я сама никому не рассказала о записке, когда узнала о ней вчера. Поэтому прости меня. Прости, прости, прости и ещё несколько тысяч раз прости...

           Только девушка начала говорить, как сразу стало легко: Роксане не сложно было признать себя виноватой, такой вот она была. Хоть и на горячую голову может наговорить лишнего, после всегда готова встретиться лицом к лицу с последствиями и принять вину, если такая есть на её счёте.

           — Всё нормально. Ты была права, — не долго думая проговорила Одетт, и, больше не говоря ни слова, просто протянула девушке своя руку. Роксана долго смотрела на раскрытую перед собой ладонь, ведя довольно странную борьбу внутри себя, и всё же жест подобный приняла: неуверенно, протянула и свою руку, потом медленно сжимая чужую ладонь в своей. Одетт мягко улыбнулась и потянула Роксану за собой.

           Проходя в гостиной мимо камина, Ривер обернулась на часы и от увиденного времени разила рот. Задремали они прилично. Можно даже предположить, что довольно скоро и квиддич подойдёт к концу. Одетт же уверенно шла по направлению к выходу и от того Роксана решила, что лучше настрой её подобной находкой не сбивать, и молчаливо шла вместе с ней, крепко держа за руку.

           Несмотря на важную обоим цель найти пропавшего, по коридору девушки шли без какой-то чёткой цели. В ещё полусонливых головах не было ни мысли, с чего можно было начать. Но они продолжали идти. Пока Одетт не остановилась.

           — Роксана, — обернувшись к подруге, начала чуть громче раннего Бланш, — может, заглянем на кухню? — В глазах её блестели беспокойство и материнская опека. — Вдруг он будет голоден, когда мы его найдём? Нужно что-то прихватить на этот случай!

           — Не думаю, что это обязательно, — высказалась Роксана, положив на плечо Одетт свою руку. — Давай сначала сконцентрируемся на его поисках, а потом будем думать, как ему помочь оклематься. Тогда я за чем-нибудь съестным и сбегаю, если ему действительно захочется есть.

           — Да, ты права, — прошептала Одетт и отвела взгляд. Ненадолго замолчав, она чуть живее вполголоса добавила: «У меня всё равно уже при себе есть яблоко». И в подтверждении фрукт этот девушка Роксане показала, достав из кармана.

           В конце концов девушки поднялись на пустынный первый этаж, но снова остановились, и снова по инициативе Одетт.

           — Говоря о записке, — начала она, подобными словами немного встревожив Роксану, — я ведь тебе так и не рассказал, что там было написано.

           — Да, — медлительно произнесла Роксана.

           Одетт отпустила руку девушки, увела взгляд в сторону, сделала глубокий вдох.

           — «Я не помню, что было вчера. И позавчера тоже. То, что было давно — помню хорошо, а сегодняшнее утро — с трудом. Не хочу отправляться в больницу. В магическом мире только одна такая — больница Святого Мунго. В моём мире её называли бы лечебницей, а не больницей, и окажись я там — давали бы мне таблетки для памяти», — начала говорить Одетт, введя Роксану в ступор произнесённым. Потерянный, низкий от переживаний голос отскакивал эхом от стен в одиноком коридоре и от того звучал как приговор в судебном зале. — «С детства мне нравились часы, но своих у меня никогда не было. Однажды я сломал часы отца. Он разозлился на меня, но скоро простил. Мне нравится тиканье часов. Оно меня успокаивает и заставляет думать о важном. Ещё я помню сад, где росли фундук, вишня и сливы. Но я не мог достать их, потому что деревья были слишком высокими и тонкими». — Одетт снова глубоко вздохнула. — «Я хотел достать фрукт с самого верха... Я упал... Я упал, но достал его...»

           Роксана медленно прикрыла от озадаченности рот рукой, ошеломлёнными глазами вглядываясь в бледное лицо Одетт. Но она стояла безупречно ровно, с руками, сжатыми как при молитве, у живота, и с прямым, тонущем в эмоциях взгляде. "Последняя записка Уоллса«... Как же Роксане сейчас хотелось ударить себя по лицу за все на эмоциях сказанные утренние слова.

           — Я перечитывала записку Бенджамина много, очень много раз, поэтому... рассказала, наверно, почти что всё... — вновь разбила тишину своим слабым голосом Одетт. Вечером пятницы она еле сдерживала слёзы, пока читала её раз за разом. Пока кто-то видел в этих словах бред и нытьё о нелёгкой жизни, девушка видела в них мольбу о помощи и признание в одиночестве. Особенно в памяти как клеймом были выжжены последние слова.

           Вяло пожав плечом, Одетт продолжила чуть погодя: «Ему нравились часы... Общие часы у нас только одни».

           — Часовая башня... — промолвила Роксана, чувствуя, как всё внутри выворачивается на изнанку. И как страшно было представить, что чувствовала девушка напротив неё, пересказывая содержимое клочка бумаги. — Потом мы можем посмотреть теплицы, раз он упоминал про сад... Потом можем разделиться: ты пойдёшь дальше осматривать замок, а я — озеро. Ещё лесника спрошу, осматривал ли он уже окрестности леса?

           — Почему ты хочешь пойти к озеру одна?... — шёпотом спросила Одетт.

           — На-... Н-... а... Н-на всякий случай... Так быстрее... — девушка махнула рукой и поспешила отвернуться. Она зашагала в направлении выхода из замка, и только догнавшая и взявшая её под руку Одетт не позволила ей расплакаться.

           Не помня вовсе, как преодолели они расстояние от основной части замка до башни с циферблатом, расположенной на холме, девушки крепко друг к другу прижимались, смотря прямо на пугающую их дверь. А может и того, что там они могли найти.

           От дурных мыслей тряслись поджилки, а в груди очажок трепетал слишком сильно и болезненно; сердце было переполнено страхом и оно ужасно быстро разносило этот страх по венам, от ушей до пят, в висках пульсируя настолько громко, будто пытаясь вовсе вывести разум из строя.

           — Пошли, — сказала Роксана, и вместе с Одетт они зашли в часовую башню, наконец начав свои поиски.

Последнее изменение внесено Qetsäl (Сегодня в 03ч47)


https://i.ibb.co/Ryc06RJ/4ntpdn3y4n37bxsosmem7wcy4nhpdngttoopbxty4gypbpqosmem7wf54g8pdbsozdemomby4n67bxty4n6pbxsos5emmwce4ggnbwf54nhnbwf94gypbpqosueadwcn4napbcsozdeafwccrdem3wfa4gynbwft4n47bp3y4n7pbxstodem7wf54g.png

https://i.ibb.co/sFTJ0W5/1234678.png

Офлайн

#2268 Сегодня в 08ч59

Гвардия Абсента
Mugen
Сподручная Единорогов
Mugen
...
Сообщения: 315

Когтевран, 7 курс
Веймин Хорн Харриет Ариэль Портер
Квиддичное поле ---> Вестибюль Хогвартса. Первый этаж


Волшебник несколько удивился словам госпожи Портер о Запретном лесе, но виду, в целом не подал. Признаться, Веймину иногда свойственно было любопытствовать чем-то опасным, но пока он ни разу не думал отправиться на исследование леса, да еще и в сумерки. Харриет же говорила об этом так просто и непринужденно, и это одновременно и озадачило и слегка повеселило Хорна, хотя в пропаже Уоллса не было абсолютно ничего смешного.
Юноша лишь вдумчиво кивнул, молча принимая точку зрения шестикурсницы, касательно начала поисков, поскольку сам бы он, наверное, все же начал искать издалека. Если Бенджамин пропал давно, то девушка, разумеется, была права: спуститься легче, чем подняться, но если уж хватило сил на это, то наверняка нашлись бы и силы покинуть замок.
Еще Хорн от знакомых слышал о какой-то таинственной записке, которую Уоллс оставил, и с которой была ознакомлена часть студентов. Он, к сожалению, с ее содержанием не был знаком, а ведь это могло помочь в поисках. Только заочно Веймин знал о некоторых деталях послания: например, о том, что хаффлпаффец не уважает больницы и очень много внимания уделяет часам и деревьях. К сожалению, из обрывков слухов сложить картинку бы не удалось, но Вейшенг предположил, что если Уоллс не любит больницы и пишет о деревьях, то, наверное, поспешил бы замок как можно скорее покинуть.
В любом случае, даже если это и было так, то на первом этаже они могли бы найти следы его присутствия или какие-нибудь еще подсказки. А заодно, как Харриет и заметила, обзавестись еще единомышленниками. Однако на ходу Веймин все же поинтересовался у девушки:
— К слову, я вспомнил, что не так давно какой-то студент заявлял недавно, что Бенджамин передал ему какую-то записку. Вы, случаем, не знаете ничего об этом? Наверное, это было бы полезно в поисках, — слова его были расплывчаты и неконкретны, как туманы над гладью Темзы. Когтевранец и сам это понимал. Но он плохо помнил детали этого слуха, поскольку, опять же, мало ими интересовался. Он даже толком не помнил, как узнал о существовании записки: не то в художественной студии услышал обрывок разговора и теперь вспомнил о нем, не то перед каким-то экзаменом или после него ухватил кусочек этой информации.
Когда они добрались до парадной двери, Хорн учтиво пропустил Харриет вперед, а сам вошел следом, осматриваясь. Раз уж они решили начать свои поиски с первого этажа, то Веймин сразу же отмел Большой зал: будь Бенджамин там, то никто бы его не искал. Но вот в комнату приёма, расположенную напротив, волшебник решил полезным заглянуть: ее толком не использовали до тех пор, пока в замок не приезжали новые студенты первокурсники, которые до распределения могли оставить в ней свои чемоданы с вещами.
Сейчас помещение, что закономерно, пустовало. Юноша не планировал задерживаться там, лишь заглянул через дверь, поскольку предполагал, что Уоллс вряд ли бы задержался в подобном месте. Но для собственного спокойствия, должно быть, сунуть туда нос стоило.
— Давайте спустимся вниз? Мне думается, что если бы господин Уоллс задержался на первом этаже, то его бы давно нашли. Я подземелье все-таки побольше интересных мест, где можно спрятаться, если преследуешь такую цель. К тому же, там расположена гостиная Хаффлпаффа, — для Вейшенга расположение гостиной факультета было вещью весьма показательной. Все-таки Бенджамин семь лет провел в этом доме, поэтому если состояние его было далеким от адекватного, он мог инстинктивно податься туда, если уж не броситься прочь из замка.

Последнее изменение внесено Mugen (Сегодня в 09ч00)


https://b.radikal.ru/b13/1809/1c/43245073c2f8.jpg https://b.radikal.ru/b38/1809/43/e4fe013b85f7.jpg https://c.radikal.ru/c43/1809/a2/0a3947e1a648.jpg

Офлайн

Страницы : 1 ... 89 90 91